Союз серпа и молота (ч.2)




В феврале 1924 года завод был подчинен всесоюзному объединению «Главметалл» и впервые начал работать по единому государственному производственному плану. Количество рабочих увеличилось до 500. Уже через год стоимость выпущенной ими продукции возросла вдвое.

К концу 1925 года рабочий класс и трудовое крестьянство Советского Союза без помощи извне уже в основном восстановили разрушенные за период империалистической и гражданской войн промышленность и сельское хозяйство. Значительно улучшилось материальное положение трудящихся, теснее становился союз рабочего класса и крестьянства. Но борьба между утверждавшимся социализмом и остатками капитализма подчас приобретала острые формы. Решался вопрос: «кто-кого?».

XIV съезд ВКП(б), состоявшийся в декабре 1925 года, определил важнейшие направления деятельности партии, которые стали поворотным моментом в развитии страны.

Для достижения полной победы партия взяла курс на индустриализацию страны с тем, чтобы на основе неуклонного роста крупной машинной промышленности обеспечить затем и осуществление социалистического переустройства на селе.

— Задача была нам настолько ясной и понятной, — вспоминает один из первых коммунистов завода Сергей Иванович Шепель, — что на собрании заводской парторганизации при обсуждении решений XIV съезда ВКП(б) все коммунисты вели речь только о том, что надо сделать для скорейшего достижения намеченной цели. В каждом выступлении чувствовался острый, самокритичный и в то же время строгий хозяйский подход к делу. Ведь завод уже по своей мощности превзошел довоенный уровень, но это еще было предприятие старого типа — с тесными, низкими и полутемными помещениями цехов, где находилось примитивное оборудование и в немалой степени использовался ручной труд. Партийные, профсоюзные и комсомольские собрания машиностроителей выносили тогда очень похожие по содержанию решения. Они выражали общую заботу коллектива о том, чтобы превратить завод в образцовое советское предприятие, с высокой организацией труда и культурой производства, способное осваивать гораздо более совершенные типы сельскохозяйственных машин.

Реконструкция завода велась без малейшего замедления производства. Наоборот, оно даже увеличивалось, хотя новые станки нередко приходилось использовать в еще недостроенных цехах. Потребность в сельскохозяйственной технике быстро росла. В начале 1926 года коллективу было поручено изготовить ее на миллион рублей, но не успел он справиться с этим заданием, как поступил еще вдвое больший заказ. К наступлению уборочной кампании предстояло выпустить, кроме значительного количества недавно освоенных сеялок, 18 тысяч жаток-лобогреек.

В то время это составляло четверть всей потребности страны в таких машинах. Вот несколько ярких примеров высоких темпов развития производства в период после восстановления завода с 1922 до 1927 года.

Количество действующих станков увеличилось с 37 до 297, число рабочих превысило тысячу. Вначале основной «механической силой» в цехах были выпускаемые самим же заводом нефтяные двигатели. Теперь мощности возросли в 11 раз за счет перехода на использование электрической энергии. Площадь цехов расширилась с 1055 до 4125 квадратных метров. В 5—6 раз возросла производительность труда.

Сохранились интересные свидетельства ударной работы коллектива в эти годы. Ознакомившись с экономическими показателями работы предприятия за 1926 год, руководители «Главметалла» попросили объяснить, каким образом завод им. Петровского смог обогнать своего собрата — запорожский завод «Коммунар», который, будучи специализированным предприятием, находился в более выгодном положении. Ответ директора И. Г. Дечева краток, но выразителен: «Наш коллектив горяч, любит свое дело, и резко увеличенный план нас даже обрадовал».

Это были не пустые слова. В 1927 году завод выпустил 34 тысячи жаток-лобогреек, их получили коллективные хозяйства различных районов не только Украины, но даже Сибири, Поволжья. Перевыполнение плана позволило сделать значительные отчисления для дальнейшей реконструкции предприятия. За счет собственных средств был расширен литейный цех и в нем внедрена механическая подача чугуна и кокса в вагранки. В обрубном отделении появились мощные пылесосы. Введены в строй новые кузнечный и столярный цеха, причем на строительство была израсходована лишь четвертая часть средств, предназначенных на капитальные вложения. Основная же часть денег ушла на приобретение нового пресса, ковочных машин, болторезных, волочильных, формовочных, гаечных станков, бормашины, обрубных барабанов, подъемников, механического молота. Многие работы выполнялись на общественных началах. Например, когда возникли трудности с отгрузкой готовой продукции, коллектив провел несколько субботников на строительстве пакгауза и железнодорожной ветки от станции.

В 1927 году при заводе открылась школа ФЗО. Она была рассчитана на 90 учащихся, размещалась в небольшом и неприспособленном помещении. Над нею взяла шефство комсомольская организация. Преподавателями были направлены лучшие производственники-коммунисты.

