Как живете, районы?




«Лицом к лицу лица не разглядеть, — писал Сергей Есенин. — Большое видится на расстояньи». Это верно. На расстоянии лучше видны не только масштаб сделанного, но и цена, которую пришлось за него заплатить, Еще лучше взглянуть на него глазами самих инженеров, мастеров, рабочих, они хорошо знают, как все становилось тем, чем оно есть сегодня.

Речь пойдет о рождении третьего теплоэнергетического района, о его первых шагах.

— Как сейчас вижу начало 1994 года, — вспоминает начальник этого района В. Г. Лукьяненко. — Нарастание кризиса в экономике, нарушение хозяйственных связей между предприятиями, начало массового обнищания значительной части населения, отсюда же — и массовые неплатежи за тепло и другие коммунальные услуги. Покупное тепло (поставщик — «Одессаэнерго»), удельный вес которого составлял до 80%, не отвечало требованиям ни по температуре, ни по давлению в сети. Отсутствие перепадов в давлении теплоносителя исключало возможность поднять температуру в жилых помещениях. Жалобы, возмущения, угрозы... Дверь в мой кабинет не закрывается весь день. А я сижу за столом одетый, в шапке и не снимаю перчаток. Люди зайдут, посмотрят на меня и молча поворачиваются: «О чем говорить, если хозяин тепла сам замерзает?».

Заместитель директора по эксплуатации Михаил Гаврилович РАССОЛОВ проверяет параметры работы котельной Таврического района
Заместитель директора по эксплуатации Михаил Гаврилович РАССОЛОВ проверяет параметры работы котельной Таврического района

Тяжелый был период. Трещали наши головы от дум: да как же выбраться из этих передряг, как согреть тысячи семей, и не на неделю-другую, а обеспечить в их квартирах стабильное, устойчивое тепло? И за какие шиши? Денег от плательщиков поступает все меньше, да и за что им платить — за холод? А нам за какие средства производить для них живительное тепло? Здесь та дурацкая ситуация, когда все правы, и никому от того не легче. Ко всему, еще одна «радость»: плату с потребителей тепла собирали ЖЭКи и значительную часть ее использовали на собственные нужды. Это уже позже мы разобрались с этим вопросом и поставили в нем точку над «i», а тогда терпели, не решались еще подать на обидчиков «на развод».

Но беспокоила и другая проблема, не менее важная, на сей раз наша внутренняя — кадры и дисциплина. Такое было время: кто — в погоне за ускользающим благополучием, кто — в надежде разжиться и поживиться, но многие кинулись в бизнес, довольно смутно представляя себе, что это такое, и ориентируясь на наиболее близкое и понятное — на обыкновенный базар. Помню, чуть, бывало, начнешь прижимать гайки, усилишь требования к подчиненным, выскажешь кому-нибудь претензии, и сразу — «а, на вашу зарплату, да еще при таких требованиях, я чихать хотел, лучше на рынок, в торговлю пойду!». Заявление на стол, и ушел, бросив участок, недоделанную работу, да еще нередко прихватив «на добрую память» кое-что ценное с производства. Было, все было.

В таких условиях начинал я здесь работу. Людей хорошо не знал еще, производство и технологические тонкости его тоже, да и времени на спокойное ученичество не было. Спасло то, что ядро коллектива состояло из порядочных, серьезных людей, которые и задавали тон в массе, и подавали пример, и первыми брались за трудные дела, и увлекали остальных. Имею в виду прежде всего А. А. Гепарда, Л. П. Штанько, Н. М. Иванову и других.

Пришлось проводить должностные перестановки, совмещение обязанностей, поручать людям порой такую работу, которая не соответствовала их должностным функциям. Как временная мера, это нужно было, другого выхода я не видел тогда. Зато знал: эти, именно эти товарищи, коллеги не подведут, сделают, на них всецело можно положиться. И — спрос, спрос о качестве работы, о своевременном ее выполнении. Мы на ходу учились работать не как вчера, а по-новому, как уже нужно было сегодня. И учились также говорить правду в глаза всем: товарищам, руководству своему и высшему. Одни это уже подзабыли, некоторые другие, похоже, и раньше не умели. Мы учились этому, Потому что понимали: слишком серьезное дело возложено на нас, и какие-то должностные игры здесь неуместны.

Думаю, все это сыграло не последнюю роль в том, как серьезно подошли мы и к планированию, и к проведению капитального и текущего ремонта оборудования, коммуникаций, как предусмотрели в планах подготовки к следующему отопительному сезону первоочередные мероприятия, сроки их проведения и ответственных. Вообще подготовка к отопительному сезону в тот год была для меня едва ли не самой тяжелой изо всех. Очень трудно складывались взаимоотношения со службами головного предприятия, я чувствовал с их стороны какое-то к себе недоверие.

