Рождение комбайна




В 1945 году Совет Народных Комиссаров СССР передал завод в ведение Наркомата тяжелого машиностроения и опять определил предприятию его довоенный профиль — локомобилестроение. Коллективу было поручено освоить изготовление двигателей принципиально иного типа — более высокопроизводительных, экономичных, надежных и с гораздо большим диапазоном эксплуатационного использования.

Наладить серийное производство надо было немедленно. А начинать приходилось с проекта. Оказалось, что не сохранились чертежи и техническая документация даже на локомобили, которые завод выпускал ранее. Конструкторы Е. А. Левченко, М. И. Третьяк, Я. И. Арав, Е. А. Ефименко, Т. Р. Васильева при составлении чертежей нередко эскизировали отдельные узлы с натуры — локомобилей старого типа.

И едва успевали нанести это на бумагу, произвести нужные расчеты, как документация попадала в цеха, чтобы сразу воплотиться в готовые детали.

Благодаря такому содружеству конструкторов и производственников уже через три месяца был начат выпуск паросиловых двигателей 4ЛП-20 для молотилок и других сельскохозяйственных машин. Двигатель оказался надежным и высокопроизводительным, поэтому Наркомат принял решение создать на базе 4ЛП-20 унифицированный передвижной локомобиль, пригодный для эксплуатации на различных предприятиях. При Центральном научно-исследовательском институте тяжелого машиностроения было образовано временное конструкторское бюро под руководством главного конструктора херсонского завода А. П. Соломыкина. К концу 1945 года документация была готова. Новые локомобили были более мощными, а технология их изготовления упростилась. Но едва цеха переключались на выпуск этих агрегатов, как конструкторы уже брались за разработку еще более прогрессивных и высокопроизводительных, сперва 75, а затем и 100-сильных машин. За годы 4-й пятилетки завод достиг, а затем превысил довоенный уровень производства. Новые цеха — механосборочный и прессовый — по своей технической и энерговооруженности не шли ни в какое сравнение с довоенными. Массовое распространение получило движение многостаночников, шло соревнование за экономное использование металла, электроэнергии, велась борьба с малейшими простоями оборудования. За счет использования внутренних резервов предприятие получило вдвое больше накоплений, чем предусматривалось заданием. Эти средства использовали на укрепление производственной базы. В 1949 году вступили в строй экспериментальный цех и испытательная лаборатория.

Молодые инженеры и техники Л. Черная, А. Маломуж, В. Лаврик, Л. Непомнящая, Т. Цуинская, Ш. Гусель, Г. Любич, В. Сатовский внесли ряд предложений по усовершенствованию паросиловой установки П-38. Создание ее в то время было признано крупным скачком в локомобилестроении. Но и этот агрегат продолжали улучшать. Конструкторы совместно с инженерами и производственниками нашли решения, позволившие увеличить число оборотов вала паровой машины с 300 до 375 в минуту, повысить давление пара в котле до 15 атмосфер, снизить общий вес агрегата с 5350 до 3500 килограммов и значительно повысить мощность при меньшем удельном расходовании топлива.

Сфера применения локомобилей благодаря усовершенствованиям расширилась. Они стали служить не только приводами для молотилок, но и в качестве стационарных и передвижных двигателей для сельских промышленных предприятий, ремонтных мастерских, тепловых электростанций. В комплектации с генератором новые локомобили могли производить одновременно с электрической и тепловую энергию.

В 1956 году завод был переведен на изготовление кукурузоуборочных комбайнов и передан в ведение Министерства тракторного и сельскохозяйтвенного машиностроения.

Сама история появления и становления машины, сочетающей в себе принципы жатки и молотилки,— довольно долгая и не простая. Первый в мире комбайн, как известно, был изобретен и изготовлен в 1868 году русским умельцем-самоучкой Андреем Романовичем Власенко. Машину приводила в движение тройка лошадей и обслуживал один рабочий. Производительность достигала четырех десятин в день. Это было в 20 раз быстрее, чем уборка хлеба серпом, и в 8 раз быстрее, чем жнейкой. Ученые ходатайствовали перед царским правительством об изготовлении таких машин. Однако министр земледелия заявил, что на русских заводах выпуск сложных «жнеек-молотилок» наладить невозможно.

Через 11 лет подобная машина появилась в США, но она оказалась громоздкой, приводилась в движение 24 мулами, обслуживали ее 7 рабочих. Эксплуатация американского комбайна обходилась в 6—7 раз дороже, чем русской «жнейки-молотилки», и потери зерна у него были гораздо большими.

