Личное




Как я оказался на этом предприятии, что .привело меня сюда? Вспоминаю далекую осень 1973 года, перебираю мысленно обстоятельства своей жизни тогда и прихожу к выводу: все решил господин Случай. Но, как остроумно заметил один мыслитель, случайность по-своему тоже закономерна, она подбирается исподволь, назревает из сплетения невидимых факторов и однажды «срабатывает».

Директор предприятия Борис Филиппович БУРМАН
Директор предприятия Борис Филиппович БУРМАН

Я работал на фабрике культбыттоваров главным механиком, и уже тогда мне приходилось по работе встречаться с теплоэнергетиками, например, во время подведения ими теплотрассы к нашему предприятию. Тогда же познакомился с руководителями ОКиТ С. А. Васюком и Л. Д. Буровым. Наше знакомство не прерывалось и позже, когда я перешел с фабрики на предприятие УТОСа. Я был молод, женат, имел ребенка. Семья наша состояла из 7 человек, отец — инвалид войны, без обеих ног, мать не работала, ухаживала за ним. Жили мы хотя и не в обиде, но в большой тесноте в одной квартире.

Однажды С. А. Васюк предложил мне перейти на работу в его Дирекцию ОКиТ и пообещал, что в течение года я получу квартиру. Соблазн был слишком велик, и я согласился. Вот и вся «закономерная случайность», которая привела меня на теплоэнергетическое предприятие. Здесь оформили меня на вакантную должность инженера-строите-ля, работать же направили в цех ремонта оборудования.

Однако в первые месяцы я занимался не ремонтными проблемами, а хозяйственными, устраивал базу цеха на новом месте, организовывал перевозку сюда оборудования, материалов, хлопотал о проведении телефона и т. д. Конечно, старался показать себя с лучшей стороны, как все новички. Сделал все как надо, остался в цехе и зарылся в его проблемы. Руководил цехом тогда В. А. Стрембовский, человек своеобразный и своенравный. Мог он сам работать до седьмого пота, умел других заставить, увлечь, находил общий язык со многими, обладал просто талантом находить и переманивать с других предприятий нужных людей. А мог, когда находила на него туча, размагнититься, делать все спустя рукава, и это тоже передавалось подчиненным. Но в общем мы с ним не конфликтовали, работали дружно, вместе тянули лямку. Искали хороших рабочих, подтягивали тех, что были, старались выжимать из старого оборудования все возможное.

Но для меня работа в этом цехе стала хорошей школой не только потому, что здесь я встретился, ближе сошелся со многими людьми, честными работягами, которые и составили костяк трудового коллектива. Цех стал для меня школой и в том отношении, что через него я лучше познакомился со всем предприятием, с другими службами его, со специфическим производством, которое было для меня внове.

Со временем в цехе начали появляться серьезные новшества. Например, мы не только ремонтировали, но и начали сами изготовлять задвижки, котлы. Не вспомню, чья это была идея, но внедрили прокладывание, скажем, под заасфальтированной улицей труб без ее разрушения, методом «прокола», пробуравливания грунта с помощью специального механического «крота». Был и смех, и грех, когда таким образом пытались проложить трубопровод под улицей Ленина. Плохо рассчитали, и наш «крот» как ушел в землю, так мы его с тех пор и не видели. Позже выполняли такую же работу на ул. Горького, и снова ЧП.

Специалисты водоканала ошиблись в расчетах, и наш «крот» попал ниже необходимого уровня, под центральный водовод, из отверстия хлынула вода, пришлось вызвать аварийную бригаду. В течение полутора суток промучились мы там, разрыли всю улицу. Хотелось как лучше, а получилось... Вот так давалось порой ученье.

Потом мы освоились, «пристрелялись», наши «кроты» работали хорошо, например, когда прокладывался водовод к котельной Шуменского микрорайона. Главное, не скисать от первой неудачи. Не получается сегодня, выйдет завтра, умей увидеть ошибку и не повторить ее. Думай. Вот так мы думали и придумали — изготовили в цехе фрезу, с помощью которой можно было делать врезку в трубопровод под давлением, без его остановки. Кто разбирается в теплотехнике, тот поймет, что это значит. Вернее, что это значило тогда. Да и чему удивляться? Бригады в цехе сформировались хорошие, в них собралось немало толковых рабочих. Обеспечь их только материалами и поставь задание, а дальше только не мешай, они сами все сделают лучшим образом.

