Исторический обзор страхового дела




Неведомская Т.В.

Директор Херсонской дирекции

Национальной акционерной страховой компании «ОРАНТА»

 

СТРАХОВАНИЕ В ДРЕВНОСТИ

В своем извечном состязании с Судьбой люди постоянно думали как отвести или хотя бы смягчить наносимые ею удары. Так появилось страхование, суть которого состоит в том, что на основе взаимности и возмездности покрываются убытки или потребности, вызываемые наступлением случайного и вместе с тем статистически прогнозируемого события. Основной принцип страхования — возмещение ущерба причиненного одному, разложением ущерба на многих. Эта деятельность осуществляется особыми хозяйственными или страховыми учреждениями. Участие в «страхе» заключается в периодическом взносе страхуемым заранее установленной суммы — страховой премии страховщику. Выдача страхового вознаграждения предварительно обуславливается страховым договором между сторонами, излагаемом в страховом полисе. Способы практического осуществления страхования весьма разнообразны: это обязательное и добровольное, частно-коммерческое или акционерное, общеполезное или взаимное страхование, самострахование.

Если мы обратимся к истории, то увидим, что примитивные формы страхования встречаются еще в Древней Греции, где существовали союзы по раскладке убытков, могущих произойти во время мореплавания. В Древнем Риме создавались различные коллегии, которые, помимо религиозных, преследовали также и цели оказания материальной помощи в случае смерти своих участников. Возникшие в средние века гильдии и цехи, наряду с прочими задачами, обязывали своих членов помогать друг другу в случае болезни или смерти.

В Х-Х1 веках в Дании существовали товарищества моряков, оказывавшие помощь потерпевшим кораблекрушение. В Исландии в XII веке жители объединялись в союзы для взаимообеспечения на случай пожара или падежа скота. Состояли они обычно из 20 зажиточных крестьян, и в случае несчастья, убыток частично оплачивался деньгами, частично материалами или работой. В XIV веке с развитием, особенно в Италии, морской торговли страховые операции постепенно приобретают коммерческий характер. Страхование становится прибыльным делом и им начинают заниматься как отдельные купцы, так и целые группы купцов.

Одним из старейших видов страхования считается морское или транспортное. Как мы уже упоминали, зачатки его усматриваются еще в морской торговле античного мира. В Европе транспортное страхование известно с XIII века. Первоначально оно распространялось только на морские суда и грузы. Развитие его было тесно связано с успехами морской торговли, первенство в которой переходило от одной страны к другой. Фландрия, Голландия, Испания, Португалия, Венеция, Англия начиная с XV века издают соответствующие акты морского страхования.

Первоначальной формой морского страхования было взаимное. Чаще всего сами судовладельцы, организовывали дело на товарищеских началах. С начала XVII века начинают появляться первые акционерные общества: в 1602 году в Голландии, в 1603 году в Англии и т.д.

В XIX веке возникают и другие виды транспортного страхования, вскоре, с развитием различных видов транспорта, начавшие конкурировать с морским. Новинкой того времени было страхование пассажиров от смерти и увечья. Транспортное страхование первоначально находилось в руках частных предпринимателей. Так, например, широко известно частное страховое общество Ллойда (Англия). Значительное развитие получило также сухопутное транспортное страхование, существующее в виде отдельных учреждений или попутно (при железных дорогах, пароходствах и пр.).

Страхование жизни в первоначальной своей форме сводилось к своего рода пари, предметом которого служило лицо, предпринимавшее большое путешествие. Оно возникло одновременно со страхованием морских судов и грузов в XV веке. Опасность попасть в плен к пиратам, особенно реальная на Средиземном море, заставляла многих обращаться к первичной форме страхования жизни. Человек, предпринимавший морское путешествие, вносил страховщику определенную сумму для того, чтобы тот его выкупил в случае пленения. Затем стали страховать и от других опасностей при переездах, причем за известный взнос данное лицо могло получить увеличенную сумму в случае благоприятного возвращения из опасного путешествия. В такой форме страхование носило характер азартной игры. Начали играть на жизнь и смерть к установленному сроку третьих лиц. Причем предметом подобной игры-заклада служила нередко жизнь знаменитых людей — королей, пап, полководцев и т.п., уже независимо от опасностей, связанных с поездками. Естественно, вскоре появились и злоупотребления, вплоть до убийств, с целью обеспечить выигрыш определенной стороны. Явление это вызвало целый ряд законодательных актов, ставивших целью запрет страхования жизни, сильно повредивших распространению этого вида страхования.

Стремление обеспечить себе материальную поддержку в старости или семье в случае смерти с давних пор находило выражение в устройстве различных касс: вспомогательных, пенсионных, похоронных и т.д. Однако по многим причинам деятельность этих касс зачастую была малоэффективной. Более прогрессивным было возникшее в 1765 году в Англии общество по страхованию жизни. В 1819 году такое общество возникло во Франции, а затем и в других странах. Страхование жизни заключается в возмещении материального ущерба, наносимого преждевременной смертью какого-либо лица его семье или близким людям, или в употреблении известной суммы после смерти какого-либо лица на специальную цель, этим лицом заранее указанную, или же в обеспечении в старости определенной денежной поддержки самому застрахованному.

Страхование скота началось в Европе с конца XVI столетия. Старейшими из союзов сельских хозяев для страхования скота были немецкие и швейцарские. Союзы эти, носившие первоначально названия «коровьих касс» или «коровьих гильдий», создавались на основе взаимности для нужд небольшого района. Более широко повели дело акционерные общества страхования скота. Первое из них возникло в 1839 году в Лейпциге.

В конце XV века в Европе функционировали небольшие учреждения, так называемые «огневые товарищества», деятельность которых не распространялась далее местного района. Из них особенно известны гильдии Шлезвига (с 1446 года), Голштинии (с 1442 года), Лондона и Парижа. Первоначальной формой страхования было взаимное, хотя встречались отдельные состоятельные люди, занимавшиеся им на свой риск и счет. С начала XVII века появляются акционерные компании. Первое такое общество — «Голландско-ост-индское» — возникло в 1602 году. За ним последовали общества «Англо-ост-индское» (1613 год), «Голландское» (1629 год), «Французское» (1668 год), два лондонских «Royal Exchange» и «London"Assurance» (1734 год), «Копенгагенское» (1726 год), «Стокгольмское» (1734 год), «Берлинское» (1745 год).

