У камина. Николай Гумилев




Наплывала тень... Догорал камин.

Руки на груди, он стоял один.

 

Неподвижный взор устремляя вдаль,

Горько говоря про свою печаль:

 

«Я пробрался в глубь неизвестных стран,

Восемьдесят дней шел мой караван;

 

Цепи грозных гор, лес, а иногда

Странные вдали чьи-то города,

 

И не раз из них в тишине ночной

В лагерь долетал непонятный вой.

 

Мы рубили лес, мы копали рвы,

Вечерами к нам подходили львы,

 

Но трусливых душ не было меж нас.

Мы стреляли в них, целясь между глаз.

 

Древний я отрыл храм из-под песка,

Именем моим названа река,

 

И в стране озер пять больших племен

Слушались меня, чтили мой закон.

 

Но теперь я слаб, как во власти сна,

И больна душа, тягостно больна;

 

Я узнал, узнал, что такое страх,

Погребенный здесь в четырех стенах;

 

Даже блеск ружья, даже плеск волны

Эту цепь порвать ныне не вольны...»

 

И, тая в глазах злое торжество,

Женщина в углу слушала его.




 

Листает жизнь страницы дней (предисловие) Границы детства