В Херсоне жил историк с мировым именем




«ТАРЛЕ, ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ (1874–1955), русский историк. Родился 27 октября (8 ноября) 1874 в Киеве в купеческой семье. Окончил 1-ю Херсонскую гимназию…» (Энциклопедическая справка)

18 октября 1905 года, на следующий день после опубликования царского манифеста о даровании народу незыблемых конституционных свобод, у Технологического института в Петербурге собралась многотысячная толпа студентов и преподавателей на митинг. Однако митинг, приветству­ющий царский манифест, закончился достаточно трагично. Конные жандармы, оцепившие митингующих, на полном скаку врезались в толпу. В отличие от казаков, привычно действовавших нагайками, жандармы орудовали тяжелыми палашами. Удар палашом по голове, пусть даже и плашмя, – штука не из приятных! Жандармы раздавали удары направо и налево, вкладывая в силу удара всю свою ненависть к «студентам-интеллигентам». Во время разгона митинга тяжелый удар палаша разрубил голову приват-доцента Евгения Тарле и поверг его наземь под копыта лошадей. На следующий день либеральные газеты на всю страну сообщили о гибели от рук «царских са­трапов» известного далеко за пределами России преподавателя петербургского института. Трагическое известие подхватили и местные херсонские газеты, рассказавшие в более мягкой форме о смерти херсонца Евгения Викторовича Тарле.

К счастью, информация оказалась недостоверной. Евгений Викторович был лишь серьезно ранен и находился на лечении в одной из петербургских больниц. О чем уже 22 октября поведала своим читателям херсонская газета «ЮГъ»: «Масса учащейся молодежи толпится на лестнице, читая вышедший бюллетень. У всех настроение радостное, приподнятое. По словам врачей, благодаря главным образом здоровой натуре профессора Е. В. Тарле, есть уверенность в полном и скором выздоровлении». Вездесущие журналисты-фотографы навестили преподавателя в больнице, и вскоре почтовые открытки с изображением раненого Тарле разлетелись по всей стране.

После революционных событий 1905 года Евгений Викторович всерьез занялся изучением исторической роли рабочего класса. Итогом его исследований стал двухтомник «Рабочий класс во Франции в эпоху революции», вышедший в 1911 году. В этом же году Тарле защитил докторскую диссертацию. Затем ученый сосредоточил свое внимание на международных экономических и политических отношениях. Работал с архивными документами Парижа, Лондона, Берлина. Поразительная работоспособность ученого позволила ему в сжатые сроки подготовить и опубликовать первое в мировой науке исследование экономической истории Европы периода наполеоновских войн. Помимо всего прочего, он продолжал заниматься преподавательской деятельностью и был не просто любим студентами, а искренне почитаем.

Революционные события 1917 года ученый воспринял довольно сдержанно. Октябрьская революция с её насилием и последующим хаосом ему была также чужда, как и прежнее зако­стенелое самодержавие. Однако он категорически отказался от предложения эмигрировать из страны и занять место профессора Сорбонны во Франции. Продолжая свою преподавательскую деятельность в России, профессор по-своему боролся с захлестнувшим страну «красным» насилием. В это время он издает двухтомник о якобинском терроре и ряд научных трудов по исто­рии европейского империализма, которые в Советской России были объявлены классово чуждыми. Вслед за появлением «не советских» научных трудов над головой ученого стали сгущаться тучи. Однако устранить ученого с мировым именем долгое время не решались. Наконец подходящий повод был найден.

28 января 1930 года Тарле арестовали. Он проходил в качестве обвиняемого по процессу «Промпартии» и «Всенародного союза борьбы за возрождение свободной России» (дело академиков). Провел полтора года в заключении и был сослан в Алма-Ату. Однако благодаря под­держке ученых, а также бывших его студентов, которые теперь уже занимали определенные высокие посты в стране, сам Сталин заинтересовался личностью Евгения Викторовича. Вскоре ученый был досрочно освобожден из ссылки. В Ленинграде на Дворцовой набережной ему предоставили обширные апартаменты, принадлежавшие некогда российскому премьер-министру Сергею Витте, и создали все условия для работы.

В 1936 году увидела свет самая известная и популярная книга историка «Наполеон». После выхода книги судимость с Тарле была снята, и его восстановили в звании дейст­вительного члена Академии наук СССР. Современники ученого всегда отмечали его искренность и честность в общении с людьми. Даже во времена, когда это было, мягко говоря, весьма опасно. Один из бывших его студентов вспоминал, как, в отличие от большинст­ва преподавателей, профессор никогда не скрывал и даже гордился своей национальностью. «Я не француз, а еврей, и моя фамилия произносится с ударением на первый слог», – поправлял он студентов. Перед самым началом Отечественной войны Евгений Викторович закончил еще один научный труд, посвященный наполеоновской теме. Работа «Нашествие Наполеона на Русь» оказалась достаточно актуальной в преддверии теперь уже немецко-фашистского нашествия.

После окончания Великой Отечест­венной войны академик, трижды лауреат Сталинской премии Евгений Викторович Тарле, несмотря на свой уже преклонный возраст, продолжал заниматься научной работой, не остав­ляя, впрочем, и преподавательскую деятельность. В этот период высшее советское руководство, возглавляемое Сталиным, настоятельно требовало от историка создания научного труда, посвященного борьбе русского народа с внешними агрессорами. По партийному замыслу, это должна была быть трилогия, основной частью которой была война Советского Союза с немецко-фашистскими захватчиками и роль «Великого Сталина» в победе над врагом.

Однако прославлять «Великого кормчего» Евгений Викторович не спешил. Он начал с «петровских» времен и нашествия шведов на Русь. Потерявшее терпение парт руководство страны вновь предало имя академика анафеме. Вновь, как и прежде, работы его подвергали нещадной критике. Возможно, эти несправедливые нападки ускорили его кончину. Тарле умер 6 января 1955 года. Лишь спустя три года после его смерти была издана первая книга неоконченной трилогии «Северная война и шведское нашест­вие на Русь». Память о проживании Евгения Викторовича в Херсоне была увековечена наименованием одной из улиц Таврического микрорайона в конце прошлого века. Однако дом по улице Суворова, где академик провел свое детство и юношеские годы, не сохранился. Решением Херсонского горсовета в конце 1970-х годов здание снесли. На его месте была возведена громоздкая и неуклюжая лестница, спускающаяся от областного драматического театра к кафе по улице Суворова.




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год