Таким образом, к началу XVIII века страхование существовало преимущественно в двух видах: от огня и морское. Огневое страхование распространялось исключительно на недвижимость. С начала XVIII в. начинается страхование жизни. Родиною его является Англия конца XII века, хотя первоначальные формы этого страхования, как мы уже упоминали, были известны значительно раньше. Со второй половины XVIII века начинается страхование недвижимости. В Гамбурге этот вид страхования известен с 1779 года, в Англии — с 1786 года. Однако в более широких масштабах оно начало развиваться только с XIX века.

В конце XVIII в. (с 1795 года) во Франции появляются страхование от градобития. По инициативе нескольких землевладельцев различных департаментов там было организовано общество страхования посевов от этого стихийного бедствия. Подобные начинания появляются также в Шотландии, Ирландии, Англии и Германии. Лучше всего это дело было поставлено в Германии. Кроме того в Баварском королевстве, Болгарии и Японии существовало государственное страхование от градобития. Со временем к страхованию от градобития в Баварии присоединяется и страхование посевов от разрушительного влияния ветров, мороза и других неблагоприятных метеорологических условий. Примерно к тому же времени, когда возникло страхование от градобития, относится и идея о страховании рабочих. Все выше перечисленные формы страхования постоянно развивались на протяжении XIX и XX веков.

 

СТРАХОВАНИЕ В РОССИИ

Страхование в Российской империи, в состав которой входила территория нынешней Украины, возникло в конце XVIII века (хотя прототипы его, как и во всем мире, известны гораздо ранее), было вызвано нуждами долгосрочного кредита и введено государственной властью. Вообще же первое российское правительственное распоряжение о введении страхования было опубликовано в 1786 году в Манифесте «Об учреждении государственного заемного банка». Новому банку разрешались операции лишь с теми домами, «... которые на страх в сей же банк будут отданы». С этой целью в декабре того же года была учреждена особая «Страховая экспедиция», принимавшая «на страх» строения в Москве, Петербурге и во всех городах (но только каменные, крытые железом или черепицей). Страхование в иностранных страховых учреждениях запрещалось. Основные виды страхования использовавшиеся до 1917 года это страхование от огня, от градобития, страхование скота, транспортное страхование, страхование жизни.

Пожары, в особенности в древнее время, принимали устрашающие размеры. В свое время даже великие князья по свидетельству летописцев вынуждены были иногда лично тушить пожары, причем «... по три дня с коней не сходили и сами собственными руками дома разметывали». Из-за отсутствия противопожарного дела часто целые города превращались в пепел и погорельцы, естественно, нуждались в немедленной помощи.

В 1839 году было решено образовать постоянный источник для помощи в случаях пожара путем введения 4-х копеечного сбора с «ревизской мужеского пола души» и определено при этом уплачивать за каждое сгоревшее деревянное строение 5 руб., за каменное — 8 руб., но не более 42 руб. на двор. Проживающим в казенных селениях бобылям, женскому полу, отставным и бессрочно отпускным нижним чинам, солдатским вдовам и женам солдат, находящихся на службе, пособия выдавались в 7 руб. 50 коп. — 15 руб.

Позднее (по закону от 1852 года) сбор с ревизских душ заменили сбором со строений, сначала.для желающих, а с 1858 года — обязательным. Платеж назначался по 4/5 коп. с рубля страховой суммы с деревянных строений и по 1/2 коп. с каменных. При этом страховая сумма деревянного строения определялась уже в 15 руб., каменного — в 24 руб. Строения могли страховаться по желанию владельцев и по более высокой оценке, но не выше: деревянные — 125 руб. и каменные     200 руб.

Вскорости нормы и предельные суммы были повышены вдвое для южных губерний (30 и 48 руб. — «нормы», 250 — 400 руб. — предельные суммы). Страховыми учреждениями принималось на страхование от огня имущество, могущее сгореть по самым различным причинам: от взрыва, удара молнии и пр., кроме пожаров произошедших во время военных действий и народных волнений.

Страхованием от градобития в России к 1901 году занимались только 2 учреждения (из которых одно акционерное).

Страхование скота в земледельческой Российской империи являлось очень насущным вопросом из-за того, что большинство скота приходилось на долю сельского населения, а не менее 50 % крестьянского капитала было вложено именно в скот. Преобладающей группой скотовладельцев являлись хозяйства, владеющие 1-2 головами низкоценного скота. Организовать страхование скота пытались и правительство и земства. Почин в этом принадлежал Московскому земству, установившему в 1883 году добровольное страхование крупного рогатого скота.

Транспортное страхование производилось 8 обществами, ежегодно расширяющими свои обороты. В большинстве случаев транспортное страхование соединялось с учреждениями транспортирования грузов.

Страхование жизни появилось в России в 1835 году (причем к этому году уже могли действовать, как российские, так и иностранные страховые общества). При страховании жизни долго пользовались иностранными таблицами смертности. Впервые своя такая таблица была составлена трудами Б.Ф. Малишевского и вычислена на основании наблюдений 3-х русских обществ страхования жизни: «Российского» 1835 г., «Россия» и «Санкт-Петербургского».

Следует отметить, что по темпам развития страхования Российская империя значительно отставала от других развитых стран. Так, к примеру, по количеству застрахованных лиц, по сравнению с Северо-Американскими штатами (так тогда назывались США), Великобританией, Германией, Францией, Австрией она прочно находилась на последнем месте.

Народное страхование в России впервые открыто было в 1899 году. «Российским обществом страхования капиталов и доходов» (учрежденном в 1835 году).

Издавались в России и специализированные печатные издания, посвященные страховому делу: «Страховые ведомости» (Санкт — Петербург, 2 раза в месяц с 1890 года), «Страховое обозрение» (Санкт — Петербург, ежемесячно с 1890 года), «Страховой сборник» (приложение к «Биржевому Вестнику», 1880 г.).

