«Разрешите дополнить?»




Это просит слова начальник службы учета и сбыта теплоэнергии Людмила Петровна Демьянова. Послушаем ее.

— Я не буду рассказывать, как мы, первые и пока единственные в Украине, расторгали договор с ТЭЦ на реализацию ее тепла, как отчаянно сопротивлялось этому руководство теплоэлектроцентрали, как нам пришлось обращаться даже в арбитражный суд. Он стал на нашу сторону. В самом деле, какой смысл был нам и дальше заниматься, себе же в убыток, реализацией чужой теплоэнергии, когда мы производим свою, причем, намного дешевле? Новый договор предусматривает одну услугу с нашей стороны: предприятие «Херсонтеплокоммунэнерго» за плату лишь транспортирует теплоэнергию ТЭЦ к потребителю через свои теплопункты и теплотрассы. И только.

Об этом довольно, остальное хорошо освещено в предыдущей главе директором предприятия. Но вот о наших взаимоотношениях с ЖЭКами следует кое-что добавить, потому, что в этом вопросе не все точки над «i» поставлены, не во всем достигнуто взаимопонимание.

Те полтора года работы по-новому, когда сбор с населения оплаты теплоэнергии перешел от ЖЭКов к СУСТу, показали следующее. В кассу предприятия потекли живые деньги, значительная часть которых до этого присваивалась жилконторами, так что мы до сих пор не можем вытребовать у них старые долги. Да и что взять с них, когда они сидят на картотеке?

Но, лишившись лакомого куска, руководство ЖЭКов отвечает нам тем, что все свои грехи, упущения, недоработки, на что часто и справедливо жалуются жильцы, сваливает с больной головы на здоровую, т. е. на нас. Мол, холодно в квартирах потому, что теплоэнергетики что-то прошляпили, с них спрашивайте. Так ли на самом деле?

Мы платим ЖЭКам, согласно договору, за обслуживание, поддержание в порядке внутридомовых отопительных систем. Но беда в том, что не все ЖЭКовские мастера и не всегда делают так, чтобы люди в холодное время года получали достаточно тепла. Проверки отдельных жалоб на холод в жилищах показывает: кое-где батареи требуют замены, но их и не думали менять. Перед отопительным сезоном необходимо везде промыть, продуть систему, но это тоже часто не делается в надежде на «авось». И поэтому наше тепло не доходит в отдельные дома и многие квартиры.

Для нас лучше, что работаем теперь непосредственно с потребителями, без посредников. И не с чужих слов знаем, что где делается, а что и почему не делается. Мы заинтересованы в том, чтобы не только исправно получать с потребителей плату за тепло, но и чтобы это тепло дать им, донести в их дома и квартиры, чтобы для этого своевременно были проверены, прочищены, отремонтированы внутри-домовые теплоснабжающие системы. Поэтому тормошим ЖЭКи.

Обмениваясь мнениями, обобщая информацию, которая ежедневно стекается в СУСТ, накапливается в нашей службе, специалисты считают: пока внутридомовые системы теплообеспечения будут в ведении ЖЭКов, проблема тепла в квартирах останется проблемой. Выход? Некоторые предлагают: передать и эти системы нам, чтобы все было в одних руках, у одного хозяина. Да, но для их обслуживания нужна соответствующая материально-техническая база, ведь речь идет не об одном жилом доме. И затем, говорят другие, если встать на такой путь, тогда ЖЭКи станут не нужны. Впору будет ставить вопрос о коренной реорганизации структуры всей жилищно-коммунальной службы.

Теперь вот о чем. Проблемой проблем в работе нашей службы является сокращение, а в идеале — полное погашение задолженности потребителей по оплате за теплообеспечение. Как, с помощью каких рычагов можно воздействовать на неплательщиков, должников с большим стажем? Отключить их от теплоснабжения не можем (имею в виду отдельные семьи), ведь их квартиры находятся в одной системе с теми, кто исправно расплачивается за все услуги. Между тем 65-66% горожан — наших потребителей «ходят» в должниках. Есть квартиросъемщики, задолжавшие за тепло от 1000 до 2000 гривень! Разбираемся с каждым в отдельности. Вот семья безработного, едва сводит концы с концами, вот другая — обоим супругам по несколько месяцев уже не выплачивают зарплату...

Этих по-человечески можно понять, посочувствовать им, хотя нам, конечно, от того не легче, ведь наше предприятие живет, работает, вырабатывает и поставляет потребителям теплоэнергию главным образом на деньги, которые поступают в виде платы от населения. Но есть неплательщики другого сорта. Мы отобрали группу таких, с задолженностью за тепло от 1000 до 2000 гривень, и после неоднократных напоминаний и предупреждений вынуждены были подать на них в суд. Решение суда было в нашу пользу, ответчиков обязали расплатиться с предприятием за оказанные услуги. И что вы думаете? В течение какого-то времени 8 должников из 10 нашли способ погасить свою задолженность, у девятого по частям долг высчитывается из зарплаты... Сейчас «сформировалась» новая такая группа должников, у каждого задолженность по оплате — от 1000 гривень и больше. Снова отправили в каждую такую семью предупреждение-напоминание, а там посмотрим. Конечно, это не дело — каждый раз прибегать к помощи суда. Но как иначе, что другое?..

Предприятия-должники в отопительный период 1997-98 гг. отключены от теплоснабжения полностью. Ну, и что? Ведь мы на этом тоже несем убытки. Только и того, что у предприятий-неплательщиков задолженность не увеличивается дальше, но ведь они ее и не погашают. Палка о двух концах. Как быть?

Не знают выходов из таких патовых ситуаций и наши коллеги из других областей Украины. Приезжали к нам познакомиться с опытом работы теплоэнергетики из Одессы, Кременчуга, Винницы, Черкасс, Полтавы, а наши специалисты с такой же целью ездили во Львов, Ровно, интересовались, как у них дела. Везде примерно одинаково, но у нас то преимущество, что на предприятии «Херсонтеплокоммунэнерго» активней ведутся поиски и пробы новых подходов к старым проблемам. Одна из таких удачных находок, на мой взгляд, — создание СУСТ.




 

Когда разлучаются двое Что за поворотом?