Письма из прошлого




Пиворович В.Б.

( Херсон)

 

Я думал, чувствовал, я жил

И все, что мог, постиг

И этим право заслужил

На свой бессмертный миг,..

С.Я.Маршак.

 

ВРЕМЯ безжалостно стирает следы прошлого. Очень короткая жизнь у писем — они принесли известие от любимых, друзей, родителей и больше не нужны — их рвут, бросают в огонь, и лишь иногда сохраняют какое-то время, прежде чем выбросить в мусор.

А письма пролежавшие много лет где-нибудь в подвале или на чердаке старого дома становятся историей, они рассказывают о чем думали, что чувствовали, чем жили люди десятилетия назад — люди другой эпохи.

...C черными штемпелями почтовых контор, пометками чиновников, потемневшие от пыли и времени сохранились в семейных архивах, музеях и частных собраниях картонные частички истории — почтовые карточки с письмами, отправленными адресатам в начале XX века.

Разные адреса — Одесса и Херсон, Москва и Николаев, Таганрог и Ярославль — проставлены на почтовых карточках; различны и судьбы людей, писавших эти письма почти сто лет назад.

20 января 1909 года из Херсона в Таганрогское окружное казначейство отправили почтовую карточку с письмом следующего содержания:

 Открытое письмо из Херсона

«Дорогой сын!

13-го сего месяца получена твоя открытка за которую опять доплатил 8 коп.

Приезд твой радует нас, а тяжелые труды твоей обязанности печалят. Здоровье наше Слава Богу и в доме также.

19-го с утра до 2 часов дня шел снег и дождь, к вечеру — мороз, по городу катаются на санях, особо интеллигенция.

11-го сего месяца в 2 с половиной часа ночи зарезал себя перочинным ножичком учитель 3-х классного городского училища Николай Ив. Климашев. Антон Ченяев шлет тебе сердечный привет, 23-го сего месяца вступает в законный брак.

По столбах для электрического освещения продолжают проводить проводы. Особых новостей пока нет. За опоздание ответа не взыщи Прощай. Да хранит тебя Бог.

Любящие тебя родители твои Ф. и Е. Литвиновские»

 

В этом письме поражает насыщенность информацией, осведомленность автора о городских новостях, искренняя вера в Бога и в то же время чувствуется спокойная, размеренная жизнь провинциального города. Любопытно и то, что письмо отправленное 20 января уже 23 января было получено в Таганроге.

Не менее интересно и письмо на почтовой карточке, отправленной из Евпатории в Херсон 9 мая 1902 года моряком — херсонцем:

 

«Дорогие мои родители, уведомляю Вас, что я Слава Богу, жив и здоров, чего и Вам от всего сердца желаю. Давно я Вам писал. Скоро приляпаем в Херсон, думаю к Троице. 27 апреля кончили выгрузку в Ялте, 29 снялись на Керчь, покрутились сутки вокруг Аю-Дага, поднялся противный ветер, в Ялту не попали, а 1 мая утром отдали якорь в Евпатории. До сегодняшнего дня не выезжали через зыбь.

Иванов зафрахтовал соль в Одессу, а оттуда немедля пойдем в Херсон, в перебойню на валку, ибо судно сильно течет. 2 мая вышли в Камрад, но через противный ветер вернулись.

Пишите пожалуйста в г.Одессу, Андросовская гавань, магазин Френкеля на судно «Слава России». Марки не приклеил, нет денег. Сильно соскучился за всем херсонским. Всем поклон. Пишите обо всем, обо всем. До скорого свидания остаюсь любящий Вас, сын Ваш Александр.

Евпатория, 9 мая 1902 г.»

 

Как и в других письмах, здесь вспоминают Бога, а отсчет времени ведется согласно религиозного праздника — Троицы.
Поражает беспросветная бедность — «Марку не приклеил, нет денег». А в подтверждение этого на почтовой карточке черный штемпель: «Доплатить 11 коп.».

Эти деньги должен был заплатить получатель, марка же для почтовой карточки стоила 3 копейки.