Закон об обязательном страховании рабочих от несчастных случаев от 1895 года вступил в силу лишь в 1898 году. Обязательное страхование распространялось лишь на рабочих в промышленности и обязывало предпринимателей застраховать своих рабочих лишь в частных страховых обществах. По этому закону не подлежали страхованию железнодорожные рабочие, для которых по закону 1888 года созданы были обязательные пенсионные кассы и горнорабочие, которые обеспечивались на случай увечья или болезни, остальная же масса фабрично-заводских рабочих имели право лишь на пользование больницей и медицинской помощью, на крупных предприятиях.

С конца 80-х годов XIX века возникают сначала акционерные, а позднее и взаимные общества страхования рабочих (в нашем регионе известно о деятельности «Одесского взаимного общества страхования рабочих»). Первый устав страхового общества «Россия» был утвержден в 1887 году. Общество обязывалось выплачивать условленное по полису вознаграждение, если несчастье с рабочим произошло во время или вследствие исполнения им своих обязанностей. Общества не отвечали за несчастья, «вызванные умышленно хозяином или рабочим», а также «нетрезвым поведением или дракой».

В 1912 году царское правительство издало страховой закон, согласно которому страхование вводилось только на случай увечья и болезни, но не касалось инвалидности, старости, безработицы и охватывало не более 10 % всех рабочих и служащих.

В 1912 — 1914 годах большевики развернули так называемую «страховую кампанию» в ходе выборов в страховые организации России. В октябре 1913 года был учрежден большевистский страховой журнал «Вопросы страхования»; меньшевики издавали свой журнал «Страхование рабочих». В результате активных усилий большевиков в использовании страхового дела для политической и экономической борьбы с правительством и за влияние на рабочих, во Всероссийской страховой комитет было выбрано 57 уполномоченных от рабочих.

В 1827 году было организовано «1-е Российское страховое общество», которое первоначально пользовалось монопольными правами проведения страхования в ряде губерний сроком на 20 лет. Несколько позднее возникли «2-е Российское общество», «Саламандра» и другие акционерные общества, между которыми шла жесточайшая конкурентная борьба. В 1875 году акционерные страховые общества, с целью ослабить конкурентную борьбу, заключили соглашение (конвенцию) и начали вырабатывать общие тарифы. Акционерное страхование в Российской империи, как и в других странах, было чисто коммерческим предприятием, с целью получения повышенных дивидендов для акционеров.

В 1864 году был опубликован закон о праве земств вводить страхование в сферу своей деятельности. Было установлено обязательное земское страхование, которое распространялось на сельские постройки и добровольное страхование. В отличие от акционерных страховых обществ, многие органы земского страхования энергично проводили профилактические противопожарные мероприятия, расходуя на эти цели до 10 % от сборов.

Необходимо сказать, что к началу 70-х годов XIX века страховое дело в России переживало глубокий кризис. В особенности плохо дела шли у страховых обществ от огня, доходы которых катастрофически понизились. Хаотическая конкуренция на страховом рынке становилась опасной и для широкого круга страхователей. Ставки тарифов повышались в ущерб делу, для максимального привлечения количества застрахованных.

В 1874 году несколько страховых обществ вошли в соглашение об общих действиях. Идея синдиката получила поддержку 8-ми русских обществ: «1-го Российского», «2-го Российского», товарищества «Саламандра», «Московского», «Русского», «Коммерческого», «Варшавского» и «Северного».

На съезде ими был выработан договор, вошедший в силу с 1 января 1875 года. Страховые общества обязывались действовать на одинаковых для всех условиях, без малейших отклонений от договора и постановлений съездов, которые решено было созывать 3 раза в год. На первых же съездах были определены и общие нормы тарифных ставок, введены единые приемы страхования и перестрахования, условия % скидок и надбавок к тарифу, назначены равные для всех участников синдиката штрафы за нарушение договора. Так возникла «конвенция общего тарифа» послужившая основой для развития могущественнейшего и старейшего в России страхового синдиката.

Первоначально к конвенции примкнули только общества, страхующие от огня, но позднее к ней присоединились и транспортные. «Конвенция общего тарифа» оживила деятельность русских страховых обществ. Премии значительно выросли, количество страхований и дивиденды заметно увеличились. Эти условия вызвали к жизни 6 новых страховых обществ примкнувших к синдикату.

В 1898 году была сделана попытка к установлению синдикатного соглашения в страховании жизни (а именно страховании детей). Это соглашение повысило премии и затруднило распространение такого вида страхования детей в интересах их воспитания и будущего обеспечения, как так называемого, страхование приданного.

Сложности встречало в России и развитие такого вида страхования как страхование движимости. Она страховалась в самых различных видах: товары, мебель, одежда, орудия труда и машины, скот, инвентарь и т. д. акционерными и взаимными страховыми обществами, государственными и общественными учреждениями.

При этом особое внимание обращалось на оценку страхуемого имущества и на исключение умышленного его повреждения ради получения страхового вознаграждения.

И все же процент незастрахованного имущества к 1901 году был высоким (около 30%). Особенно слабо было распространено страхование в кругах малоимущего, незажиточного населения.

 

ИЗ ИСТОРИИ СТРАХОВАНИЯ В ХЕРСОНСКОЙ ГУБЕРНИИ

На территории Херсонской губернии в XIX — начале XX веков действовали страховые компании: «Санкт-Петербургское общество взаимного страхования жизни», «Нью-Йорк» (главное агентство для Днепровского округа размещалось в г. Херсоне по ул. Ришельевской, в доме Корбули), «Русское страховое общество» (агентство находилось в г. Херсоне, в доме Долговых, затем переехало в дом Коротких, по ул. Соборной, напротив городского клуба), «Коммерческое страховое общество по страхованию жизни, капиталов и доходов» (помещалось в доме Коваленко, на углу Потемкинской и Семинарской улиц), «Российское страховое от огня общество», учрежденное в 1827 году, с 1898 года переименовано в «1-е Российское страховое общество» (агентство размещалось по ул. Эрдельевской, в доме Городецкого), страховое общество «Россия» (агентства находились по ул. Витовской, в доме Беновича и на ул. Суворовской, в доме Тарле), «Санкт-Петербургское общество страхования» (агентство размещалось в г. Херсоне, в здании Петербургского коммерческого банка, угол улиц Суворовской и Католической), «Харьковское общество взаимного вспоможения на случай смерти» (не имело постоянного агентства в Херсоне, взносы принимали временные уполномоченные проживающие в гостинице), «Северное общество» и др.

