1902 год




КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ В ГАЗ. «ИСКРА» О ЗАБАСТОВКЕ РАБОЧИХ НА ТАБАЧНОЙ ФАБРИКЕ ЛЕРМАНА

15 сентября 1902 г.

У нас есть фабрика Лермана, существующая лет 35. До 1897 г. условия работы там были прямо ужасные: работали 14—15 часов в сутки за ничтожную плату при весьма плохой гигиенической обстановке. С 1897 г. введен 11-часовой рабочий день и, по жалобе рабочих, постепенно улучшаются гигиенические условия. В 1901 г. введен даже 10-часовой рабочий день. Зато приблизительно с этого времени управляющим фабрики делается 19-летний сынишка г-на Лермана, тиран (рабочие так и зовут его), в полном смысле слова, который на каждом шагу оскорбляет и ругает работников, а особенно работниц. С 1901 г. ко всему этому прибавляется еще постепенное понижение расценок многим рабочим.

Рабочие, между тем, становились все сознательнее и стали все более возмущаться выходками Лермана-сына. Серьезные стычки между г-ном управляющим и рабочими все учащались. Особенно много стычек за последнее время происходило по следующему поводу: жара стояла тут невыносимая, рабочие открывали окна, но так как от этого сох табак, г-н управляющий запретил открывать окна. Рабочие же не слушались его и все-таки открывали. Происходили также стычки из-за выдаваемых к работе мелкого табака и плохих гильз, которые очень легко рвались, так что рабочие должны были тратить напрасно много времени. Нужно заметить вообще, что больше всего стычек выпало на долю папиросного отделения. Более крупное столкновение произошло недавно из-за попытки Лермана снова ввести 11,5-часовой рабочий день.

Рабочие не хотели работать 11,5 часов и послали за [фабричным] инспектором. Вместо последнего явился какой-то помощник, который стал убеждать рабочих работать 11,5 часов — они-де ничего от этого не потеряют, а если они посмеют устроить забастовку (рабочие писали инспектору, что если он не приедет, то они забастуют), их заберут в острог. Рабочие были возмущены инспектором, и стали серьезно толковать о стачке.

На другой же день один папиросник открыл окно. Управляющий «приказал» закрыть, тот не послушался — и ему объявили расчет через две недели. Тогда все рабочие стали отдавать свои [расчетные] книжки, чтобы и их уволили в этот срок. В пятницу вечером было отдано более 150 книжек (вся фабрика, за исключением 4 старших мастеров и еще двух рабочих) с требованием расчета.

Рабочие выработали следующие 6 требований: 1) 10-часовой рабочий день; 2) надбавка: поштучным — по 5 коп. на тысячу [папирос], а помесячным — по 2 руб.; 3) обеспечение работы на год; 4) удаление управляющего, сына Лермана; 5) выдача мужчинам порций по фунту табаку в неделю и 6) гарантию на зиму определенного минимума заработной платы...

По окончании 2-недельного срока началась стачка...

Весь город толкует о стачке и выражает свои симпатии рабочим...

Газ. «Искра», № 25, 15 сентября 1902 г.

 

* * *

 

ТЕЛЕГРАММА В. Э. МЕЙЕРХОЛЬДА А. П. ЧЕХОВУ ОБ ОТКРЫТИИ ТЕАТРАЛЬНОГО СЕЗОНА В ХЕРСОНЕ ПЬЕСОЙ «ТРИ СЕСТРЫ»

22 сентября 1902 г.

Сегодня [в Херсоне] состоялось открытие сезона Вашей пьесой «Три сестры». Громадный успех. Любимый автор печальных настроений, счастливые восторги даете только Вы.

Мейерхольд В, Э, Переписка. М., 1976, с, 39.

 

* * *

 

ИЗ КОРРЕСПОНДЕНЦИИ В ГАЗ. «ЮГ» О ПОСТАНОВКЕ ПЬЕСЫ А. П. ЧЕХОВА «ЧАЙКА»

12 октября 1902 г.

Есть пьесы, постановка которых является событием в истории театра. К числу таких пьес, несомненно, принадлежит и чеховская «Чайка». Вчерашний спектакль смело можно назвать праздником нашего театра...

Все исполнители прониклись пьесой и поняли всю чеховскую глубину и простоту, вот от чего в их исполнении чувствовалось не эскизность замысла, а деятельная разработка всех жизненных образов действующих лиц «Чайки».

Мейерхольд внес в свою роль Константина Треплева много молодого огня, пылкости и страстности.

Писателя Тригорина играл Кошеверов и блестяще справился со своей трудной ролью...

Постановка не оставляла желать лучшего...

Газ. «Юг», № 1320, Херсон, 12 октября 1902 г.




 

1900 год 1903 год