Для нашего времени необычно написан адрес:

 

«В город Херсон, 3-я часть (За балкой) Безымянная улица около Церковки, собственный дом. Его Высокоблагородию Фоме Евфимовичу Г-ну Литвиновскому».

 

На почтовых отправлениях того времени не указывали номера домов, но только улицу и фамилию владельца дома. А почтовые штемпели показывают как работала почта: письмо написано 9 мая 1902 года, первый почтовый штемпель «Евпатория» — 10 мая, «Симферополь» — 10 мая, «Екатеринослав» — 11 мая, «Херсон» — 12 мая.

Таким образом 97 лет назад письмо из Евпатории в Херсон было доставленно за 3 дня.

Летом 1906 года из центра города на Забалку девушка отправила короткое письмо:

 

«Я завтра буду в городе и я хочу погулять вместе с Вами, Прийдите до костела в 5 часов вечера и тогда пойдемте в Гимназический,

Ваш друг Груша».

 

Открытое письмо из Херсона в ОдессуДля молодежи того, далекого для нас времени, было обычным назначить встречу в церкви или у католического костела, а Гимназический сквер в Херсоне был местом, где гуляла молодежь.

Интересно и то, что девушка писавшая письмо, впоследствии вышла замуж за парня, которому его писала, и они прожили долгую совместную жизнь в Херсоне.

Более интересным и точно датированным почтовыми штемпелями историческим документом является письмо отца к сыну отправленное 18 сентября 1908 года из Херсона в Таганрог:

 

«Любимый и милый сын.

13-го сентября открытое письмо твое получено, которое чрезвычайно нас обрадовало и успокоило в том, что ты по Милости Божьей здрав и невредим, - за что мы и благодарим Его. До получения же оного, мы были в сильном беспокойствии ввиду того, что в стране, где ты проживаешь, свирепствовала эпидемия холерной болезни, как ты писал. Названная выше гостья, т.е. холера уже две недели как позволила явиться в наш город и каждые сутки поглощает до 2-х человеческих жертв. Медицина принимает все возможные меры выгнать таковую и объявлением своим предупреждает жителей города ни есть арбузов, дынь и прочей сырой зелени, а также не пить сырой воды.

А городская управа со своей стороны заарендовала 3 чайных трахтира для бесплатного отпуска кипяченой воды всем жителям города. Как видно из местной газеты от 16 и 18 сего месяца уже был только один смертный случай.

Больше писать негде. Твои любящие родители».

 

Это письмо дает представление насколько серьезно относились к эпидемии холеры врачи, городская управа и жители города, своевременно информируемые местными газетами.

Но даже такое тяжелое испытание не нарушало спокойной, размеренной жизни города. Письмо отправленное из Херсона М.А.Тихонову в Томск 9 сентября 1908 года это подтверждает:

 

«Шлю привет Вам, Мстислав Александрович. Извиняюсь, что запоздала. Ну как же Вы там поживаете?

Мы все пока здоровы. Холера уже и до Херсона добралась, на днях было четыре смертных случая, поэтому приходится беречься.

У нас осень в полном смысле.

Ну всего хорошего»

 

Женщина, писавшая письмо, не испытывает страха или беспокойства от эпидемии холеры и даже восхищается херсонской осенью.

Но вот другое письмо. Из Николаева в Херсон приезжает молодой человек, недавно расставшийся с девушкой.

Рано утром он покупает почтовую карточку с видом Херсона — «Херсонца» — и отправляет в Николаев, на ул. Московскую №30, Г-ну Л. Токареву (для Розы), крайне эмоциональное письмо:

 

«13 ноября 1912 г.

Хотел вчера написать, но приехал поздно и не знал куда идти. Город препаршивый, ночью темнота такая, что хоть глаз выколи. Можно бить друг друга в морду и не знать кто кого ударил. Остановился в домашних обедах. Сейчас достал херсонца и иду с ним на почту. Сейчас 8 часов. При солнечном свете осмотрю город. Пойду к воинскому начальнику. Пока скучаю. На душе... Завтра напишу.
До свидания. Целую всех наших».