 

«Санкт-Петербургское общество страхования» (агентство размещалось в г. Херсоне, в здании Петербургского коммерческого банка, угол улиц Суворовской и Католической)

 

Все они регулярно использовали для рекламы местную прессу. Так, в Херсонской научно-литературной, политической, сельскохозяйственной и коммерческой газете «Юг» наиболее часто встречается реклама, учрежденного в 1881 году в Санкт-Петербурге, страхового общества «Россия», предлагающего следующие услуги: страхование жизни, т.е. ...капиталов и доходов для обеспечения семьи при собственной старости, приданного, стипендий и т.п., страхование от несчастных случаев, как отдельных лиц так и коллективное страхование рабочих и служащих на фабриках, страхование от огня, движимых и недвижимых имуществ всякого рода (строений, машин, мебели, товаров и проч.), страхование транспортов (речных, сухопутных и морских, страхование корпусов судов), пожизненное страхование пассажиров на железнодорожных и водных путях Европы, страхование капитала на случай смерти, ежегодные пенсии на случай инвалидности, суточное вознаграждение «на время неспособного отношения к труду». Пояснялось, что страховые билеты на страхование пассажиров от несчастных случаев во время путешествий по железной дороге и на пароходах выдаются также на станциях железных дорог и на пароходных пристанях.

Все херсонские страховые агентства предлагали херсонцам различные виды страховых услуг. Так «Главное агентство коммерческого страхового капитала» призывало страховать жизнь, капиталы и доходы; правление «Харьковского Общества взаимного вспоможения на случай смерти» объявляло, что членами Общества могли быть «лица обоего пола в возрасте при вступлении от 21 до 50 лет, без различия звания и вероисповедания»; «Главное Агентство Восточного общества товарных складов, транспортирования и страхования товаров с выдачей ссуд», действующее в Херсоне, Бериславе, Каховке и их окрестностях, приглашало к морскому, речному и сухопутному страхованию; «1-е Российское страховое общество» предлагало страхование от несчастных случаев, как коллективное рабочих и служащих на фабриках и заводах так и отдельных лиц и т.д.

В том же «Юге» встречаются и объявления, связанные с текущей работой страховых обществ. Так в № 30 за 1898 год сообщается, что: «Главное управление для России Общества взаимного страхования жизни «Нью-Йорк» имеет честь довести до всеобщего сведения, что г. г. Яков Адольфович Mayер, Соломон Абрамович Дорфман и Абрам Блувштейн агентами сего общества не состоят. А потому Главное управление просит никаких переговоров с означенными лицами не вести. Выданные им: письма, назначения, карточки, квитанционные книжки и прочие считать недействительными».

Можно восстановить и фамилии некоторых херсонских страховых агентов. Так, «Восточное общество» представлял И.В.Билик, «Коммерческое страховое общество по страхованию жизни и капиталов» — главный агент М. Л.Либерман, страховое общество «Россия» — А.Я. Бенович и И. Д. Волынский, «Русское страховое общество» — Сильванский.

Известно, что порты Херсонской губернии играли в Российской империи заметную роль в экспорте хлеба. Поэтому здесь интенсивно развивались связанные с этим виды страхования. Страховка, на отправляемый с пристаней хлеб, была разной по времени года и в зависимости от погрузки зерна в той или иной пристани на баржу или парусное судно. Весной и до 1 сентября страховая премия была 20 — 40 коп. со 100 руб. и от 22 до 45 коп. в ноябре, после 1 сентября; при отправке зерна на баржах, страховка дешевле стоила из нижележащих пристаней и дороже из вышележащих (Екатеринослав, Александровск и др.). За хлеб, отправляемый на парусниках платилась страховка от 65 до 75 коп. со 100 руб. («Условия перевозки хлебных грузов в нижнем течении р. Днепр», Херсон, 1899г.»).

Стоимость страховки за хлебные грузы по пути из Херсона в Одессу в 1896-99 годах была назначена: с открытия навигации до 1 сентября — от 20 до 22 коп.; с 1 сентября до 15 ноября — 22-25 коп. По прибытии в Одессу, если хлеб оставался в баржах, делалась новая страховка по 40 коп. со 100 руб. в месяц, но, если груз стоял меньше этого срока, расчеты делались по дням.

Взымалась также страховка и за предоставляемые почтовые услуги; так в разделе «Почтовых правил о частной корреспонденции» встречаем следующие тарифы: такса страхового сбора с ценности или суммы от 1 до 600 руб. — по 0.5коп. с рубля; от 600 руб. до 1600 руб. — 0.25коп. с приплатою еще 1 руб. 50 коп. за отправление. Существовала также такса страхового сбора за бандерольные отправления, заказные бандерольные отправления, отправляемые по почте кредитные билеты (1 кредитная коп. за каждые 100 руб.) и др.

Интенсивно развивалось в Херсонской губернии земское (сельское) страхование. До введения в губернии страхования от огня, если возникал пожар и уничтожал имущество, то жители, которые не пострадали от пожара, и жители ближайших сел помогали погорельцам, кто чем мог, кто лесом на постройку, кто одеждой, кто хлебом. Помощь эта была добровольной, а потому случайной и недостаточной; потерпевший получал лишь незначительную долю утраченного. Чтобы упорядочить оказание помощи погорельцам, сделать ее адекватной понесенным убыткам, по распоряжению правительства в 1844 году были переписаны и оценены постройки крестьян и каждый владелец должен был ежегодно вносить в казну от 0.5 коп. за каменные строения, до 1 коп. за деревянные строения с каждых 100 руб. их оценки. От этого сбора образовывался капитал, из которого в случае пожара погорельцам выдавалось вознаграждение.

