«Он имел обыкновение наблюдать за расстрелами из окна своего кабинета»




Советская власть чтила мертвых своих героев, в особенности – погибших от рук «наёмников империализма»

Их хоронили с превеликой помпой, со всеми большевистскими почестями, а их именами в вечную память называли улицы и площади городов и сёл СССР.

Одним из таких «героев» ушедшей эпохи был председатель Петро­градской ЧК, нарком внутренних дел Северной области Моисей Урицкий, имя которого носит одна из улиц Херсона в посёлке Текстильщиков.

Родившийся в небедной купеческой семье, Урицкий получил юридическое образование в Киевском университете. В 20-летнем возрасте он примкнул к революционному движению и уже спустя год, в 1899-м, был арестован и сослан в Якутскую губернию. В 1905 году Урицкий принимал активное участие в революционных событиях в Москве, а потом – в Красноярске. В 1906 го­ду был аресто­ван и вновь сослан. Перед началом Первой мировой войны он эмигрировал. После Февральской революции 1917 года вернулся в Петроград, где окончательно примкнул к большевикам и вступил в партию. В этот период Урицкий активно сотрудничает с партийно-большевистской прессой. Его статьи появляются в газете «Правда», журнале «Вперед» и других революционных изданиях.

 

Моисей Урицкий

 

В дни Октября Моисей Урицкий – член Военно-революционного партийного центра по руководству восстанием. После победы и установления власти большевистского правительства Урицкому доверяют весьма значительную должность в новом государственном кабинете – комиссара министерства иностранных дел. В марте 1918 года Урицкий становится «вершителем человеческих судеб» и занимает пост председателя Петроградской ЧК, одновременно совмещая его с должностью комиссара внутренних дел Северной области. Многочисленные современники обвиняли Урицкого в чрезмерной жестокости по отношению к противникам советской власти.

Это с его «благословения» в 1918 го­ду начались массовые репрессии несогласных с новой государственной политикой. «Секретарь датского посольства Петерс рассказывал, как ему хвастал Урицкий, что подписал в один день 23 смертных приговора», – вспоминал товарищ обер-прокурора Священного Сино­да князь Жевахов. – При этом он имел обыкновение наблюдать за расстрелами из окна своего кабинета». Проводимые в городе «чистки» и расстрелы стали причиной покушения и на самого председателя чрезвычайной комиссии.

Утром 30 августа 1918 года Урицкий был убит в вестибюле Народного Комисса­риата внутренних дел выстрелом в голову. Стрелял в главного петро­градского чекиста поэт, эсер, студент Петро­градского политехнического инсти­тута Леонид Каннегисер, наивно полагавший, что смерть Урицкого что-либо изменит в залитой кровью стране. Однако эта смерть послужила лишь поводом для раскручивания невиданного по размахам «красного террора». Председателя Петроградской ЧК при огромном скоплении рыдающего народа с помпой по­хоронили на Марсовом поле. Убийца же, прошедший все круги ада, был расстрелян в начале октября (точная дата не установлена).




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год