Тогда, в середине 70-х, немало внедрялось технических новшеств. Научились и сами изготовлять кое-что из того, что раньше покупали готовое у других. Сейчас мы снова возвращаемся к этому забытому старому — к хозспособу, а тогда поторопились похоронить его.

Наверное, на всю жизнь остался в памяти такой случай. На первом теплопункте в Шуменском микрорайоне под моим руководством монтировали диаэрационную установку. И вдруг на кране сорвался с роликов один строп, и 15-метровая махина весом в две тонны начала валиться прямо на наших рабочих. Слава Богу, упала она все-таки чуть мимо, на пустой овощной ларек, обошлось без жертв. Но за эту минуту я думал, что поседею. Потом мне объявили строгий выговор за плохую организацию работы, но это мелочь, главное, никто не пострадал.

В 1976 году меня назначили начальником отдела снабжения. Уходя из цеха, я мысленно еще раз оглянулся на эти трудные, нервные, беспокойные, но интересные годы, оглянулся и почувствовал, что я на предприятии уже стал, кажется, «своим», т. е. остаюсь надолго. Жаль было покидать коллектив цеха: у нас начали складываться свои традиции, вырабатываться какая-то семейственность. На задачи наваливались вместе, если праздники, то проводили их тоже коллективно, отмечали за одним столом, накрытым прямо в цехе. Если после трудного рабочего дня или недели необходимо было расслабиться, выпустить лишний пар из души, пропустить по рюмке-другой — это тоже делали вместе. Кстати, у ремонтников эта «семейственность» сохраняется и поныне.

Работая в отделе снабжения, а с 1980 года — заместителем директора предприятия, мне приходилось часто контактировать с различными городскими и областными службами, органами, присматриваться к их руководству, что после очень пригодилось. Но главное, я изучил свое предприятие, производство на всех его «этажах», лучше увидел и специфику его механизма, и его слабые и сильные стороны.

И когда с ноября 1996 года мне доверили возглавить коллектив ГКП «Херсонтеплокоммунэнерго», это знание очень помогло сориентироваться, выделить главные звенья, первоочередные задачи. От души желаю всем такой учебы, какую прошел я, словно из начальных классов (я ведь по специальности вовсе не теплотехник) в старшие.

Сегодня настали крутые времена. На подступах к ним мне думалось, что работа у нас стабильна, что наше предприятие имеет для города жизненно важное значение, и поэтому никто не даст, не позволит посадить его, государство ни за что не оставит нас без своей поддержки. Но оно само оказалось в таком тяжелом положении, что вынуждено оставить нас, так сказать, наедине с нашими проблемами. В нынешнем году практически прекращена дотация из госбюджета, кроме льгот и субсидий. Потребители переходят на 100-процентную оплату коммунальных услуг, в т. ч. тепла и горячего водоснабжения, а мы, теплоэнергетики, отныне существуем, работаем только за счет платежей населения.

Это заставило ко многим старым проблемам подходить совершенно по-новому, с учетом существующих реалий. Мы помним свой долг перед городом и горожанами, знаем, что без нас и нашей работы им не выжить. Это обязывает строить саму работу иначе.

Коротко обозначу главное, над чем нам следует работать (и мы уже работаем), на чем необходимо сосредоточиться, на какие рычаги нажимать в первую очередь. В связи с этим скажу: вот когда понадобится огромный опыт, накопленный коллективом предприятия за три десятилетия. В разные пиковые и патовые ситуации попадали мы и умели выбираться из них, решать, казалось, неразрешимые проблемы. Верю, что сумеем найти выходы и сейчас.