Так в губернии возникло страхование построек от огня. Поначалу, страхование было введено только в казенных поселениях. В помещичьих селах забота о тушении пожаров и о помощи погорельцам возлагалась на помещиков. В таком положении дело страхования находилось до отмены крепостной зависимости (1861 г.). Являясь обязательным только для крестьян казенных поселений, оно и этих крестьян обеспечивало недостаточно: оценка строений при страховании не соответствовала их стоимости, оценивались все постройки двора огульно, причем, не по стоимости, а по определенным нормам; так, весь двор с каменными постройками оценивался не свыше 400 руб., а двор с деревянными постройками — не свыше 250 руб. При таких низких ценах убытки погорельцев далеко не покрывались, они получали только небольшие пособия.

С введением земства, дело оказания пожарной помощи населению было возложено на губернское земство.

Металлический знак «Взаимное страхование» (в центре знака — герб г.Николаева, в левом верхнем углу которого, герб Херсонской губернии — крест и три короны). г.Николаев, конец ХІХв.В 1867 году был издан закон «О взаимном земском страховании», по которому заведование делами страхования возлагалось на губернское земство. Уездные земства в лице управы, в деле страхования от огня являлись уполномоченными губернского земства только по наблюдению за правильным ведением страхового дела в уездах лицами, назначенными губернским земством. Но на практике уездные земства, нередко принимали деятельное участие в решении различных вопросов, касавшихся страхования.

Первой заботой земства было основание и увеличение запасного страхового капитала. Но существовавшая пожарность, особенно, увеличившаяся к 80-м годам значительно препятствовала этой цели. Земство не ограничилось повышением премий, а приступило к изучению причин пожарности. Появился статистический труд «Пожары в Херсонской губернии за 1869-1894 гг.».

С 1900 года губернская управа начала издавать брошюры под названием «Страховое отделение Херсонской земской управы». В 1910 году напечатаны были 2 книги статистических данных по взаимному земскому страхованию за 1867 — 1908 годы: «Обязательное страхование» (выпуск 1) и «Добровольное страхование» (выпуск II).Одновременно с этим губернскою управою были сделаны попытки выяснить пожарность по поселениям за 18 лет (1893-1910). Это дало ценный материал.

Согласно «Положению о страховании», действующем с небольшими изменениями до 1917 года, обязательному земскому страхованию подлежали во всех селениях все строения, находящиеся в «черте крестьянской оседлости». Для жителей, строения которых находились на вненадельной земле, а также в городах и посадах, было введено другое страхование — добровольное.

Получив в свое ведение страхование от огня, земство на первых порах придерживалось прежнего «казенного» порядка. Самое важное — оценку строений по обоим видам страхования, а также оценку пожарных убытков и учет страховых сборов оно поручало производить сельским и волостным управлениям. Со временем обнаружилось, что эти управления, как при принятии имущества на страх, так и в случаях пожаров, сильно преувеличивали оценки. Нередко в числе сгоревших до основания показывали строения, у которых при тушении пожара с крыши было сорвано какое-то количество соломы. Открылись и случаи, когда от некоторых сельских управлений поступали сведения с оценкой пожарных убытков на дворы вовсе не горевшие, пожарное вознаграждение, посланное погорельцу через волостное управление, не всегда попадало в его руки, часть удерживалась сельскими должностными лицами, собранные со страхователей платежи сплошь и рядом сельскими должностными лицами растрачивались, что приводило к накоплению недоимок страхового сбора.

В таком состоянии дело взаимного земского страхования находилось до 1885 года, когда уездные земства выступили с ходатайством перед губернским об учреждении «правильного надзора» за действиями волостных и сельских управлений. Изыскивая такие способы надзора, губернское земство в 1885 году постановило учредить в каждом уезде по одной должности страхового агента. Однако, вместо того, чтобы сразу создать полноценную страховую агентуру, губернское земство обязанности агентов да и то, только в части касающейся оценки крупных пожарных убытков, возложило на губернских статистиков. Те же получая жалование целиком из страхового капитала, между тем не могли уделять достаточно времени страховому делу, будучи заняты своими прямыми статистическими делами. В страховании почти все оставалось, как было до того: поступления сборов уменьшались, а количество пожаров в селениях все увеличивалось. Не проходило и года, чтобы в каком-нибудь селении не выгорало сразу 10-20 дворов. Все возрастающая опасность окончательно растерять запасной капитал побудило земство кардинально изменить отношение к страховому делу.

В 1899 году были назначены особые страховые агенты с помощниками. Им было поручено не только лично наблюдать за ведением дела волостными управлениями, но и лично производить оценку строений по добровольному страхованию и оценку пожарных убытков. Проверяя оценки управлений, страховые агенты в первый же год обнаружили немало случаев злоупотреблений. Размеры пожарных убытков, как констатируется в сборнике «Деятельность земства в Херсонском уезде за 50-летие (1864-1913 гг.)» «под влиянием могарычей» во многих случаях преувеличивались в 3-5 и даже в 10 раз. «Особая горимость» некоторых сел заставила агентов обратить особое внимание на оценку строений в этих селениях и оказалось, что соломенные крыши стоимостью 50-60 руб. были оценены в 150-200 руб., представляя своей высокой оценкой большой соблазн для страхователя.

И, действительно, как только страховые агенты переоценили строения в этих селах, понизив оценку до реальной стоимости, количество пожаров сразу сократилось. Вообще, благодаря деятельности агентов значительно сократилось в губернии, как число пожаров, так и сумма выдач вознаграждений пострадавшим от них.

Металлический знак, укреплявшийся на застрахованном строенииДо 1900 года, когда за дело всерьез взялись земские страховые агенты, число пожаров только по Херсонскому уезду за год достигало 250, а сумма пожарного вознаграждения — до 50 тыс. руб. За 1900-1905 годы число пожаров по уезду упало, в среднем, до 150, а вознаграждений — до 17 тыс. руб. в год. Далее земство увеличивает число агентов и, кроме, уездных, вводит ещё и участковых агентов. Со временем число агентов и страховых участков росло, учреждены были должности контролеров, введены так называемые разъездные счетчики. Установлены ежегодные совещания контролеров и агентов.

В Херсонском уезде, к примеру, с 1903 года образовано было 6 страховых участков. Для объединения деятельности агентов при уездной управе созданы страховые отделения в заведовании уездного агента, названного контролером. На участковых агентов было возложено: принимать на страх строения по добровольному страхованию, оценивать убытки по всем пожарам, проверять записи поступлений и учет страховых сборов в сельских управлениях, руководить работой особых оценщиков во время страхования строений и прочее.