Конечно, обидно, да только и их можно было понять. Столько раз уже менялось руководство нашего района, дольше 8-9 месяцев никто из моих предшественников на работе не задерживался. Частыми были и замены мастеров, не говоря уже о текучке среди рабочих. Как и следовало ожидать, люди переносили все это болезненно, настроение соответственно сказывалось и на работе. Возмущались, бывало, ругались друг с другом по делу. А работали все-таки лучше, коллективно находили толковые организационные и технические решения. Правда, не сразу.

Например, участки производственных мастеров были пополнены специалистами контрольно-измерительных приборов и автоматики. Для этого был расформирован специализированный участок электромонтеров по обслуживанию ЦТП и КИПиА. Нам показалось тогда, что так будет лучше. Но, проработав полтора года, мы поняли, увидели, что совершили ошибку, и вернулись к первоначальной схеме.

А вот создание отдельного специализированного участка по обслуживанию и ремонту теплотрасс, инвентаризация электротехнического оборудования на всех производственных объектах района и определение последовательности его ремонта или замены — эти мероприятия сослужили нам хорошую службу.

Благодарен мастерам А. П. Ржанову и А. А. Гепарду за огромную помощь, которую они оказали мне, особенно в первый, самый трудный год. И другие специалисты стали более собранными, исполнительными, заработали с большей ответственностью. Мы поняли сами и свою убежденность сумели передать рабочим: если будем всегда наваливаться на работу дружно, всем миром, если не будем разделять ее демаркационными линиями на «мое» и «не мое», потому что и то, и другое — наше, и мы все в ответе за него, — тогда любые задачи и проблемы для нас разрешимы.

В осенне-зимний сезон 1995-96 гг. мы вошли уже неплохо подготовленными, успели многое сделать. И район работал с минимальным количеством остановок и тоже с минимальным количеством жалоб от жильцов. И это несмотря на то, что покупное тепло от ТЭЦ, особенно на Северном поселке, оставляет желать лучшего.

Однако я увлекся производственными вопросами, а хотел еще сказать о своих товарищах, с кем привык делить и праздники, и будни. Во главе важных участков стают грамотные специалисты. Например, техническую службу района возглавил молодой инженер Вадим Гуда, воспитанник ГКП «Херсонтеплокоммунэнерго». Создан новый участок по капитальному ремонту оборудования и теплотрасс, и руководство им доверено тоже молодому, но уже опытному инженеру Игорю Тищенко. А наши мастера Н. Н. Темный и Л. П. Штанько, сварщик Ю. Г. Михеев, слесари А. В. Новобранец, А. К. Качан, Н. П. Вершина, токарь П. С. Басов?..

Нет, мне определенно повезло, что пришлось работать с такими людьми, вместе с ними решать большие и малые, простые и запутанные проблемы. Впрочем, проблемы — пожалуй, единственное, что у нас не только не в дефиците, но и в переизбытке. В отличие, скажем, от денег, от финансирования. Много интересных идей, предложений рождается, вынашивается в головах наших инженеров, мастеров, да и рабочих, и они так и просятся: реализуйте нас! Увы, детки, — душа жаждет, да карман не велит. Подождите, потерпите, авось и на наших горизонтах распогодится.

И все-таки из трех ТЭРов трудней всего работать второму району, который охватывает и обслуживает центральную часть города. Здесь самый старый жилой фонд, естественно, самые старые по времени и устаревшие по срокам эксплуатации и пригодности теплосети, как, впрочем, и водопроводные, канализационные и другие.

— Значительная часть устаревших сетей — это одна беда наша, — вздыхает начальник района Н. В. Рачков. — Да, у нас чаще, чем где-либо, случаются порывы коммуникаций, другие аварийные ситуации. Другая же сложность та, что центральная часть Херсона густо напичкана различными подземными линиями. Порой невозможно на каком-то участке вскрыть грунт и добраться до повреждения в теплосети без того, чтобы при этом не повредить ненароком кабель связи, водопровод и т. п. Скажу больше: у нас даже нет схем теплотрасс в некоторых старых кварталах, они утеряны, и где тут что проложено, гадай на кофейной гуще. Поэтому вместо экскаватора, который быстро вскрыл бы поврежденный участок нашей сети, вынуждены браться за лопату и копать вручную.

