Союз серпа и молота




Это было суровое для Родины время. Еще не сложила оружие внешняя и внутренняя контрреволюция. Вследствие империалистической войны и хозяйственной разрухи создалось трудное положение с продовольствием в северных губерниях. Враги старались его использовать, чтобы подавить революционное движение масс костлявой рукой голода. Херсонские машиностроители пытались возобновить изготовление плугов, борон, ремонт сельскохозяйственного инвентаря, но, как отмечал в феврале 1918 года рабочий комитет, владелец продолжал «последовательно и открыто саботировать производство, ведя завод к разрушению и гибели». Рабочим были понятны слова Ленина о том, что «борьба за хлеб — это борьба за социализм». Как же поступить, чтобы помощь молодой республике была ощутимей?

На этот и другие вопросы дал ясные и четкие ответы открывшийся 24 февраля 1918 года губернский съезд Советов крестьянских депутатов и земельных комитетов. В работе съезда принимал участие Г. К. Орджоникидзе, который в то время находился на Украине по заданию Центрального Комитета партии и Совета Народных Комиссаров РСФСР. На съезде он заявил: «Нужно ли много говорить, что голодным нужен хлеб, нужно ли говорить, что в Херсонской губернии обязаны поддержать северную братию?». Машиностроители специально послали на съезд свою делегацию, чтобы посоветоваться с Г. К. Орджоникидзе. Как вспоминают ветераны, из-за чрезмерной занятости он был предельно скуп на слова. Но какие это были слова!

— Интересуетесь, как смять саботаж капиталиста? — спросил с приветливой усмешкой. — Ведь на то мы и совершали революцию, чтобы самим стать полновластными хозяевами. Вслед за национализацией земли в стране идет национализация крупной промышленности. Вот и действуйте.

8 марта 1918 года рабочие на общем собрании единодушно решили «взять завод в свои руки и вырабатывать исключительно сельскохозяйственные орудия».

Так предприятие, на котором капиталист Гуревич за счет эксплуатации сотен людей нажил миллионы, стало достоянием народа. По призыву партии коллектив направил в деревню для борьбы с кулачеством группу рабочих, к весне намечалось отремонтировать значительное количество сельскохозяйственной техники. Однако осуществлению этих планов снова помешала контрреволюция.

Заключив предательский «мирный договор» с Германией, буржуазно-националистическая Центральная рада отдала Украину на разграбление немецким империалистам. Опираясь на штыки оккупантов, помещики и капиталисты взялись за уничтожение завоеваний Великого Октября. «Не ждите, пока коварный враг подойдет к порогу вашего дома. Немедленно вливайтесь в ряды борцов со всеми, кто посягает на завоеванную свободу!» — с таким воззванием Херсонский военно-революционный комитет обратился 16 марта к трудящимся города. Большинство рабочих завода вступили в вооруженные отряды и с 20 марта стойко отражали натиск превосходящих сил противника.

Семнадцать дней в Херсоне продолжались уличные бои. Подступы к заводу со стороны железнодорожной станции, куда прибыли войска интервентов, были изрыты траншеями и окопами. Пулеметный отряд машиностроителей под командой слесаря Григория Федоровича Тончилова уничтожил своим огнем десятки солдат, не давая врагу возможности пробиться к центру города. Об этом подвиге писала 28 марта газета «Солдат и рабочий».

Лишь ценой огромных потерь австро-немецким оккупантам удалось взять город. Они вывезли с завода в Германию все ценное машинное оборудование, инструмент, материалы, жестоко расправились со многими рабочими, сразу же отменили 8-часовой рабочий день и коллективные договоры, под угрозой оружия заставляли выполнять военные заказы. Машиностроители дружно отказывались от помощи врагу. 28 и 29 ноября по их инициативе под руководством подпольного комитета большевистской партии была проведена общегородская политическая стачка.

С таким же единодушием давали рабочие отпор франко-греческим интервентам и белогвардейцам. Летом 1919 года в ответ на призыв ЦК РКП (б) «Все на борьбу с Деникиным!» половина машиностроителей ушла на фронт. Многие из них в составе «Интернационального Железного полка» сражались рядом с бывшими румынскими, венгерскими и чешскими солдатами, перешедшими на сторону Советской власти. Когда в августе в Херсон под прикрытием английских миноносцев вступили махновские банды, последними город оставили молодые коммунисты — машиностроители, создатели комсомольской организации Борис Михайлович, Ида Краснощекина и Дора Любарская.

Еще гремели бои на Каховском плацдарме, а в разрушенных цехах предприятия с небывалым подъемом развертывался ремонт сельскохозяйственного инвентаря. 14—21 сентября 1920 года по инициативе рабочих на заводе проводилась «Крестьянская неделя». Завком от имени всего коллектива передал Херсонскому уездному земельному отделу для отправки в села изготовленные за эти дни 215 плугов, 20 полольников, 7 молотилок и 42 бороны. Это было большим вкладом машиностроителей в дело возрождения сельского хозяйства родного края. «Мы непоколебимо верим в полную победу трудящихся над угнетателями и напряжем все силы свои в этом последнем бою. Да здравствует стальной союз рабочих и крестьян!» — написали тогда машиностроители В. И. Ленину.