В 1907 году под наблюдением контролера и агентов была выполнена большая работа по переоценке строений во всем Херсонском уезде. Для оценки приглашались особые уполномоченные, записи делались в карточках, на каждый двор был заведен отдельный листок, все строения двора оценены подробно и здесь же на листке нанесены на план, копии листков были розданы на руки всем участникам обязательного страхования, которые с этого времени могли знать, во что их строения застрахованы и сколько с них следует платежей. Всего в Херсонском уезде подлежало обязательному страхованию в 336 селениях 65868 дворов на сумму 19 млн. руб. Ежегодно причиталось с уезда платежей (кроме недоимки) в круглых цифрах по окладному страхованию 21.500 руб., а по дополнительному страхованию 8 тыс. руб. Вознаграждение пострадавшим от пожаров выдавалось до 20 тыс. руб.

С 1902 года земство приступило к преобразованию добровольного страхования, понизило тарифы, ввело скидки с платежей за продолжительность страхования, упростило порядок заключения страхований, предоставив агентам право самостоятельно заключать далее крупные страхования, и, наконец, в 1910 году ввело страхование движимого имущества: хлеба, кормов, земледельческих орудий и домашней обстановки.

Таким образом, было достигнуто то, что земское добровольное страхование привлекло многих страхователей, а частные4 страховые общества, чтобы удержать у себя страхователей, вынуждены были понижать тарифы и представлять различные льготы. В результате, страхование удешевилось, а от этого выиграло население. В 1912 году по Херсонскому уезду в добровольном страховании состояло 1102 страхования на сумму 3848682 руб. и поступило платежей 150053 руб. Своевременно принятыми мерами, не прибегая к повышению платежей, а даже постепенно понижая их Херсонское земство добилось того, что как обязательное так и добровольное страхование стало доходным. Доход этот причислялся к запасным капиталам и постепенно их увеличивал. Часть средств, полученных земством от страхования, постоянно вкладывалась в противопожарные мероприятия, улучшение в селах пожаротушения. Для этих целей губернским земством ежегодно отпускалось 15 тыс. руб. На эти деньги приобретались пожарные машины, трубы, выдавались ссуды на замену соломенных крыш черепичными, устройство общественных колодцев, проводились работы по изысканию воды и пр.

Существовала строгая отчетность о ходе земского страхования, которая была вменена в обязанность земской управы и публиковались в издаваемом в Херсоне «Систематическом своде узаконений и распоряжений правительства до земских учреждений относящихся» кроме того, в отчетах земства по вопросу земского страхования указывались размеры страховых премий в сравнении со страховыми премиями частных страховых компаний, случаи самых разрушительных пожаров, причины их, меры принятые к предупреждению их и помощи пострадавшим и др.

Застраховано в Северном обществеСтроения, принимаемые на страх, подразделялись по категориям: каменные и земляные, деревянные, камышовые и плетневые, каменные и деревянные, жилые и нежилые, крытые железом, черепицею, деревом, камышом или соломою и вносились в «страховые списки и страховые листки» обязательного земского страхования. Интересно, что не подлежали обязательному страхованию церкви. А бани, кузницы и овины, учитывая повышенную пожароопасность, принимались на страх только если они находились в черте крестьянской оседлости.

Средний страховой платеж по окладному страхованию с крестьянина в 1908 году составлял 53 коп., с разночинца — 47 коп., по дополнительному страхованию с крестьянина — 41 коп., с разночинца — 77 коп.

Губернское земское собрание рассматривало ходатайства различных лиц о вознаграждении их за пожарные убытки по обязательному страхованию и нередко принимало решения об отказе в этом, чаще всего из-за несвоевременного взноса страховых платежей.

Как любопытный пример, приводилось дело крестьянина Григория Олтушевского из г. Бобринец Елисаветградской уездной управы. В 1892 году он построил ветряную деревянную мельницу, которую застраховал в добровольном земском от огня страховании с 1894 года и платил страховые суммы в течении 11 лет. 2 ноября 1905 года ураганным ветром его мельница была «взорвана на воздух и разбита вдребезги со всем механизмом», исправить ее не представлялось возможным, престарелый (за 70 лет) Олтушевский с женой-старухой имел с мельницы единственное пропитание и регулярно платил за мельницу налоги, как в виде земского сбора так и страховку более 10 лет. Ввиду всего этого он просил уездную земскую управу ходатайствовать перед Херсонским губернским собранием о выдаче пособия из страховых сумм «сколько признано будет возможным». Уездная управа препроводила его прошение на усмотрение губернской. А та придерживаясь буквы закона порешила: «Принимая во внимание, что за принятые на страх земства строения, по правилам земского страхования, вознаграждение выдается лишь в том случае, если строение будет уничтожено огнем, т.е. сгорит, а так как мельница Олтушевского пострадала не от огня, а от ветра, посему на получение вознаграждения из земского страхового капитала он права не имеет...»

Об учреждении в губернии института страховых агентов хотя и было объявлено ранее, но по-настоящему они начали действовать лишь с 1900 года. Сначала было назначено всего 3 уездных агента и 3 помощника в Херсонском, Елисаветградском и Александровском уездах. Позже агенты и помощники были назначены для Ананьевско-го, Одесского и Тираспольского уездов, прибавлено по 2 новых помощника в Херсонском, Елисаветградском и Александровском.

Хотя место жительства агентов всегда зависело от усмотрения управы, но до 1905 года все они имели жительство в уездных городах. Отдаленность от многих населенных пунктов уезда приводила к тому, что составление актов о пожарах сильно запаздывало, добровольное страхование в уездах развивалось слабо, а страховые платежи и недоимки по обязательному страхованию росли. Учитывая это, губернское собрание в 1904 году определило прибавить для восточных уездов еще по 2 помощника, разделить между агентами уезд на участки и обязать каждого агента жить в собственном участке. Уезды были разделены на страховые участки с установлением места жительства для агентов. Но через некоторое время агенты, осев в участках, начали жаловаться на тяжелые условия жизни в деревне, проблемы с отысканием квартиры и продовольствием, семейные — еще и на сложности с образованием для их детей.