Устарела физически и морально и значительная часть оборудования в котельных и теплопунктах. Срок службы большого котла составляет около 20 лет, малого — 10. А в котельных района можно видеть котлы выпуска еще 1974, 1972 и даже 1970 годов! Давно пора их заменить, но требуются внушительные ассигнования, на которые предприятие пойти пока не может, хотя дирекция и помогает нам в решении этих и других вопросов. В нашем районе ежегодно меняется примерно треть того, что необходимо заменить.

Или возьмите котельную по ул. Карла Маркса, 114. В свое время в ней была внедрена и работала диспетчерская система «Ветер». Хороша она была или несовершенна, не об этом речь, служила как могла. В конце концов ее решили заменить другой, более эффективной. И вот «Ветер» демонтировали, а замену так и не провели, не поставили даже звуковую сигнализацию — не за что было. И теперь не приходится удивляться, что там часто случаются сбои в работе, возникают полуаварийные ситуации.

Николай Васильевич не все рассказал, но и из того, что сообщил, видно, что коллективу этого района приходится особенно несладко. Тем более заслуживает он доброго слова, что и в таких условиях не опускает, не складывает руки, не пасует перед трудностями, делает свое дело. Кое-где вместо трубчатых теплонагревателей поставлены пластинчатые. В порядке выполнения Программы внедрения теплосберегающих технологий в прошлом году поставлены газовые инжекционные горелки ГИГ с автоматикой БАРК. Модернизировано также газовую автоматику АГК-2 на котельной по ул. Пионерской, 3.

— Мы, то есть руководство, специалисты района, — продолжает Н. В. Рачков, — считаем, что как не все то золото, что блестит, так и не всякое новшество непременно лучше старого. Например, я убежден, что от АГК-2 отказываться не следует: если дать ей хорошие запчасти, она может отлично работать, с ее помощью лучше осуществляется технологический контроль за ходом производственного процесса и надежнее — защита людей. В этом мы уже убедились на практике.

Мы понимаем, что руководству ТЭР-2 того, что ему даем, чем помогаем, мало, хочется больше, ему не терпится (как и всем остальным) модернизировать, обновить все оборудование, которое уже отработало свое. Но что поделаешь, от нетерпения пассажиров скорость поезда не увеличится, мы бы и рады «одним махом побивахом», побыстрее насытить все свои производственные объекты совершеннейшим оборудованием, сняв с эксплуатации малопродуктивные и ненадежные в работе котлы, насосы и т. п. Но приходится протягивать ножки по одежке, осуществлять программу технического перевооружения предприятия, исходя из реальных возможностей. Они увеличатся, если будем лучше работать, а лучше сможем работать, если технически перевооружимся, — вот какой замкнутый круг получается. Мы его, конечно, разрываем, постепенно программу перевооружения проводим в жизнь.

И еще хочется сказать слова благодарности работникам центрального района, и вовсе не потому, что на праздники принято говорить друг другу только приятное, а потому, что они заслуживают и внимания, и уважения, что даже в таком сложном переплетении проблем стараются — и небезуспешно — поддерживать на своей территории порядок. Тон в этой работе, как и следовало ожидать, задают кадровые работники.

Таковы операторы 115-й котельной П. И. Степанов и Л. Е. Гринченко. Из этой же славной ветеранской когорты слесарь участка по обслуживанию котельной по ул. К. Маркса, 114 В. М. Ярмаш, который трудится у нас еще с 1970 года, электросварщик А. В. Кадашов и слесарь А. Е. Восколович. В этом же районе операторами работают с начала образования предприятия супруги Коваленко — Василий Иванович и Мелания Григорьевна, о которых уже рассказывалось в начале книги. По 27 лет работают у нас слесарь И. Е. Заика и оператор Б. М. Трескунов и другие. Спасибо им и за труд их честный, беззаветный, и за то, что они хорошие люди, создают и поддерживают вокруг себя атмосферу трудолюбия, уважительного отношения к работе.

Да, нашим рабочим, бригадирам, мастерам нередко приходится попадать в крутые переплеты, перерабатывать, изнуряться над устранением неполадок, которых еще хватает. Но они знают, что город не должен в холодное время года мерзуть, что в квартирах и в больницах, в детсадах и школах — везде должно быть тепло и уютно. Я обращаюсь теперь к читателям — херсонцам, нашим горожанам: вам приходилось, наверное, видеть наших людей в трудных ночных вахтах, в погоду и непогоду у поврежденных теплотрасс и в других «горячих» местах — измотанных, усталых, но — работающих не покладая рук? Если встретите, увидите еще раз, не пройдите мимо, поклонитесь им с благодарностью, ведь они стараются для вас и ваших детей.




 

Что за поворотом? Вам зарплату? Пожалуйста!