Комбайностроение в нашей стране начало развиваться лишь после победы Великого Октября, явившись детищем первых пятилеток. Все большее число советских заводов осваивало выпуск прицепных, а затем и самоходных зерновых комбайнов. А кукурузу, даже на силос, до 1954 года убирали косилками и лобогрейками. Свою неприступность перед техникой эта культура проявляла многими свойственными ей особенностями. Несмотря на неутомимые поиски конструкторов, ученых, путь к конечной цели оказался долгим, тернистым.

Пытались приспособить для уборки кукурузы силосоуборочную машину КСКО-1,8. Но эксплуатация машины на этой культуре была неэффективной. Не дал желаемых результатов и кукурузный комбайн КУ-2, снятый в 1955 году с производства на «Ростсельмаше».

На херсонском заводе имени Петровского улучшили конструкцию КУ-2 и летом 1956 года предложили колхозам и совхозам несколько десятков машин для опробования. Специалисты завода учли опыт эксплуатации, и в следующем году кукурузоводы получили модернизированные машины КУ-2Б. Но конструкторы по-прежнему были недовольны: и эти машины не отвечали возросшим требованиям сельскохозяйственного производства.

Наконец на предприятии был создан комбайн ККХ-3, получивший наименование «Херсонца». На прицепе тракторов различных марок этой машиной одинаково хорошо было убирать кукурузу в стадии как молочно-восковой, так и полной спелости. Она одновременно срезает стебли, отделяет початки, частично очищая их от оберток, и тут же измельчает листо-стебельную массу.

Новые комбайны успешно выдержали экзамен на кукурузных плантациях в разных зонах страны. Знатные механизаторы дважды Герои Социалистического Труда А. В. Гиталов, М. А. Брага довели на них в 1962 году выработку до 12 гектаров в смену. Комбайнер колхоза «Новая жизнь» Скадовского района Херсонской области А. И. Романюк убрал «Херсонцем» за сезон 741 гектар кукурузы и был удостоен за этот трудовой подвиг звания Героя Социалистического Труда.

По всем своим качествам «Херсонец» не уступал лучшим образцам не только отечественных, но и иностранных машин подобного типа.

— Это как раз та машина, которая требуется нашим кукурузоводам,— сказал с трибуны Пленума ЦК КПСС А. В. Гиталов в марте 1965 года.

Вот данные о результатах испытаний комбайна ККХ-3 в Кубанском научно-исследовательском институте тракторов и сельскохозяйственных машин: полнота сбора початков — 96 процентов, шелушение зерна—до 1,7, количество полностью очищенных початков — 38, невозвратимые потери — 1, степень расщепления измельченных стеблей — 95, повреждения поверхности зерен — ноль процентов.

До 1965 года было выпущено более 81 тысячи ККХ-3, полностью обеспечивших механизацию уборки спелой кукурузы в стране.

Значительное количество «Херсонцев» было поставлено на экспорт в Венгрию, Болгарию, Чехословакию, ГДР, Монголию, Вьетнам, Кубу, Румынию, Иран, Афганистан. Они экспонировались в Марселе, Лейпциге, Брно, Будапеште, Сиднее и на других международных выставках. В 1962 году конструкторы Ф. А. Ныжнык, А. П. Соломыкин, Д. Ф. Цедрик, Я. И. Арав, А. Е. Ко-ротенко, испытатель В. П. Загрядский и другие работники завода были награждены золотыми и серебряными медалями ВДНХ за создание ККХ-3 и транспортного средства к нему—прицепной самосвальной тележки ТПС-10 для сбора початков.

Заслуженно был отмечен творческий вклад в разработку этих машин также конструкторов Б. Д. Козачка, А. П. Орехова, П. П. Барановского, М. Л. Вайсмана, Н. Н. Трегуба, В. С. Селезского, А. А. Молчанова, В. И. Лаврика, В. Г. Коваленко, Т. М. Архи-пова, А. В. Петровского, Е. И. Бондарева, М. И. Третьяка, В. И. Трусова, М. А. Купершмидта, В. Н. Никонова, В; Г. Буга, В. Б. Кибрика, Л. А. Черной, Ю. Г. Иваницкого и других новаторов.

Создание «Херсонца» было итогом многолетней творческой работы всего коллектива, создавшего мощную техническую базу производства, вырастившего высококвалифицированные кадры рабочих. Коллектив смело пошел по пути реконструкции предприятия. На цеховых партийных и рабочих собраниях обсуждался вопрос: как, не замедляя темпов производства, одновременно обеспечить механизацию и автоматизацию процессов, совершенствование технологии? Рабочие за короткий срок установили сотни единиц новейшего оборудования, в механическом цехе внедрили пневматику, в комбайновом создали участки и линии для поточной сборки узлов.

