1964 год. Город двух морей




Приветствую Вас. Сегодняшняя наша передача несколько необычная. Почти 90% эфирного времени мы отдадим одному фильму, который называется «Город двух морей». Этот фильм снимали в 1964 году херсонские телевизионщики. И посвятили они его городу, который расположился на территории в 300 кв.км с населением в 370 тысяч человек. День рождения этого города 18 июня 1778 года. А называется он Херсон. Сейчас много можно дискутировать, размышлять, спорить в отношении верности выбора места для будущего города. Но тогда было одно задание – это защита от турков наших южных рубежей. И нужно было строить крепость. И, наверное, князь Потемкин Таврический (которым позже стал) выбрал верное место. Со временем изменились различные требования к городам, и не нужно было уже защищаться. Но это уже другая история. Потемкин хотел сделать наш город Южной Пальмирой. Серверной, Вы знаете, является Петербург, а Херсон должен был стать Южной. Строили достаточно интенсивно. Строительством руководил сначала генерал-цехмейстер Ганнибал, позже генерал-полковник Корсаков. Сначала было 10 тысяч строителей, позже 20 тысяч. Все земляные работы проводились вручную. Но, нужно сказать, что уже через 5 лет на территории крепости было 61 каменное сооружение. Согласитесь, это много. С началом российско-турецкой войны сюда приехал Александр Васильевич Суворов. Он подготавливал Херсон и херсонцев к обороне. Херсон – колыбель Черноморского флота. Первый морской порт на юге Российской империи, ну и на юге Украины. И Одесса, и Севастополь, и Николаев были, хоть не намного, но позже.





Мой город отмечен на всех картах мира одинаково, как и тысячи других, небольшим кружочком. А почему так? Неужели у картографов нет хоть немного фантазии, чтобы как-то выделить его? Ведь он не такой, как другие. Вот расширите кружочек, войдите в город, и сами убедитесь, полюбите его, как люблю  его я. Вам не кажется, что привокзальная площадь похожа на раскрытую ладонь человека? А продолжение ее – мощная рука, проспект, который протянулся через весь Херсон, связывая железнодорожные ворота с водной магистралью. Ничего особенного. Возможно, но на всем побережье Черного моря Вы не найдете города, в котором было бы два порта: речной и морской. Если хотите знать, мой город молодой, хотя и старше, например, Одессы. Ему не исполнилось еще и 200 лет. Когда я брожу по его улицам, мне кажется, что я читаю увлекательную книгу о прошлом и современности.

По этому тротуару ходил, возможно, когда-то Александр Суворов. Здесь он жил. Только тогда не было асфальта и такого количества цветов, и этих домов, которые выросли в наше время. Адмирал Ушаков строил в моем городе первые военные корабли, которые принесли славу России. Если хотите знать, то строительством Херсона руководил не кто иной, генерал-цехмейстер Ганнибал, пращур Пушкина. Невольно далекое становится близким и родным. Я всматриваюсь в обновленные улицы, в новые жилые кварталы, а вспоминаю почему-то старину, когда в Херсоне были Пушкин и Белинский.