Необычно выглядели учащиеся этой школы. Здесь можно было увидеть и подростка, еще намечавшего для себя трудовой путь, и старого кадрового рабочего, желавшего усовершенствовать квалификацию. Юноши и девушки учились днем, а кадровики после рабочего дня. При первом выпуске одинаково были оценены успехи и комсомолки Анны Френклах, получившей направление рядовой стержневщицей в литейный цех, и Сергея Ивановича Шепеля, который начал трудиться на заводе еще в 1908 году слесарем. После учебы он стал бригадиром, мастером, старшим мастером.

С 1 апреля 1928 года по решению Украинского Совета Народного Хозяйства завод был включен в систему республиканского треста сельскохозяйственного машиностроения. Улучшилось планирование, снабжение и благодаря этому повысилась производительность труда.

28 мая 1928 года вышел первый номер заводской многотиражной газеты «Петровец», которая стала активным помощником администрации и партийной организации во всех мероприятиях.

Новый трудовой подъем вызвали на заводе решения XVI партийной конференции, состоявшейся в апреле 1929 года. На ней партия приняла первый пятилетний план развития народного хозяйства, главной задачей которого являлось создание такой индустрии, которая была бы способной технически перевооружить все отрасли, в том числе и сельское хозяйство. Конференция приняла обращение ко всем трудящимся о развертывании социалистического соревнования.

Первым по-деловому ответил на этот призыв коллектив сборочного цеха. Брошенный здесь передовыми рабочими И. М. Жуковым, И. С. Каличенко, Я. И. Куртиным и М. П. Морозенко клич ежедневно и каждому перевыполнять сменные задания охватил всех машиностроителей, перерос в широко развернувшееся среди них соревнование под девизом: «Пятилетку — в четыре года!». Инициатива встретила горячую поддержку на всех предприятиях города. К зачинателям почина часто приходили делегации с других предприятий для обмена опытом.

Уже в мае—июне сборщики дополнительно выдавали за смену по 40—50 лобогреек и еще большее количество сеялок, борон. Кузнец В. П. Трунин, формовщица Ю. Г. Приймак и стержневщица К. Е. Емец довели дневную выработку до 130—140 процентов. Их имена часто заносились на общезаводскую Красную доску ударников. Потом, когда она стала уже тесной из-за неуклонно растущего числа передовиков, такие же «Щиты славы» появились во всех цехах. А рядом висели черные доски, где называли тех, кто еще проявлял несознательное отношение к труду, отставал, допускал брак. О многом говорят также названия стенных газет: «Пятилетку — за четыре!», «Вперед!», «За кадры».

Теперь с особой остротой стал вопрос о повышении профессиональной квалификации каждого работающего. На заводе не хватало специалистов. Нуждались в повышении знаний многие инженерно-технические работники. Длительное время оставались вакантными почти все должности в планово-экономическом отделе. Это тревожило его начальника, коммуниста Якова Терентьевича Савченко, и он обратился в парторганизацию с просьбой специально рассмотреть наболевший вопрос на собрании. Проходило оно бурно. Вскоре по ходатайству собрания Украинский Совет Народного Хозяйства выделил дополнительные средства для расширения школы ФЗО, контингент учащихся увеличился до 400 человек. Возникли также школа массовых производственных профессий и школа мастеров. Последнюю в обязательном порядке посещали и те, кто еще недооценивал значение учебы.

На заводе постепенно овладевали искусством не только высокопроизводительно трудиться, но и считать, помня слова В. И. Ленина о том, что социализм — это учет. Без умения считать невозможен хозяйственный подход к делу. Недаром Президиум Украинского Совета Народного Хозяйства специально отметил за глубокий анализ экономический баланс за 1930 год, составленный специалистами завода. Все 37 страниц документа наглядно свидетельствовали о бережливом отношении к использованию каждого народного рубля, стремлении коллектива к неуклонному снижению себестоимости продукции. В отчете дается, например, объяснение, почему коллектив сам, без санкции вышестоящей организации, посчитал нужным провести внеочередную переделку лесосушилки. «Она обеспечивала ежегодную обработку лишь 25 тысяч кубофутов древесины стоимостью по 30,5 копейки каждый,— говорится в экономическом балансе. — Чрезмерно дорого, невыгодно заводу и в то же время не соответствует его потребностям в количественном отношении. По нашим же определениям, та самая сушилка способна пропускать ежегодно 65 тысяч кубофутов. Денег из централизованных фондов специально не было, и мы их изыскали на месте. Все работы обошлись в 2546 рублей, провели их за 37 дней в две смены. Теперь та же лесосушилка пропускает материала в 2,5 раза больше, стоимость каждого кубометра снизилась с 30,5 копейки до 13,3 копейки, что уже позволило получить 8011 рублей экономии».