Просили уездные страховые агенты, учитывая постоянные разъезды, повысить им суточные, которые составляли 1 руб., хотя бы до 1 руб. 50 коп., мотивируя это тем, что если страховой агент едет в уезде на расстояние 100 верст (участки агентов были размером в среднем 25-30 верст), то он потратит этот рубль суточных на чаевые, так как «всем известно, что на каждом перегоне нужно дать ямщику 15-20 коп., значит, агенту ничего не остается на пропитание».

С 1888 по 1902 годы страховая агентура была возложена на уездных статистиков, а с 1900 года назначены в Александрийский, Елисаветградский и Херсонский уезды по одному уездному страховому агенту и по одному помощнику в уезды: Ананьевский, Одесский и Тираспольский. С 1903 года добавлено по 2 помощника агентов в Александрийский, Елисавтградский и Херсонский уезды и с 1905 года добавлено в те же уезды еще по 2 помощника агентов и уезды разделены на участки. С 1905 года уезды: Александрийский, Елисаветградский и Херсонский разделены на 6 участков и имели по 1 уездному агенту, они же заведовали первыми участками и по 5 участковых страховых агентов (бывших помощников). С 1906 года Ананьевский, Одесский и Тираспольский уезды также были разделены на 2 участка каждый уезд, первыми участками заведовали уездные агенты, а вторыми — участковые (бывшие помощники).

Знак страховой комании "Северное общество" на воротах при вхезде в имение Волохина, с. Тягинка, Бериславский р-нК примеру, в 1907 году в Херсонском уезде работали страховой агент и 5 участковых. 1- м участком, Херсонским, заведовал уездный агент Н.С.Гавриленко (место жительство г. Херсон), участок этот состоял из г. Херсона и 7 волостей: Белозерской, Станиславской, Кисляковской, Никольской, Тягинской, Вавиловской и Засельской. Число обществ — 56, квадратных верст — 2806.

2 - м участком, Бериславским, заведовал агент П.А.Бакшевич (место жительства — г. Берислав), участок состоял из г. Берислава, и 6 волостей: Казацкой, Качкаровской, Снегиревской, Любомирс-кой, Александровской и Старошведской. Число обществ — 67, квадратных верст — 3760.

3 - м участком,Нововоронцовским, заведовал агент Н.Г.Панченко (место жительства — Нововоронцовка), участок состоял из 9 волостей: Нововоронцовской, Марьинской, Грушевской, Михайловской, Новониколаевской, Покровской, Золотобалковской и Шолоховской. Число обществ — 51, квадратных верст — 2450.

4 - м участком, Криворожским, заведовал агент А.А.Ризе (место жительства — Кривой Рог), участок состоял из 4 волостей: Криворожской, Широковской, Николаевской 1-й и Заградовской. Число обществ 44, квадратных верст 1375.

5 - м участком, Ново-Бугским, заведовал агент Т.Н. Собачкин (место жительства — Новый Буг), участок состоял из 6 волостей: Новобугской, Антоновской, Владимирской, Калужской, Полтавской и Николаевской 2-й. Число обществ 73, квадратных верст — 2504.

6 - м участком, Новоодесским, заведовал агент В.Н.Продан (место жительства Одесса), участок состоял из 4 волостей: Новоодесской, Гурьевской, Балацковской и Привольненской. Число обществ 63, квадратных верст 2210.

В 1907 году при уездных управах были открыты страховые столы. При каждом страховом столе имелось по 1 счетчику, в обязан-
ности которого входило ведение окладной книги обязательных ведомостей о денежных поступлениях по государственному и добровольному страхованию, рассылка полисов, переписка, составление окладных списков и пр.

В 1908 году была введена должность контролера взаимного земского страхования (в Херсонском уезде ее занял Н.С.Гавриленко), который действовал на основании Инструкции контролеру, дававшей полномочия по наблюдению за правильным ведением земского страхового дела в его районе. Кроме того, в штат страхового отделения губернской управы входили делопроизводитель, помощники делопроизводителя, писцы (среди которых в 1912 году была и дама Акулинина А.В., редкий по тем временам случай).

В 1908 году было введено земское страхование имущества в общественных зданиях, а с 1913 года на страх от огня в губернии начали принимать животных. Однако, эта форма страхования развивалась слабо. Так, в 1914 году несмотря на то, что только в Херсонском уезде горело 147 дворов застрахованных по окладному страхованию и сгорело 191 жилое строение и 258 нежилых, не было принято на страх от огня ни одного животного.

В 1914 году губернская земская страховая агентура состояла из 4 страховых контролеров и 30 участковых страховых агентов.

К имевшимся в 1913 году 24 страховым участкам были добавлены в 1914 году еще 6 новых страховых участков, из которых добавлены по одному для Ананьевского и Херсонского уездов, 2 участка — для Александрийского и Елисаветградского уездов.
В 1910 году были изданы «Правила и тарифы земского добровольного страхования от огня движимых имуществ Херсонской губернии». (Херсон, 1910г.). Такой вид страхования заключался на срок от 2 месяцев до 1 года. И по нему могли быть застрахованы хлеб обмолоченный и не обмолоченный, кукуруза, сено, солома, полова, сельскохозяйственные орудия, машины и пожарные насосы, предметы домашней обстановки, за исключением: драгоценностей, старинных и редких вещей, библиотек, предметов искусства и роскоши, научных коллекций и др., движимости на мельницах, маслобойнях, зерносушилках, солодовнях, салотопнях, крупорушках, фабриках, заводах, складах легковоспламеняющихся веществ, локомобилей, работающих не у страхователя, а также различных товаров.

Для повышения самообразования в 1913 году Херсонским губернским земством для страховых агентов и столов был выписан журнал «Страховое дело», издаваемый Тверским земством.

 

СТРАХОВАНИЕ КОЛОНИСТОВ.

Особняком стоит вопрос о страховании колонистов и поселян — бывших колонистов, которых, как мы знаем, на территории Херсонской губернии было достаточное количество.

