Трудовая эстафета поколений




ЕСЛИ ТЫ КОММУНИСТ

Проходит три, пять, десять лет, а человек все в той же бригаде и на той же работе. Вроде бы никакого роста. Но сколько за это время произошло перемен на производстве, и сколько требуется новых душевных сил, новых знаний, чтобы справляться сегодня со старой должностью. Токаря первого механосборочного цеха Василия Емельяновича Бондарчука беспокоило: как вывести из прорыва свой участок, который часто лихорадила штурмовщина? Был он партгрупоргом и вопрос этот поставил на собрании коммунистов. Решил поспорить с теми, кто мирился с отставанием:

— У нас на участке лишь шестеро коммунистов. Но ведь дело не в числе. Все зависит от нашей инициативы, настойчивости.

— Номенклатура большая, — сетовали товарищи. — Сотни деталей и узлов приходится делать каждому — в глазах рябит от наименований. Не успеешь приспособиться к одной детали, как уже надо браться за другую, третью.

— Давайте возьмем курс на специализацию участка, — подал мысль наладчик Виктор Иванов.

Решили испробовать. В считанные дни производительность резко поднялась. Все стали заниматься строго определенным кругом операций, легче стало подбирать и видоизменять оснастку, о браке и разговоры утихли, потому что по любому изъяну теперь можно было определить его автора.

И все же некоторые рабочие еще не справлялись с заданиями, звучали обиды, что вот, мол, соседу досталась работа более легкая и более выгодная. Немало было споров, пока не пришли к выводу, что нужно создать на близких друг другу операциях бригады, работающие на единый наряд.

Особую заботу проявили коммунисты участка о повышении мастерства молодых рабочих, закрепили за ними наставников. Под их руководством фрезеровщица Валентина Винарская и сверловщица Мария Гончарова повысили разряды, овладели методами скоростной обработки металла и выполнили задание девятой пятилетки за четыре года. Среди передовиков все чаще назывались имена ничем не приметных ранее сверловщицы Лидии Лыжиной, токаря Любови Бузыкиной, фрезеровщицы Надежды Пивоваровой. С ростом рабочей квалификации повысилось качество продукции. Токари-револьверщики Мария Якимова, Екатерина Малиновская, Анна Лаврушина, а за ними и еще сорок рабочих получили право ставить на свою продукцию собственное клеймо. Если кто-то не сумел с первого предъявления сдать детали отделу технического контроля, сразу же выясняли причины. На рабочем месте, в присутствии представителей различных служб разбирались взаимные претензии, принимались решения.

Коммунисты заботились о повышении квалификации рабочих, их политическом, экономическом образовании. И сами показывали в этом пример. Половина коммунистов участка окончила вечерний машиностроительный техникум, а партгрупорг поступил учиться в технологический институт.

Душевное горение, искру которого зажгла партгруппа, охватило весь коллектив цеха. Его успехи были бы немыслимы без повседневной, кропотливой работы всех восьми партгрупп, которые возглавляет Анатолий Васильевич Новиченко. В десятый раз подряд избирают его коммунисты секретарем цеховой парторганизации. Как и партгрупорг В. Е. Бондарчук, Анатолий Васильевич, оставаясь длительное время на посту партийного вожака, рос творчески. И он прошел путь от ученика до первоклассного слесаря, помогая росту своих товарищей, активно участвуя в общественной жизни. Был делегатом многих районных, городских, областных партконференций, XXIV съезда Компартии Украины. Когда в 1966 году его впервые избрали секретарем цеховой парторганизации, многие рабочие не выполняли сменные задания. А уже через год в коллективе не было ни одного отстающего. Заслуга в этом парторганизации. Пример коммунистов вдохновлял участников соревнования. Член цехового партбюро токарь Владимир Прокофьевич Гавановский личный план восьмой пятилетки выполнил за три года. А токарь коммунист Иван Кононович Хараим отличился в девятой пятилетке, выполнив ее задание за два с половиной года.

Всего одна партийная организация из многих в коллективах заводских цехов. Но в ее делах отразилась, как в капле воды, роль коммунистов предприятия. В читальном зале заводского Дома политического просвещения висят две диаграммы. Одна показывает количественный рост парторганизации предприятия, а вторая — неуклонное увеличение производственных темпов коллектива. Обе они взаимосвязаны, потому что успех зависит от силы партийного влияния. Считанное число коммунистов было на заводе в первые послевоенные годы. Более тысячи их работают сейчас в 30 парторганизациях цехов и отделов. 73 партгруппы действуют на участках.