У нас один путь — наращивания своего производства, повышения его экономических показателей. По плечу ли это сегодня? Да. Только браться за эту задачу нужно тоже по сегодняшнему. Все работы, для выполнения которых мы до сих пор прибегали к помощи других предприятий и организаций, так как не имели ни лицензий на их проведение, ни достаточно подготовленных кадров, и дорого расплачивались за такую помощь, — работы проектные, наладочные, ремонтно-монтажные и другие, теперь берем в свои руки. За последний год получены необходимые лицензии, в Киеве, Харькове и других городах подготовлены и переподготовлены кадры электросварщиков, инженеров, наладчиков и другие, так что есть кому взяться за дело. Три десятилетия предприятие не имело настоящей материально-технической базы, все не доходили до этого руки, сейчас она создается.

С ростом производства будет расти и трудовой коллектив. Но это в будущем. Сегодня же встал вопрос об упорядочении его численности, чтобы она соответствовала реальному объему производства. С этой целью по нашей просьбе специалисты Института экономики сделали необходимые расчеты.

Вспомним забытый лозунг старых времен «Экономика начинается с экономии». Экономия и учет — два главных рычага в наших руках, и работать ими нужно профессионально, умело, эффективно. От директора до инженера, от мастера до слесаря и оператора котельной, все мы должны учиться считать и учитывать, искать, на чем можно сэкономить материальные и финансовые ресурсы, энергоносители, труд, теплоэнергию. Это не крохоборство, как может некоторым показаться, это черты настоящего хозяина, который умеет и производить, и беречь полученное.

Например, большую экономию должно дать внедрение приборов учета теплоэнергии, новых видов изоляции трубопроводов. Очень сложно сегодня с энергоресурсами. Ставится задача: снизить себестоимость выпускаемой продукции, т. е. тепла, плату взимать только за фактическую подачу теплоэнергии. Мы первыми в Украине начали производить перерасчеты платы за отпущенные услуги, будем продолжать и совершенствовать эту работу. Установлены на котельных и должны устанавливаться у потребителей приборы учета, это поможет в выполнении программы энергосбережения.

И конечно же, продолжать и дальше модернизацию, автоматизацию производства, сокращать аварийность, насколько это в наших силах, ведь значительная часть коммуникаций, особенно в центральной части города, старые, уже отслужившие свою срочную службу, но который год служат «сверхсрочно». Время, в которое живем, условия, в которых работаем, заставляют, требуют: думайте, ищите, экспериментируйте, проверяйте варианты. Есть сторонники модульных, индивидуальных котельных, оборудованных на крышах зданий. Что же, не отказываясь от того, что у нас есть, с чем мы работаем, почему бы не испытать по-настоящему и эти источники тепла? Проверить, что в них перспективного, или же — «много шума из ничего»? В горисполкоме я говорил, что мы готовы создать у себя участок по обслуживанию таких котельных. Готовы, если на это будет добрая воля городского руководства и соответствующее финансирование, построить «крышную» котельную для обслуживания какой-нибудь больницы, и пусть работает. А что лучше, выгодней, надежней и экономичней, покажет время.

Велик творческий потенциал нашего коллектива. И нет сомнения, что он не просто выручит нас в очередной раз, но и позволит прибавить оборотов в работе, поднять ее на качественно более высокий уровень. Ну, и поскольку эта глава книги называется «Личное», то личным мотивом я ее и закончу. Почти случайно пришел я сюда на работу, и обещанную квартиру, кстати, получил лишь 13 лет спустя. Но не случайно я закрепился здесь, потому что со временем понял и почувствовал: все стало для меня на предприятии родным, интересным, притягательным, и я здесь — среди своих. Большая часть моей трудовой деятельности прошла в этом коллективе. Практически, я здесь вырос и закалился как работник, специалист. Много радостных и горестных событий связывало нас. И сейчас, когда так усложнились условия работы, не возникает даже мысли о том, чтобы спасовать, спустить флаг. Напротив, именно теперь какая-то дерзость закипает в сердце, и упрямство, и решимость идти вместе со всеми дальше вперед, искать и находить новые удачные решения проблем, как мы не раз уже это делали. Мы многое смогли, и многое сможем. Я в это верю. Я это знаю.




 

Заглянем в завтра Любимый город может спать спокойно?