Осень 1920 года была особенно трудной для завода. Многие рабочие ушли помогать Красной Армии. Они сформировали специальный отряд «Смерть барону Врангелю!». На предприятии осталось лишь 50 малоквалифицированных рабочих, в основном женщин. Не хватало угля, металла. Чтобы не приостановился ремонт сельскохозяйственных орудий, люди приносили из дому дрова, собирали на улицах для переплавки гильзы снарядов п осколки. В городе одна за другой вспыхивали эпидемии, свирепствовал голод.

Для преодоления продовольственных затруднений по указанию местного Совета на заводе был организован ремонт техники крестьянам по принципу товарообмена — не за деньги, а за сдаваемое заготовителям зерно. Машиностроители создали передвижную «механическую скорую помощь». Это были три обычные подводы, груженные материалами и инструментами. Руководил каждой такой мастерской слесарь, являвшийся заодно и: конюхом. В первую очередь «механическая скорая помощь» направлялась в коллективные хозяйства, которые начинали создаваться на Херсонщине сразу же после победы Советской власти.

Уже в мае 1919 года на территории губернии существовало 66 коллективных хозяйств. В 25 волостях Херсонского уезда действовали комитеты бедноты, сыгравшие важную роль в осуществлении политики партии на селе. Быстро росло число коммун, сельскохозяйственных артелей, товариществ по совместной обработке земли. Для них в августе 1920 года по решению Совета Народных Комиссаров Украинской республики были присланы 22 вагона машин и инвентаря, а затем почти миллион пудов зерна в качестве безвозвратной помощи для посева. В адрес Херсонского уездного земельного отдела прибыли также 30 тракторов и почти 400 тысяч пудов посевной кукурузы, купленной правительством на золото в Румынии. В 1922 году государство полностью освободило уезд от продналога.

Однако последствия засухи и неурожаев в 1921 и 1922 годах были на юге Украины чрезвычайно тяжелыми. В Херсонском и соседнем с ним Днепровском уездах почти втрое сократились посевные площади, в 4—5 раз уменьшилось поголовье скота.

Огромное значение для быстрейшего восстановления народного хозяйства страны и дальнейшего развития социалистического сектора на селе имело решение партии о переходе на новую экономическую политику, принятое в марте 1921 года на X съезде РКП (б). Чтобы разъяснить трудящимся международное и внутреннее положение, а также неотложные задачи, 16 июня 1922 года в голодающий Херсон поездом «Октябрьская революция» по поручению В. И. Ленина прибыли председатель Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета М. И. Калинин и председатель Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета Г. И. Петровский.

В тот же день они выступили на общегородском митинге. Вместе со всеми участниками митинга машиностроители единодушно голосовали за резолюцию: «Мы, рабочие, крестьяне и граждане г. Херсона, с пролетарской радостью приветствуем Всероссийского старосту товарища Калинина и Всеукраинского— товарища Петровского и в их лице наши рабоче-крестьянские республики. Страшный голод и все его последствия мы, херсонцы, переживаем и сейчас еще не оправились от них, но мы в этих муках голода хорошо учли положение наших республик и чувствуем помощь родной нашей власти».

В ответ на телеграмму М. И. Калинина и Г. И. Петровского Совету Народных Комиссаров из разных концов страны прибывали эшелоны с продовольствием, в городе открывались детские столовые, пункты питания для голодающих.

По воспоминаниям ветерана завода кузнеца Ивана Петровича Дворникова, в те дни состоялось общее собрание машиностроителей с повесткой дня «Все на борьбу с голодом!». Собрание вынесло решение «бросить заниматься в такой трудный момент чепухой, потому что главное сейчас не ремонт или изготовление плугов, а вспашка земли, в чем и надлежит нам безоговорочно участвовать». И завод, очевидно, прекратил бы даже свое существование, если бы не личное вмешательство Г. И. Петровского. Он кратко и доходчиво объяснил рабочим ошибочность их намерения:

— Ну сколько вы своей редкой заводской громадой сможете перекопать обычной лопатой — десятину или две? — спросил у Дворникова и стоявших с ним рядом машиностроителей. — А вот каждым изготовленным вами плугом крестьяне и без вашего участия сделают гораздо больше. И больше, чем о сегодняшнем, надо нам думать о завтрашнем дне. Чтобы по-настоящему поднять сельское хозяйство и потом неуклонно двигать его вперед, стране потребуется очень много техники. И кому же ее готовить, как не вам?

Отправка машиностроителей на полевые работы была прекращена, а для участия в восстановлении завода стали прибывать отряды с других предприятий. К неотложным работам привлекались даже крестьяне из окрестных сел и красноармейцы прославленной 15-й Сивашской дивизии.