На основании царского указа 1854 года на земледельцев-евреев, колоний Херсонской губернии, были распространены утвержденные 7 июля 1852 года правила о взаимном страховании строений в казенных строениях крестьян. Эти правила были введены в действие с начала 1855 года, и страхование строений по ним продолжалось до образования земских учреждений в 1864 году, когда страхование строений в казенных селениях отошло к земству, и, вместе с тем, казенная палата прекратила прием от колонистов-евреев страховых платежей. Колонисты начали вносить их в депозит попечительского комитета, а с его упразднением в 1874 году, в депозит Херсонско-Бессарабского управления земледелия и государственных имуществ, откуда и выдавались вознаграждения за пожарные убытки. Такой порядок существовал до передачи еврейских земледельческих колоний во второй половине 1905 года в ведение Министерства внутренних дел. Срок взаимного колониального страхования закончился к концу 1905 года и в 1906 году был решен вопрос о страховании построек в еврейских колониях земством.

Болгарские колонии оказались в значительно худшем положении. Во многих из них не было никаких пожарных капиталов, установленного страхового сбора да и самого страхования. Лишь Парканы Тираспольского уезда давно состояли в обязательном земском страховании, Большой и Малый Буялыки Одесского уезда присоединились к нему только в 1913 году, а Кубанка Одесского уезда и Терновка Херсонского оставались вне страхования даже в 1914 году.

Лучше всего дело страхования было поставлено в немецких колониях. Оно возникло там без постороннего вмешательства гораздо ранее, чем мыслью о страховании прониклись те учреждения, на которые было возложена забота о них («попечительство об иностранных поселенцах», а также министерство государственных имуществ, в ведении которых колонии находились). У колонистов (меннонитов) были попытки страхования даже от падежа скота, градобития и других бедствий. Колониальное (немецкое) страхование выглядело так: страхование строений для колонистов было обязательным, страховую сумму определял сам страхователь и показывал ее в полной оценочной сумме или ниже, но не менее половины стоимости строения по оценке.

Оставшиеся от сбора деньги обращались в основной капитал и расходовались на улучшение пожарной части и вознаграждения отличившимся при тушении пожаров. Общество избирало 2 волостных и по одному и более сельских пожарных старост. Обязательному страхованию в немецких колониях подлежали только строения, движимость страховалась только у тех, кто страховал строения. В некоторых обществах движимость не оценивалась и не страховалась, но в случае пожара оплачивалось все, что повреждено огнем: хлеб, земледельческие машины и орудия, скот, лошади, корм для скота, одежда, припасы, даже мясо в коптильнях.

Страховые суммы состоящего на страхе имущества в немецких колониях достигали по губернии к 1914 году более чем 22 млн. руб. Страховой сбор с колонистов из-за солидного запасного капитала в некоторых обществах был вовсе прекращен, а в некоторых колониях взыскивался только в урожайные годы. Способы раскладки были разнообразны: от одинаковых ставок на разное имущество от 1/8, 1/4, 1 коп. со страхового рубля, до разнообразного в зависимости от огнеопасности крыш и далее десятин пахотной и сенокосной земли. В колониях хотя формально и существовало только обязательные страхования строений, но наряду с этим, в случае пожара оплачивались убытки и по другим видам имущества (движимости). На эту оплату, с общего согласия, взыскивался одновременно с установленным дополнительный сбор. То есть, пострадавшему помогали, если не деньгами, то работой или другими способами, доводя в форме благотворительности до полного возмещения убытков. Немцы-колонисты без особых правил начали страховать движимое имущество умудряясь получить полную компенсацию даже за неоцененное (незастрахованное) имущество. В то время, как общесельское страхование по Положению 1864 года, ввело «нормы или оклады», «дополнительные страхования», «предельные суммы» и т.д., немцам-колонистам было позволено страховать свои строения в полной оценочной сумме или ниже, но не менее половины оценочной суммы. Таким образом, нормальной ценой строения служили у них не однообразные порайонные суммы, как в земском страховании, а 50% действительной их стоимости. Так, в 60-е годы в одно и то же время в России были введены 2 формы определения цен для коренных жителей «норма», ниже которой строение страховаться не могло и для колоний более совершенный способ определения этой низшей цены — 50% стоимости «процентная норма».

В то время, как в земстве каждый страхователь застраховав свои строения в какой-либо страховом обществе, исключался из обязательного страхования, колонист из своего «обязательного страхования» выбыть не мог (например, перейти в земское страхование). Разрешался лишь переход волости в полном составе, да и то с условиями. В то время, как земское страхование использовало только ежегодные взносы страховых платежей, немецкие правила остановились только на раскладке убытков данного пожара. Строения немцев-колонистов, живущих на собственных, частных землях принимались в колониях на страх по желанию владельца и с согласия общества (добровольное страхование), в страховых книгах и в раскладке убытков они не выделялись в отдельную группу, в то время, как в земском страховании такое смешение обязательного и добровольного страхования категорически запрещалось. Были и другие отличия.

Вместе с тем, страхование в немецких колониях имело и ряд недостатков. Так, им мог пользоваться не всяких живущий, а лишь колонист чистокровный. Если колонист продавал строение или сдавал в аренду, то оно автоматически теряло страховку. Ни один колонист или даже целая волость без согласия остальных участников немецкого страхового общества не могли сменить свое страхование на другое.

Херсонская губернская управа с 1915 года делала попытки присоединить к обязательному земскому страхованию постройки поселян-собственников, бывших колонистов (немцев и болгар) с передачею в губернскую управу имеющихся у них капиталов обязательного страхования и списков недоимщиков.

Однако, ничего существенного добиться в этом вопросе не удалось. А через два года революция резко изменила все «правила игры». После октябрьской революции 1917 года были ликвидированы все прежние страховые организации.

Декретом от 28.11.1918 г. ввели государственное страхование, а частные страховые общества и организации — ликвидировали.
Советское государственное страхование построек, промышленных предприятий, сельскохозяйственных культур, животных и других материальных ценностей призвано было охранять государственную собственность, а также личную собственность граждан от последствий пожаров, градобития и других стихийных бедствий. Его организация была в компетенции высших органов власти и госуправления.

Страхование осуществлялось единой госорганизацией — Главным управлением государственного страхования (Госстрахом СССР), состоявшем в ведении Наркомфина, а позднее Минфина.




 

Медаль Херсонского краеведческого музея Летопись Причерноморья № 4