Как завидую я людям, которые виделись где-то здесь с Максимом Горьким или слушали в библиотеке стихи Владимира Маяковского, кто помогал Александру Попову устанавливать первую радиосвязь между Херсоном и Голой Пристанью. И, наконец, тем, кто под началом железного наркома Феликса Дзержинского поднимал из руин речной порт. Но здесь ловлю себя на мысли, что потомки не меньше будут завидовать мне. Ведь я жил в одно время с теми, кто сегодня вышел на разведку будущего. К ним принадлежат Николай Григорьевич Дашко. Мы встречаемся не впервые. А он и сейчас промолчал, что получил звание заслуженного строителя республики. Что его коммунистическая бригада лучшая в тресте «Херсонстрой». Кстати, этот коллектив за 2000 дней семилетки дал городу более 200 тысяч кв. метров жилья и около 300 тысяч кв. метров производственных площадей. Сколько юношей мечтает быть такими, как он, коммунист Дашко. Имя Наташи Идзиковской пока что известно только первоклассникам. Но я не удивлюсь, если в будущем она повторит подвиг Чайки, или станет ученой, как София Ковалевская. Мама ее, Раиса Михайловна, тоже начинала так, а сейчас инженер-технолог самого крупного в городе судостроительного завода, депутат Украинского Парламента. Что ни говорите, а явление достаточно распространенное. Так, наверное, начинали все капитаны. Мальчик смотрит в лужу, а видит океан. И этому атомоходу явно не хватает места в каботажных водах. Так и есть, штурманы далекого плавания, точнее будущие. Хотя, когда курсанты знакомятся с девушками, они умышленно упускают это слово. Может из хвастовства, а может от уверенности, что обязательно ими станут. Училище, в котором они учатся, одно из самых старых в Украине. А есть еще у нас мореходное училище, которое готовит охотников за китами. Мой солнечный город счастливо объединяет в себе краски степи и Днепра, дыхание моря и романтику далеких путешествий. Говорят, все дороги ведут в Рим. В моем городе говорят иначе. Все дороги ведут в порт. Но в какой? Морской или речной? Сразу и не поймешь.

Рано просыпается Херсон. А еще раньше речной порт. На местных линиях освоено 17 маршрутов. Куда не глянь, всюду белокрылые речные трамваи, которые строят коминтерновцы. О теплоходе «Марк Черемшина» я вспомнил потому, что капитаном на нем плавает Константин Иванович Ней. О нем говорят, что он превратил свое судно в плавучую школу судоводителей. Почти 40 лет жизни Константина Ивановича связано с морем и Днепром.

Днепр. Как не похож наш порт на те времена, о которых с горечью вспоминал Максим Горький в рассказе «На соли». Отсюда открывается большой путь на Киев. Поэтому и встречаются здесь часто Иван Франко и Максим Горький. Десятки суден имеют постоянную херсонскую прописку. Они курсируют от Геройска, родины семи Героев Советского Союза и социалистического труда до самой Лепетихи. Более чем за 200 км вверх по Днепру. А кто хочет посоревноваться с ветром, может сесть на «Вихрь». И за несколько часов попасть в красавицу Одессу. Поэтому пусть Вас не удивляет скопление суден. У каждого свой график и маршрут. А это кажется старый приятель Протасов. Он увидел сына. Давно опередил Саша отца. Молодой, а уже капитаном ходит. Одно беспокоит Александра Пантелеевича. Куда подастся Саша после окончания института? Очень не хочется разлучаться с сыном. Между тем, я давно заметил, что в речном порту, как нигде в другом месте, процветает семейственность. Да, да. Еще совсем недавно здесь только и было разговоров, как об Арсентии Алексеевиче Бутенко. Теперь его славу разделили между собой его сыновья Иван, Тимофей, Гаврил и Александр. Самого младшего в шутку называют целинником. Ведь плавает он помощником механика на буксире в Целиноград. Старику хочется узнать, как работают сыновья, поэтому и приехал среди недели. А для отвода глаз сказал, что за внуками соскучился. Тимофей и Иван только улыбаются. Внуки только от деда домой приехали.

Часто я бываю здесь. И каждый раз удивляюсь размаху перевозок. Николай Иванович Фурсов, представитель, так сказать, новой профессии. Он водитель автопогрузчика. Хотите, верьте, хотите, нет, но даже Юрий Власов уступит ему. Достаточно Фурсову прикоснуться к весам, как ему сразу покоряется 2,5 тонный контейнер. А сколько таких он грузит за день, не пересчитать. Без конца и края тянутся по широкой глади Днепра караваны барж и суден. Все, чем богаты приднепровские места, найдете в них. Зерно и цемент, арбузы и песок, комбайны и лес, электродвигатели и удобрения. Идите, караваны, спешите, судна. Вас ждут, вы необходимы людям. Я восхищаюсь тружениками Днепра, я влюблен в мужественные, опаленные солнцем и ветром лица капитанов и шкиперов, механиков и бакенщиков. Не о них ли звучит песня над Днепром?




 

1964 год. Трудовые будни херсонцев 1964 год. Город двух морей