Широкий размах приобрело движение рационализаторов.

В течение месячника «А каков твой личный вклад в подготовку к выпуску новых комбайнов?» поступило 202 предложения. Усовершенствование технолога И. И. Шишкова позволило сэкономить 250 тысяч рублей. Умело применяя методы скоростной обработки деталей, токарь М. К. Белый в 1957 году выполнил семь годовых норм. Небывало высокой производительности достигли 160 его последователей.

Коллектив горячо поддержал почин москвичей и ленинградцев, начавших соревнование за коммунистический труд. Когда прозвучал их патриотический призыв, 860 передовиков и около 60 бригад и участков приняли повышенные обязательства, главным в которых было стремление каждого рабочего ежедневно перевыполнять сменные задания, выпускать продукцию только отличного качества, быть активным рационализатором, повышать уровень своих знаний без отрыва от производства, показывать пример на работе и в быту.

— Наш коллектив должен стать еще более сильным своей слаженностью, дружбой, единством мыслей и взглядов. Направим все усилия на ускорение темпов строительства коммунизма,— единодушно заявили на собрании в механосборочном цехе члены лучшей бригады, возглавляемой коммунистом А. М. Ивановым.

Рабочие бригады охотно помогали друг другу, опытные мастера взяли шефство над новичками, содействовали им в повышении квалификации, создавали условия для успешной учебы в вечерних школах и техникумах. Раньше в этой бригаде были случаи брака, небрежного отношения к использованию металла, электроэнергии. Теперь же ответственность каждого за общий успех возросла настолько, что членам бригады было доверено самим проверять даже качество своей продукции. 1 мая 1959 года этому коллективу первому на заводе присвоили звание бригады коммунистического труда.

За семилетку на все организационно-технические мероприятия на заводе было израсходовано 15 миллионов рублей. Это почти в четыре раза меньше, чем потребовалось бы на сооружение нового специализированного предприятия при той же прибавке мощности производства. Реконструкция осуществлялась поэтапно, с таким расчетом, чтобы она не повлияла на производственный ритм. Именно в разгар реконструкции в 1960 году началось крупносерийное производство комбайнов «Херсонец». В 1961 году вступили в строй оснащенные по последнему слову техники цех холодной штамповки, деревообрабатывающий и литейный цеха, шихтарник, на современную технологию переведены главный конвейер и покрасочно-сушильные камеры. Выпуск валовой продукции по сравнению с предыдущим годом возрос более чем в полтора раза. Дополнительно изготовлено 5080 кукурузоуборочных комбайнов, 75 разбрасывателей удобрений, 359 тракторных прицепов, 2540 тонн чугунного литья. В 1962 году выпуск валовой продукции увеличился еще на 43,4 процента, в том числе комбайнов на 59 процентов.

Машиностроители радовались успехам, но видели и свои недостатки. На одном партийном собрании в комбайносборочном цехе коммунист Сергей Иванович Шийко высказал свою озабоченность:

— То, что ежегодно в полтора раза увеличиваем выпуск комбайнов, еще не все. Могли бы и вдвое больше их давать. Но пора глубоко заинтересоваться также и тем, какой ценой мы этого достигаем.

— Верно, — поддержал его слесарь Николай Липезин, — работа конвейера порой держится на энтузиазме монтажников, но, как известно, на одном энтузиазме далеко не уедешь!

Начальник смены А. Д. Мацепура привел данные из цехового журнала за (Предыдущие сутки: первая смена с перебоями снабжалась вальцами, вторая — почти два часа не получала элеваторов, а в третьей монтажники целых три часа бездействовали из-за отсутствия русел. Три часа простоя — почти половина смены! Что же получается: ежедневный выпуск машин сверх задания и... плохая работа конвейера? Секрет легко раскрыл диспетчер Б. И. Зуб:

— Каждая смена должна выпускать по 23 комбайна. Та, которая простояла три часа, дала только 16. А выручили ее из беды другие смены, в результате чего и получилось даже 9 машин сверх суточного задания. Кое-кто называет такую «взаимовыручку» чуть ли не достижением. Разве можно с этим мириться?

Рабочие комбайносборочного, как говорится, по косточкам разобрали причины авралов, штурмовщины и потребовали от других цехов и служб устранить перебои в подаче узлов и электроэнергии.