В ноябре 1975 года партийному комитету завода предоставлены права райкома.

 

НОВАТОРЫ

Василия Ивановича Вороненко иногда с уважением называют слесарем-инженером. Профессии такой нет, конечно. Но не зря при обсуждении сложных технических проблем, которые никак не поддаются решению, нередко ведущие специалисты обращаются за помощью к Василию Ивановичу.

Жизнь у него сложилась так, что учиться было трудно. Война прервала учебу в школе, а после службы в армии, уже работая на заводе, окончил «вечерку». Но многого стоят его усидчивое самообразование, огромный производственный опыт и золотые руки.

— Василий Иванович из разряда мастеров, способных подковать блоху,— с гордостью говорят его многочисленные друзья.

Начинал он трудовой путь с, казалось бы, самого скучного в механосборочном цехе дела — ручной притирки пробковых кранов для локомобилей. Работа монотонная, а он сделал ее творческой. Бывало, нанесет пасту и трет до седьмого пота. Попробует кран... а он течет. И начинает все сначала. Как и у других притирщиков, выработка у него была низкой и удельный вес бракованных деталей большим. И вдруг за смену Василий Иванович дает шесть норм!

На детали, изготовленные слесарем Вороненко, котролеры с усмешкой поглядели, как на гору брака. А он им вполне серьезно и уверенно: «Притирка идеальная, и потому абсолютную плотность гарантирую. Можете проверить даже под гораздо большим давлением». Краны выдержали все экзамены. Удивила тогда всех сложность собственноручно изготовленного рабочим приспособления. Василия Ивановича сразу же перевели слесарем-инструментальщиком на участок подготовки производства в новый комбайносборочный цех. Здесь был большой простор для новаторской деятельности.

Инженеры, конструкторы занимались наладкой, доводкой технологического взаимодействия разных узлов нового кукурузоуборочного комбайна. А слесарь взялся за «мелочи», видя явное отставание в оснастке. И к началу массового изготовления комбайнов дал сборщикам такой гайковерт, который в десятки раз ускорил их работу. Отпала необходимость брать в руки ключи, бесконечно закручивать тысячи и тысячи гаек. Достаточно приставить к нужному месту похожий на врубовую машину автомат, нажать рычаг, и в долю секунды любая деталь уже как приваренная. Усовершенствование сразу же заинтересовало и столичных конструкторов, а вскоре оно стало обычным на многих машиностроительных заводах.

Работу по подаче труб на участке комплектации транспортных средств поручали только силачам. Многометровые, тяжелые трубы приходилось подавать на конвейер вручную. Участок постоянно считался авральным, и туда часто направлялись бригады подсобников из других цехов. Слесаря Вороненко заинтересовала эта проблема. Сначала он сам попробовал носить трубы, внимательно присматриваясь к действиям напарников. Часами находился в разных цехах, выискивая механизмы, выполнявшие аналогичную работу. Через несколько месяцев появилась идея.

Зато была она всесторонне обдуманной, неоспоримой, и на воплощение ее не требовалось много времени. По заводу немедленно был издан приказ о создании специальной технической группы, в которую, кроме Василия Ивановича, вошли инженеры Б. Д. Шеховцев, А. Н. Ходарковский. Затем к ним присоединились мастер Александр Пуля, токари Виталий Ванько, Григорий Рудый, электрики Леонид Водовозов, Николай Клименко, слесарь Александр Пуляев.

— Когда меня, инженера-конструктора, назначили в помощники слесарю, я даже возмутился,— вспоминает Борис Дмитриевич Шеховцев.— Как это, мол, так? Теперь об этом стыдно и говорить.

Работала группа неутомимо и в будни и в выходные дни. Наконец устройство стало на прочный бетонный фундамент. Стропальщик нажал послушную педаль, автоматическая «рука» взяла с подающего транспорта трубу, сжала ее стальными «пальцами» и уверенно перенесла на конвейер. И так одна труба, вторая, пятая, десятая, сотая... Система действовала четко и безотказно. А рядом заработал еще один похожий автомат —- уже для съема труб после их покраски.

В комбайносборочный цех для знакомства с опытом новатора приходят делегации с других заводов. Что в первую очередь показать гостям? Приспособления для очистки покрасочных ванн или для навески деталей, для прокрутки редукторов или целую поточную линию для их сборки? Огромный цех превратился как бы в выставочный зал творческих достижений талантливого рационализатора, а он в нем стал своего рода экскурсоводом. Лишь в девятой пятилетке В. И. Вороненко внедрил 52 ценных предложения.

