Бойцы невидимого фронта




Продолжая мысли, высказанные в главе о трудовых династиях, хотелось бы оттенить следующее. В мае 1968 года, откуда мы ведем отсчет истории своего предприятия, на нем работало всего 32 человека — 10 ИТР и 22 рабочих. Сегодня нас на «Херсонтеплокоммунэнерго» 967 человек, в том числе 777 рабочих и 190 ИТР. Но не просто в 30 раз количественно увеличился за эти годы коллектив предприятия. В течение трех десятилетий он несколько раз словно рождался заново, и каждый раз становился более "сильным, грамотным, опытным, способным решать такие сложные задачи, о которых нашим пионерам-первопроходцам только мечталось. Потому что сегодняшние квалифицированные рабочие по уровню своей технической подготовки вряд ли уступили бы некоторым инженерам 1968 года. Инженерно-технические же работники ушли сегодня так далеко вперед по сравнению со своими коллегами конца 60-х годов, что можно смело говорить: между ними — эпоха.

Но это нисколько не умаляет заслуг пионеров-основателей. Напротив, убеждает: значит, хорошими, настоящими учителями были они, раз подготовили на свое место таких учеников, раз дело, начатое ими, продолжается теперь так грамотно и с таким размахом. И значит, далее, та династичность, та преемственность традиций, которую выше мы наблюдали на примерах отдельных семей, существует, продолжается и в масштабах всего трудового коллектива. Он — словно огромная семья, в которой живут старшие и младшие, в которой передается от одних к другим лучший производственный и нравственный опыт.

Да, мы не с бору по сосенке, не большая толпа случайных людей, мы — коллектив, который живет и действует по своим внутренним законам.

Для сравнения представьте наш земной шар. Центр его — горячее ядро. Вокруг него, словно вокруг мощного магнитного сердечника, формируется, притягивается и прочно удерживается все «металлическое», т. настоящее, ценное, жизнедеятельное, и напротив, отталкивается все случайное, мимолетное, все «неметаллическое». Силовое поле ядра влияет на поведение всех поверхностных слоев и отдельных частиц, намагничивает их, заряжает своей энергией, невидимо, но сильно влияет на их жизнь и работу.

Конечно, всякая аналогия хромает, и, тем не менее, вот примерная картина, модель нашего коллектива.

Благотворное влияние «тяготения» я почувствовал с первых дней работы здесь, тогда же по невидимым, но отчетливым признакам догадался и о существовании магнитного ядра. Так помогает сила этого тяготения в работе; без него многое выглядело бы совершенно иначе, а весь коллектив и каждое его структурное подразделение, наверное, работали бы не так продуктивно, преемственность поколений выражалась бы не столь очевидно.

Особенность нашей работы заключается в том, что она, во-первых (прибегаю снова к сравнению), похожа на непрерывную пульсацию кровеносных сосудов в живом организме. Прекратится ток живой крови, остановится и жизнь. Во-вторых, подобно движению крови по сосудам тела, работа теплокоммунэнергетиков так же незаметна для внешнего взгляда. Для десятков и сотен тысяч людей, чьи квартиры питаются, согреваются нашим теплом, мы словно бойцы невидимого фронта. Нашу работу не замечают, воспринимают как норму, пока она в силу каких-то причин не прерывается. А за норму благодарить не принято. О нас вспоминают и нас поминают «незлым, тихим словом» (увы, если бы так!) лишь тогда, когда в системе теплообеспечения вдруг возникают сбои, наступает перерыв. И сердито, грозно, негодующе сыпятся тогда телефонные звонки: «Где вы там? Сякие-такие, что вы себе думаете?! Чем вы занимаетесь?..»

Чем же вы, действительно, занимаетесь, и что вы себе думаете, друзья-товарищи? Отвлекитесь ненадолго от своей будничной, повседневной работы, покажитесь среднестатистическому гражданину, для блага которого стараетесь дни и ночи, пусть познакомится с вами ближе.

Начните хотя бы вы, Алексей Анатольевич (обращаюсь к мастеру Таврической котельной А. А. Гепарду). Вспомните, как строилась, монтировалась она, какой большой вклад внес в эту работу заместитель главного инженера, ныне покойный Д. Б. Микитянский. Как в 1990 году в штат котельной были включены первые слесари котлового оборудования А. С. Салазкин и В. Е. Ежов, а вас назначили мастером. Вспомните пуск ГВС и отопления во втором Таврическом микрорайоне и первую, в ноябре 1991 года, аварию. Нет, вашей вины не было, авария произошла по другой причине. Из-за неверных расчетов трубопровод был сорван с опор, вырвало компенсатор. Вспомните, Алексей Анатольевич, расскажите, как в течение 12 часов, стоя по колено, а то и до пояса в ледяной воде, работала аварийная бригада, как удалось в таких условиях произвести стяжку компенсатора, и жители микрорайона вскоре получили устойчивую подачу и горячей воды, и тепла в свои квартиры. Не припоминается ли вам, услышали вы тогда от кого-нибудь из них слова благодарности? Нет? Такова наша работа: четкость ее воспринимается как норма, а за нее, повторяю, у нас не привыкли благодарить. Жаль. Потому что как настоящую цену меда знает лишь труженица-пчела, так и истинную цену тепла в квартирах знают только те, кто его производит и доставляет на место потребления. Чего это им стоит, со стороны, конечно, не видно.