Этот разговор затем был продолжен на десятках собраний. В бригадах, на участках развернулось социалистическое соревнование под девизом: «Улучшать качество продукции и увеличивать ее выпуск ценой наименьших затрат!» Уже через месяц произошли заметные сдвиги. Были внедрены оперативное планирование и диспетчеризация, ежесуточный анализ работы ведущих цехов и участков. В 1963 году экономические показатели работы завода резко улучшились, а план по выпуску валовой и: товарной продукции был выполнен досрочно.

В это время завод выпускал уже новые, более производительные комбайны «Херсонец-5» и «Херсонец-6». Чтобы обеспечить весь комплекс механизированной уборки и обработки урожая кукурузы, одновременно выпускали еще несколько видов машин: очистители початков, измельчители, молотилки, транспортные тележки.

Конечно, конструкторы мечтали соединить все эти машины в единый агрегат. Но пока это было невозможно. Например, очистители початков были громоздкими, и если их установить на комбайны, то эксплуатация агрегата оказалась бы очень сложной. Но неутомимо продолжался творческий поиск путей совершенствования этих машин, выполняющих отдельные операции.

Молотилки кукурузных початков МКП неплохо справлялись со своей ролью и на обмолоте, и на очистке зерна, однако не удовлетворяла их производительность. Конструкторы устранили этот недостаток, в четыре раза повысив мощность машины. Оборудованная барабаном винтового типа, вентилятором и эксгаустером на приводе двух электродвигателей, она очищала и обмолачивала по 12 тонн початков в час. Машину стали широко использовать на калибровочных заводах. Вскоре появилась и более производительная початкоочистительная машина того же назначения — ОП-5. Но это тоже была стационарная установка.

Над ее усовершенствованием много лет работали заводские конструкторы В. Т. Сатовский, Б. Д. Козачок, К. В. Шатилов, А. В. Кондаков Л. Н. Доманский, В. Ф. Покидько, Л. В. Вереме-ева и Г. С. Кириченко. В 1965 году Комитет по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР выдал группе конструкторов авторское свидетельство на ОПП-5. Это был передвижной початкоочиститель. Кроме того, он оказался и вдвое производительнее своего предшественника. По техническому уровню этот очиститель початков превзошел все отечественные и зарубежные образцы, в 1966 году демонстрировался на Московской международной выставке «Современные сельскохозяйственные машины», и ему была присуждена золотая медаль.

Очень нужной в комплексе уборки была прицепная самосвальная тележка ТПС-10 большой грузоподъемности. Она предназначалась для обслуживания уборочных машин с последующей транспортировкой измельченных стеблей, початков кукурузы, зерна и других сельскохозяйственных грузов. Но каждый раз при разгрузке тележки приходилось останавливать агрегат. Вскоре из заводских ворот вышли усовершенствованные тележки ПТС-40М, снабженные автосцепом для агрегатирования с комбайнами. Их сменили рессорные и саморазгружающиеся на три стороны ПТС-4, а затем еще более удобные для уборки кукурузы унифицированные ПТУ-ЮС. Их можно было разгружать, не останавливая комбайн.

Все лучшее, достигнутое при создании отдельных машин, конструкторы завода объединили в агрегате с комбайном «Херсонец-7». Большому отряду создателей этой кукурузоуборочной машины были одновременно выданы три авторских свидетельства на изобретение. Первую промышленную партию комбайна «Херсонец-7» завод выпустил в 1964 году. Они сразу же завоевали репутацию наилучших кукурузоуборочных машин не только в Советском Союзе, но и во многих других странах.

В чем преимущество «Херсонца-7»? Он применим для уборки кукурузы с междурядьями в 70 и 90 сантиметров. Им можно убирать и спелую кукурузу с одновременной очисткой початков, и в молочно-восковой спелости на силос с отделением початков или с совместным измельчением их вместе со стеблями. Для перехода с одного режима на другой механизатору достаточно считанных минут на замену приложенных к машине вальцов. Эти обязанности легко совмещает со своей работой тракторист. Затраты труда на уборку каждой тонны початков уменьшились в пять раз.

Высокой производительности труда достигли механизаторы в первый же год эксплуатации этих универсальных машин. В колхозах и опытных хозяйствах Днепропетровской и Харьковской областей средняя выработка на агрегат составила 180—200 гектаров. А в дальнейшем в соревновании передовых механизаторов Украины, Казахстана, Азербайджана, Молдавии, Краснодарского и Ставропольского краев производительность труда на «Херсонце-7» значительно повысилась.