Ощутимый вклад в рационализаторскую работу вносят и его коллеги по участку слесарь Николай Пузанов, мастер, председатель цехового совета ВОИР Александр Пуля, технолог Борис Бондаренко.

Около тысячи рационализаторов работают в разных цехах. Среднегодовой эффект от их новшеств уже достиг почти миллиона рублей. Василию Ивановичу Вороненко присвоено звание «Лучший рационализатор завода». Предприятие на протяжении нескольких лет удерживает завоеванное переходящее Красное знамя областного совета Всесоюзной организации изобретателей и рационализаторов за успехи в творчестве умельцев.

 

ГОРДОЕ ИМЯ — НАСТАВНИК

Умение читать чертежи так же обязательно для токаря или слесаря, как для музыканта ноты. Но даже не каждый пианист или скрипач, поглядев в ноты, почувствует всю симфонию. А вот слесарю Сергею Евгеньевичу Дорошенко достаточно вникнуть в чертежи, чтобы увидеть уже готовую деталь с ее поясками, резьбой, углами. За это очень уважают его самые квалифицированные мастера инструментального цеха. Среди молодых рабочих он пользуется авторитетом как внимательный учитель. У него особое умение передавать другим свой опыт, поддержать человека не только в работе, но и в жизни. Все, кого заводской отдел кадров направляет в «школу Дорошенко», быстро становятся квалифицированными слесарями, токарями или фрезеровщиками. И обязательно повышают свои знания.

Николай Щербина пришел в бригаду учеником. Настало время, и он получил самый высокий разряд, потом окончил машиностроительный техникум и стал работать конструктором в отделе главного технолога.

Трудно давались первые шаги на производстве Анатолию Вячеславову. Сергей Евгеньевич объяснил ему причину: чертежи не понимает, потому что за плечами всего лишь семилетка. А в токарном деле нужно хорошо знать формулы, уметь делать расчеты. Без отрыва от производства Анатолий окончил вечернюю среднюю школу, и теперь Сергей Евгеньевич доверяет ему самые сложные работы.

В этом доверии к новичку — «секрет» педагогической методики Дорошенко.

Комсомолец Владимир Баденко слесарное дело знал, казалось ему, неплохо. Еще до призыва в армию осваивал эту профессию Придя на завод, попросился на участок горячей штамповки. Друзья предупреждали: зря выбрал такое сложное дело. Долго осваивать будешь, пока допустят к настоящей работе. И очень удивился парень, когда Сергей Евгеньевич сразу же поручил ему изготовление резьбы во вставках. Бригадир лишь мельком сказал, что и как надо сделать, и даже не наблюдал за ходом исполнения, сославшись на чрезмерную занятость другими делами. Вернулся, когда Баденко, уже зная, что «загнал» форму, стоял с виновато опущенными руками, боясь смотреть в глаза Сергею Евгеньевичу. А тот сделал замеры и, словно ничего не заметив, сказал:

— Сразу вижу слесарный почерк.

— Так брак же у меня получился, Сергей Евгеньевич! Резьба вышла не полного профиля.

— Без нее, конечно, штамп — не штамп. Но главное то, что сам это видишь. Значит, в следующий раз все у тебя будет, как надо.

— А разве доверите мне снова такую работу?

— Доверю. Умение у тебя есть. Уверенности не хватает, — ответил бригадир.

Уже вторую деталь Владимир сделал безупречно.

Знакомство со своими будущими воспитанниками Дорошенко начинает обычно не у станка, а в рабочем общежитии, в библиотеке, в заводском клубе. Часто бригада в полном своем составе отправляется в кино, театр, на стадион. А на проводимые Сергеем Евгеньевичем обсуждения лучших книг советских писателей собираются многие рабочие со всего завода.

И на занятия в технологический институт ходят вместе. Потому что учатся в нем и сам Дорошенко, и почти половина членов бригады.

На заводе сейчас более трехсот наставников. Их роль в воспитании кадров огромна. Многие молодые люди нашли свою дорогу в жизни благодаря таким наставникам, как кавалер ордена Ленина коммунист Сергей Евгеньевич Дорошенко.

 

СЛАВНЫЕ ДИНАСТИИ

Рассказывать о рабочей семье Гузейко — это значит повторять всю историю завода.