Там же содержится обноснование крайней необходимости прокладки параллельной внутризаводской железнодорожной ветки: «Сейчас ежедневно отправляется в среднем 14 вагонов готовой продукции и разгружается 12 вагонов материалов. При наличии единственной линии эти операции одновременно производить нельзя. Часто приходится вести разгрузку вдали от завода, что вызывает дополнительные затраты на доставку материалов гужевым транспортом по 30 рублей в расчете на 1 вагон. Практикуется разгрузка возле заводских ворот, но и это на 7 рублей в расчете на каждый вагон повышает стоимость перевозок. В результате потеряно также 426 человеко-дней из-за разгрузок во внеурочное время, 2276 рублей на штрафы за простои вагонов, 117 рублей 17 копеек за порчу материалов и 7318 рублей по причине задержек с доставкой к цехам. Общий убыток от всего этого достиг 12 тысяч рублей, чего вполне хватило бы и на прокладку второй ветки, и на оборудование нового тупика...»

Мог ли Президиум Совета Народного Хозяйства устоять перед такой неопровержимой убедительностью расчетов? Получив требуемые средства, коллектив уже через два месяца доложил об их освоении и о «полной рентабельности внутризаводского железнодорожного хозяйства».

В связи с растущими темпами коллективизации Центральный Комитет партии признал нужным еще быстрее строить новые и реконструировать действующие предприятия сельскохозяйственного машиностроения. В селах уже действовали машинно-трак-торные станции, требовавшие пополнения и обновления своего парка. Ощущалась острая нужда в высокопроизводительных прицепных орудиях к тракторам. И на заводе ускоренно осваивались 19-рядная сеялка, 24-рядная борона, широкозахватная хлопкоуборочная машина.

Собственной испытательной базы тогда завод не имел, и образцы усовершенствованных орудий проходили опробование, как правило, в подшефных колхозах. Между машиностроителями и колхозниками были заключены договоры социалистического соревнования. Обязательства отличались прямотой: рабочие считали своим долгом повышать производительность труда, а колхозники — урожайность.

Когда ноябрьский Пленум ЦК партии в 1929 году принял решение направить в села 25-тысячный отряд работников промышленности, машиностроители в первую очередь взялись за укрепление кадрами подшефных хозяйств. Всего в колхозы и МТС изъявили желание поехать 63 лучших производственника завода. Выступая на I Херсонском окружном крестьянском съезде в январе 1930 года, мастер литейного цеха Василий Иванович Брунько сказал:

— Среди нас не только кадровые рабочие, но немало и недавних крестьян, принимавших в октябре 1917 года непосредственное участие в завоевании Советской власти, в установлении диктатуры пролетариата. Сейчас перед нами новая и не менее важная цель — совместная с вами работа по переводу сельского хозяйства на социалистический путь. Давайте же с честью выполним эту историческую задачу.

Машиностроители тогда за 9 месяцев завершили годовой промфинплан. Продукция завода приобретала все большую славу не только в советской стране, но и за рубежом. В 1931 году его изделия демонстрировались на 6-й Международной выставке в Салониках (Греция), и предприятие вышло победителем, завоевав золотую медаль. Как только весть об этом пришла на завод, сборщики дополнили свои социалистические обязательства пунктом: «Выпускать машины только высокого качества и не иметь случаев брака».

Работая по такому принципу, кузнецы И. П. Исаев, И. И. Костин, литейщица М. П. Нещеретова и столяр П. Ф. Башников первыми рапортовали о завершении своих пятилетних заданий за 3 года и 8 месяцев, открыв тем самым славный счет заводских ударников труда.

В республиканских и центральных газетах часто появлялись сообщения о замечательных достижениях тружеников других заводов сельскохозяйственного машиностроения — одесского имени Октябрьской революции и кировоградского «Красная звезда». В январе и марте 1934 года херсонцы направили туда группы своих передовиков для ознакомления с опытом. Итоги поездок обсуждались на общезаводском профсоюзном собрании 7 июля.

— Заводы в Одессе и в Кировограде такие же, как наш: почти одинаковые по размерам корпуса цехов, мало чем отличается от нашего оборудование, предприятия выпускают такую же самую сельскохозяйственную технику,— доложила об увиденном Мария Петровна Нещеретова. — Почему же наши результаты хуже, чем у соседей? Только потому, что не все у нас трудятся так, как передовики. Например, я даю по полтора задания в смену, а есть в цехе стержневщики, которые не выполняют даже нормы. Значит, каждому из нас нужно помогать отстающим.

Херсонские машиностроители заключили договор социалистического соревнования с Одесским и Кировоградским заводами, поставив перед собой цель добиться всесоюзного первенства в увеличении выпуска и улучшении качества сельхозмашин.

 




 

Союз серпа и молота По почину Стаханова