За счет реконструкции непрерывно росла мощность производственной базы. Планы выпуска комбайнов, как и других машин, заводу ежегодно увеличивали на 25—30 процентов.

В механосборочном — основном цехе завода — действовали поточные линии скоростной обработки деталей. Был построен еще один механосборочный цех. В каждом из них были почти полностью механизированы транспортные и погрузочно-разгрузочные операции.

В кузнечно-прессовом цехе установили штамповочные молоты и горизонтально-ковочные машины. Это позволило выполнять объемную штамповку с нагревом заготовок в газовых печах. Впервые начали применяться 1600-, 2500- и 4000-тонные ковочно-штамповочные прессы. На подаче заготовок в печи и на склад, на удалении отходов ручной труд заменили «конвейеры с адресованием», транспортеры и толкатели.

В комбайносборочном цехе одновременно заработали несколько конвейеров для монтажа машин и узлов для них. Комплексно-автоматизированный участок загрузки шихты в вагранки появился в литейном производстве. Тяжелый труд многих рабочих на выбивке форм стал выполнять оператор. Применение высокоэффективной вентиляции улучшило условия труда литейщиков.

Мощности сварочного производства возросли в 4,5 раза. За год изготавливалось теперь до 30 тысяч тонн металлоконструкций. Для обеспечения нормальной работы двухсот сварочных постов построена углекислотная станция.

Иным стал облик производства в деревообрабатывающих и покрасочных цехах. Здесь применили электроиндукционную сушку древесины, новейшие пневмоинструменты, подвесные и напольные конвейеры.

Резко возрос на заводе удельный вес специальных, агрегатных, автоматических и полуавтоматических станков. С внедрением в производство твердосплавного инструмента скоростная обработка металлов резанием превысила половину общего объема механообработки.

В ходе технического переоснащения цехов проявился массовый трудовой героизм рабочих. Они развернули социалистическое соревнование за максимальное использование производственных возможностей.

Механизация и автоматизация технологических операций в литейном цехе открыла простор для быстрого роста производства. Но возможности не использовались полностью из-за недостаточного опыта управления автоматическими системами. Тогда опытный формовщик Виктор Новицкий, а по его примеру многие другие высококвалифицированные рабочие перешли на этот передний край производства. Для повышения ответственности за строгое выполнение технологии рабочие предложили закрепить за каждым определенный участок. Стал виден личный трудовой вклад каждого литейщика. Раньше с конвейера ежесменно сходило не более 300 форм, а с внедрением новой организации труда и самоконтроля был перекрыт полутысячный рубеж.

«В цехе не должно быть отстающих!» — бросили клич лучшие формовщики ударники коммунистического труда Виктор Чернышев, Иван Брага, Григорий Швец, Дмитрий Никифоров. Передовики помогали новичкам быстрее овладевать «секретами» профессии. Когда коллективы энергомеханического отдела и ремонтно-механического цеха не успевали к сроку завершить монтаж оборудования, коммунисты из литейного шли на эти участки для оказания практической помощи. Литейщики быстро вывели свой цех из прорыва, и это сразу ощутил весь завод. С конвейеров ежесуточно стали сходить сверхплановые комбайны.

В социалистическом соревновании за внедрение новой техники, механизацию и автоматизацию производства коллектив несколько раз выходил победителем среди предприятий Министерства тракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР.

В выступлении на июльском (1970 г.) Пленуме ЦК КПСС Л. И. Брежнев отметил: «Сегодня сельское хозяйство страны стоит перед необходимостью технического переоснащения на базе современной передовой техники и технологии производства». И уже в марте 1971 года коллектив заводских конструкторов рапортовал XXIV съезду Коммунистической партии о создании более производительного комбайна КОП-1.4В, который мог работать в агрегате с трактором Т-150. Он представлял собой модифицированную конструкцию «Херсонца-7». Значительно увеличились мощности рабочих органов комбайна, улучшились все его эксплуатационные качества, внедрена автоматическая корректировка вождения.

Новая машина родилась так быстро потому, что обдумывали ее конструкторы заранее. Как только в 1966 году появились первые образцы гусеничного трактора Т-150, А. Н. Старина, 3. И. Марголин, В. Т. Бондарев и другие работники конструкторского бюро завода сразу же оценили большое будущее этой машины для комбайностроения и взялись за разработку нового «Херсонца».

В 1970 году завод дал сельским труженикам также 3610 дождевальных агрегатов ДДА-ЮОМ и 2009 насосных станций СНП-50/80, превратившись в ведущего в стране производителя современной оросительной техники.

 




 

На фронте и в тылу Дождь по заказу