 

Прошло несколько лет. и вот в Херсон приезжает одессит. 13 июля 1916 года он с тонким юмором, дает характеристику нашему городу:

 

«Ея Высокоблагородию Марии Николаевне Корона. Г.Одесса, Канатная, д.№7, к.4 Мой сердечный привет Марии Николаевне и Наталье Владимировне.

Херсон очень уравновешенный город, располагает к семейной жизни и послеобеденному сну. Жарко и скучно. Не могу забыть Одессы. С благодарностью думаю о Вашем милом, душевном доме и гостеприимстве.

Уважающий Вас Константин».

 

В этом письме, как и в предыдущем, чувствуется — мил тот город, где осталась любимая женщина или близкие люди.

Открытое письмо из Херсона в МосквуА Херсон жил своей жизнью: люди умирали и рождались, торговали и скрипели перьями на службе, писали письма родственникам и друзьям.

Вот некоторые, наиболее интересные выдержки из писем того времени :

 

«Дорогой Саша !

...У тетки я уже не живу, а выбрался на квартиру. Но как ты сам знаешь, за квартиру со столом я платить не могу, а только нанял квартиру с чаем...

Относительно снимков вот что: я три штуки один раз проявил, но вышли не особенно удачно, а остальные пропали, так как дядько в моем отсутствии раскрыл аппарат, конечно по злобе, хотя говорит, что по нечайности...

Твой друг Поляшенко».

(Николаев 6 ноября 1903 г.)

 

«...Идя домой с посылкой я думала: у кого внимательные родители у Груни или у меня ? Оказалось у Груни, потому что ей в каждой посылке, а их она получила несколько, кроме всяких вещей обязательно присылают из дому конфект, сладких пирогов, яблок и разные другие лакомства, а у меня не оказалось ни чего, кроме несчастного платка. Хоть бы мамаша у Розы купила на копейку подушечек. Кланяйтесь всем нашим...»

(Кривой Рог 16 октября 1912 г.)

 

«...27 января я и Груша гуляли на свадьбе у Школьниковых; были к венцу и гуляли роскошнейшим образом. Были очень интересные шафера: Фадеев — моряк, Воронков — управляющий казенным складом, Щербань — не знаю кто, кто — то вроде секретаря и еще кое — кто, не знаю даже фамилий...»

(Херсон 6 февраля 1908 г.)

Свадьба в городе была событием значительным, а от того кто и какого звания на ней присутствовал зависело как оценят свадьбу друзья и знакомые, сколько времени об этом событии будут вспоминать. Фамилии в письме неизменно стоят рядом с должностью и уважение к человеку — соответственно должности.

 

« 22 ноября 1911 года.

Продать «Неделю» и «Вестник Знания» с приложениями за текущий год согласен, так как занят усердным приготовлением на аттестат зрелости и книги лежат с неразрезанными листами, а средств на переплеты и образование библиотеки нет. Историю Костомарова имею возможность продать и отдельно другому лицу.

Не откажите, Милостивый Государь, написать Ваше мнение подробнее.

С совершенным почтением...».

(г. Зегевольд Лифл. губ.)

 

В то время книги часто покупали по переписке. Купив книгу нужно было самому книжным ножом разрезать страницы, чтобы можно было читать, а потом отдать переплетчику так, как в основном книги продавались в мягких переплетах.

О жизни и бытовых запросах небогатой девушки, вынужденной выехать из Херсона в Кривой Рог, рассказывает письмо
датированное 22 сентября 1912 года и адресованное подруге в Херсон:

 

«Дорогая Груша!

Если ты была дома и если видела кого — нибудь из наших, то тебе должно быть известно, что я послала домой письмо с просьбой прислать мне теплый платок который мне необходим.

Эту просьбу я послала маме, а тебе я шлю другую: сделай одолжение пойди к нам и среди связки моих писем выбери с десяток лучших открыток и перешли мне с платком.