— Председатель рабочкома принесет, бывало, на своих плечах полмешка перловой крупы или пшена и делит паек прямо в цехах по одной-две пригоршни каждому. Охотно отдавали нам часть своего мизерного пайка и красноармейцы. Голод был, разруха, но у всех в душе такое вдохновение, что казались не страшными никакие трудности,— вспоминает И. П. Дворников.

Он руководил бригадой на восстановлении кузнечного цеха. Уцелели только стены, не было даже наковальни. Ее, а потом и молоты, мех для горна принесли сами рабочие из какой-то заброшенной на окраине кузницы. А уголь нередко носили в карманах и шапках со станции, выпрашивали его у паровозных машинистов.

Вокруг соседних цехов — литейного, слесарно-механического — уже скапливались горы доставленной для ремонта техники, а приступить к делу нельзя было из-за отсутствия материалов. Несколько раз объявлялись на заводе субботники по сбору металлолома.

Лишь благодаря своей инициативе, трудовому энтузиазму коллектив до конца 1922 года сделал и отремонтировал тысячу плугов, борон. В октябре под руководством единственного на предприятии инженера М. Б. Шмульяна началось изготовление нефтяных двигателей.

...Торжественное собрание коллектива завода, посвященное 5-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, проводилось в слесарно-сборочном цехе. У входа, как бы призывая всех полюбоваться результатами коллективного труда, громко рокотал двигатель типа «Прогресс». Всего лишь 20 лошадиных сил. Но какая это была в то время огромная трудовая победа!

Цех украшали Красное знамя, портрет В. И. Ленина, в президиуме сидели наиболее отличившиеся в работе. Первый директор Херсонского государственного завода сельскохозяйственного машиностроения А. М. Свирин под громкие аплодисменты вручил передовикам производства Почетные свидетельства завода о присвоении звания Герой Труда. Получил такое свидетельство и И. П. Дворников.

— Не пожалеем сил,— сказал Иван Петрович, выступая перед товарищами,— чтобы превратить наш завод в настоящее большое советское предприятие по выпуску первоклассных сельскохозяйственных машин. Спасибо партии, лично ее посланцу на наш завод товарищу Петровскому за то, что он своевременно помог нам исправить ошибку и указал правильный курс.

В январе 1923 года по просьбе коллектива заводу было присвоено имя Григория Ивановича Петровского. Рабочие избрали его почетным членом своего заводского профсоюзного комитета и в коллективном письме обещали ему, «следуя по пути, намеченному партией, превратить завод во всесоюзную кузницу высокопроизводительной сельскохозяйственной техники»1.

Укреплению производственной базы завода способствовали и организационные мероприятия. Был создан промышленный комбинат, объединивший Херсонский и Каховский заводы сельскохозяйственных орудий, а также расположенные поблизости мастерские «Октябрь», «Металлист», городскую электростанцию. Тогда же, в 1923 году, на Херсонском заводе были введены в строй малярный и столярный цеха. Стоимость выпускаемой продукции за один год возросла с 80 до 150 тысяч рублей.

И этого было далеко не достаточно для удовлетворения быстрорастущего спроса сельских тружеников. Ведь в селах уже работали прокатные станции, государственные ремонтные мастерские, действовали тракторные колонны. А завод пока в основном ремонтировал старую технику и мало производил новой. Теперь главный упор делался на массовое изготовление сеялок, жнеек, запасных частей к ним.

В январе 1924 года коллектив готовил рапорт В. И. Ленину об успешном освоении выпуска многолемешных плугов, усовершенствованных сортировок, бункеров и новых более высокопроизводительных двигателей. Но эта радость была омрачена вестью о смерти великого вождя трудящихся. В день похорон Ленина рабочие всех предприятий страны объявили пятиминутную остановку в своих цехах, чтобы почтить память создателя большевистской партии. И в тот же день машиностроители достигли невиданной ранее производительности, практическими делами доказав верность заветам Ильича.

На смерть Ленина рабочий класс Советского Союза ответил еще большим сплочением вокруг Коммунистической партии. Каждый честный труженик в те траурные дни обдумывал свое отношение к родной партии, осуществлявшей мудрые идеи вождя. Как только в стране был объявлен Ленинский призыв, от многих херсонских машиностроителей начали поступать заявления с просьбой принять их в ряды партии.

Одним из первых к секретарю заводской партийной организации обратился молодой рабочий Василий Бегма. Всего год назад пришел он в литейный цех, начинал в нем трудовой путь учеником стержневщика, быстро вырос в квалифицированного мастера, вел большую общественную работу в комсомольской организации. Вскоре Василий Бегма был выдвинут на должность бригадира стержневщиков и вывел коллектив в число лучших не только на заводе, но и в городе. Молодые машиностроители единодушно голосовали за избрание своего умелого и способного организатора секретарем заводского комсомольского комитета.

Уже в первые дни Ленинского призыва 14 наиболее сознательных машиностроителей стали коммунистами. Количественный и качественный рост заводской партийной организации отразился на дальнейшем повышении ее организующей и мобилизующей роли. Коммунисты теперь возглавляли цеха, самые трудные участки.

 




 

За власть Советов! (ч.2) Союз серпа и молота (ч.2)