А что знают горожане, работающие и проживающие на Северном поселке в районе больниц, о мастере первого участка Н. Н. Темном и его товарищах? Тоже ничего? А жаль. Николай Николаевич — личность незаурядная, яркая. «На работе как дома: в ней каждый день участвуют не только наши головы и руки, но и души», — говорит он.

Четверть века назад 15-летним подростком привел Николая Темного сюда муж его сестры С. А. Арзамасцев, который работал тогда наладчиком газовой автоматики. А дальше у парня пошло все прямой дорогой: ученик слесаря, слесарь, заочная учеба в политехникуме, и вот уже десять лет работает он мастером участка. Здесь трудилась одно время оператором ЦТП его мать Надежда Михайловна, сейчас работают сестра Людмила — оператор котельной и его сын Евгений, которого отец привел в свой коллектив после окончания школы. Евгений стал электрослесарем.

— Наша работа, хотя многим со стороны и не видна, — говорит Николай Николаевич, — это хорошее испытание для каждого. И не все его выдерживают. Происходит жесткий отбор: серьезные люди, которые знают долг, остаются, а случайные, искатели только сиюминутной выгоды, отсеиваются. Зато с теми товарищами, с которыми я сейчас работаю бок о бок уже не один год: со слесарями Анатолием Качаном, Сергеем Ворхолой, Василием Брониковым, Николаем Вершиной и другими — честное слово, в любую разведку готов пойти, без колебаний на любой передней линии стану. Потому что они настоящие и надежны во всем — в дружбе, в работе, в жизни. Те, которые красят собой и работу, и место, и саму жизнь.

Вряд ли жители Шуменского микрорайона, в чьи квартиры подается тепло из шести теплопунктов, обслуживаемых оператором В. М. Хлевным, знают, какую нагрузку приходится выдерживать каждую смену этому рабочему. В любую погоду он круг за кругом обходит свои теплопункты, проверяет, убеждается, что все работает исправно. Каждый такой маршрут по кольцу протяженностью 4 километра. Напарником, сменщиком у В. М. Хлевного работает А. П. Жигульский. Просто, без расчета на чью-то благодарность (хотя были бы искренне рады ей), без надежд на награды делают эти скромные, работящие люди свое дело. Все же, дорогие горожане, вспомните когда-нибудь и их добрым, благодарным словом. Поверьте, они его заслужили.

С таким предложением адресуюсь и к жителям микрорайона, прилегающего к теплопункту № 39 по ул. Красностуденческой, 32а. Там работает машинистом наш ветеран Д. А. Финьков с товарищами. Ни разу по их вине не прерывалась подача населению тепла. Так же, как и отец, добросовестно работает электриком в аварийно-диспетчерской службе его сын Виктор. Честные, беззаветные труженики, тоже из тех, о ком полушутя говорят: бойцы невидимого фронта. Однако видимый и ощутимый результат их работы — многим херсонским семьям от нее теплее в буквальном смысле слова.

Так вот, дорогие читатели, — люди, о которых рассказывалось в этой и предыдущих главах, и еще многие другие подобные им и составляют здоровое, крепкое ядро нашего коллектива, этакий его магнитный сердечник. Именно они создают силовое поле, задают тон в жизни и работе трудового коллектива, определяют его лицо, его силу, аккумулирует в себе и невидимо, но ощутимо излучают энергию действия.

Надеюсь, я хотя бы немного приоткрыл перед горожанами занавес, показал им, чем занимаются теплоэнергетики для того, чтобы не возникало аварийных ситуаций, перебоев с подачей тепла в квартиры и детские садики, в больницы и школы, и «что они себе думают», когда такие ситуации все же вдруг непредвиденно случаются. Невидимые вам, они находятся на своем посту, заботятся о вас, тоже для них в большинстве не знакомых, но близких людях, потому что мы все жители одного города, связаны друг с другом многими нитями, зависим друг от друга. Потому, наконец, что мы с вами в общем неплохие люди. Давайте же превыше всего ценить и беречь эту человеческую «хорошесть» в себе и в других. И тогда многие проблемы в городе будут решаться и быстрее, и лучше.




 

Династический вопрос Если не мы, то кто же?