Егор Иванович закладывал первые камни в здании завода, почти полвека строил и расширял его цеха. Начал здесь трудовой путь, когда все делалось вручную, а закончил когда никого уже не удивляли автоматы. После гражданской войны Егор Иванович вернулся на завод не один, а привел себе в помощники сына Михаила.

Михаил Егорович, как и отец, тоже почти полвека проработал в ремонтно-строительном цехе столяром. В его трудовой книжке оцна-единственная запись о приеме на работу. А остальные — о повышении в должности: «перевести бригадиром... мастером... прорабом». Та часть трудовой книжки, куда вносят поощрения, вся густо исписана и даже имеет приложения. Когда коллектив провожал одного из первых своих стахановцев, ударника коммунистического труда на пенсию, администрация вручила ему как лучший подарок его трудовую книжку.

Уже несколько лет Михаил Егорович на заслуженном отдыхе, но в список ремонтно-строительного цеха внесен навечно как почетный столяр, на которого надо равняться другим. Для коллектива стало правилом ежедневно выполнять за него хотя бы одну дополнительную норму. Когда Михаил Егорович приходит в гости, обязательно спрашивает с веселой улыбкой старых и новых друзей: «Ну как, ребята, движется мой план?»

Бывает Михаил Егорович на заводе часто и обходит многие участки, потому что везде у него здесь, можно сказать, «процветает семейственность», в самом хорошем — рабочем смысле.

Старший из сыновей — Николай Михайлович поступил в ремонтно-механический цех вскоре после Великой Отечественной войны учеником фрезеровщика, стал высококвалифицированным зуборезчиком, а потом овладел искусством работы и на других сложных станках. При создании цеха механизации и автоматизации умелого и старательного мастера без раздумий направили на этот важный участок. Теперь он там лучший координатчик-разметчик. Управляет «станком станков», как называют в цехе его рабочее место по изготовлению самого сложного оборудования. Такое дело, естественно, доверишь не каждому. Вот, к примеру, идет обточка массивной заготовки 12-шпиндель-ной коробки будущего агрегатного станка. Обрабатываются сразу несколько позиций с точностью до микрона. Чистота работы у Николая Михайловича безупречна и гарантирует он ее без проверки ОТК, уверенно ставя на каждом своем изделии личное клеймо. С одинаковым успехом может работать на зуборезных, шлифовальных, токарных, строгальных и протяжных станках. Он одним из первых в цехе удостоен звания ударника коммунистического труда, девятую пятилетку выполнил за четыре года, избран профгрупоргом и членом цехкома. Это по его инициативе на всем заводе развернулось соревнование за овладение смежными профессиями и за многостаночное обслуживание.

Жена Николая Михайловича — Валентина Васильевна — зуборезчица в ремонтном цехе, тоже опытный мастер, без отрыва от производства окончила машиностроительный техникум. Скоро получит диплом техника и их дочь Виктория, твердо решившая пополнить фамильное представительство на заводе.

В том же ремонтном цехе работает и младшая сестра Николая Михайловича — Валентина Михайловна. А руководит бригадой, в которую она входит, ее муж Николай Алексеевич Кожушко, секретарь цеховой партийной организации.

— Из-за этого был как-то даже семейный спор, — улыбается Николай Алексеевич. — Обиделась на меня Валя за то, что дома я к ней на «ты», а в цехе на «вы» и будто бы требую с нее на работе строже, чем с других. Сгоряча намеревалась даже подать заявление о переводе на другой участок. «Ну и пиши,— пошутил я, — а только на какой именно участок? На второй или на третий? Но и там ведь немало родственников».

Славных рабочих династий на заводе много. И число их полнится. Такими людьми, например, как братья Александр и Виталий Романенко. Пришли они в инструментальный цех почти одновременно. Первый из них вступил здесь в партию, второй— в комсомол. А в один и тот же цех пошли трудиться специально, чтобы соревноваться друг с другом. Оба они обязались выполнить задания десятой пятилетки за четыре года.

Уже тридцать лет спешат вместе к заводской проходной Александр Дмитриевич Зуб и его жена Вера Львовна. Он — электросварщик цеха механизации и автоматизации, а она — оператор энергосилового цеха. После окончания средней школы стал электриком гальванотермического цеха их сын Владимир. Но сейчас Владимир служит в Советской Армии. Командование части прислало родителям благодарность за то, что воспитали такого хорошего сына, ставшего отличником боевой и политической подготовки. А Владимир мечтает в своих письмах, как после службы снова будут ходить они на завод втроем.




 

Дождь по заказу Трудовая эстафета поколений (ч.2)