Мне совершено нечем украсить стены моей комнаты. Груня у своей кровати прибила ковер, набила картинок и всякой всячины, а у меня ничего нет.

Мне тоже необходим коверчик к кровати, да денег нет. 15 сентября мы получили жалованье 42 руб. т.к. Головченко делит жалованье на 10 месяцев; были у меня и 10 руб. Никишины.

Из этих денег я заплатила за квартиру, купила за 7 руб. гаржетку, за 4 с половиной руб. шляпу и платье, правда не особенно хорошее: темно — серое, гладкое, по 25 коп. аршин, для каждого дня.

Осталось у меня 6 руб. из которых нужно за работу платья уплатить если 5 руб.. так и хорошо; нужно исправить часы и кольцо, камень выпал. А из жалованья я думала еще делать некоторые сбережения, да наверно не удастся.

Мне нужно сделать теплое белье, а делать его здесь мне очень не выгодно. Как хорошо было бы если бы ты мне сшила его!
Попробуй заговорить с папой об этом, как будто от себя; может быть от наберет немножко, а ты сошьешь по старой памяти.

Привет Шуре, твоя Аня.»

 

Открытка отправленная из ХерсонаПо видимому другие заботы были у приезжающих в Херсон на отдых, особенно в теплое время года. Эти люди всегда давали в письмах характеристику городу, его жителям. Этим интересно и это письмо:

 

«Его Высокородию инженер-механику Федору Лукичу Г-ну Сперанскому в г.Ярославль».

«Дорогие брат, Лидия Николаевна и Володя. 27 апреля приехал в Херсон общий вид коего на обороте.

Действительно весь город в зелени и в цветах. Сейчас здесь очень тепло и парки наполнены городской гуляющей публикой, одетой по летнему. От Москвы до Херсона езды немного больше полутора суток (39 часов).

В субботу на почте справлялся о заказном — не было.

....До свидания. Желаю всем Вам здоровья и счастья надолго.

Любящий Вас А. Сперанский

28.04.1913 г. г.Херсон Ганнибаловская ул.

гостиница «Франция» №1».

 

В этом письме интересно то, что указано точное время — 39 часов — за которое в 1913 году можно было доехать на поезде из Москвы в Херсон.

...Молодой человек приехал на юг, в Херсон, где ему все нравится — погода, парки, работа.

В открытом письме в Ригу 29 января 1914 года он сообщает об этом своей кузине:

 

«Милая кузина Полина! Не удивляйся, что я так далеко заехал. Меня всегда тянуло на юг, вот я и оказался в Херсоне. Работаю в первоклассной аптеке. Живется довольно интересно. Город разбросанный, но красивый и богатый. Тут уже настоящая весна. По Днепру по ледоколу уже ходят пароходы.

Пиши как живешь? Как успехи? Сегодня у меня выходной день и я свободен. Приезжай погулять по южным паркам.

Целую всех, Дмитрий».

 

На почтовой карточке с изображением Херсонской крепости письмо в Екатеринослав датированное 3 апреля 1916 года:

 

«Любимая мамочка! Посылаю изображение Херсонской крепости на которой видны дымари наших казарм. Может это смешно, но я каждый день пишу письма домой, как только имею свободную минуту. Сейчас вербная неделя, военных занятий нет и я иду в костел.

Целую ручки родной мамочки.

Любящий сын Казик.»

 

Это письмо, (любезно переведенное с польского Леоном Малым), дает представление о свободном времени у солдата, казармы которого находились на территории крепости, его религиозных чувствах и любви к матери.

Мы прочитали, волей случая сохранившиеся письма давно ушедших в небытие людей. Эти люди, как и мы, думали, чувствовали, к чему-то стремились. Картонные прямоугольники почтовых карточек сохранили их чувства, переживания, заботы — дали возможность увидеть маленькую частицу жизни людей из другого мира, отделенного от нас уже почти столетием.




 

Муж и чести и добра... Мишка Япончик