Херсонские корни французского танкиста




Александр Вадон, потомок известной в Херсоне исторической династии Вадонов, в годы Второй мировой войны был командиром танка

 

Однажды, пытаясь определить «национальность» танка на одной из фотографий периода Второй мировой войны, я забрёл на сайт военных коллекционеров. По чистой случайности первая модель танка, на которую я обратил внимание, оказалась тяжёлым французским танком Char B1bis. Эта броневая машина с огромными архаичными гусеницами и двумя пушками числилась под порядковым номером 2 и, как все машины 46-го танкового полка, имела свое персональное имя. Танк № 2 был назван в честь вождя галлов Верцингеторига, поднявшего восстание против римских завоевателей. Далее следовала история создания модели и боевая биография танка. Она началась 14 мая 1940 года в Шато-сюр-Луар, а закончилась 18 июня под городком Нойерс-сюр-Шер. Последним командиром этого танка был ст-лейтенант Александр Вадон…

Как оказалось, бывший младший лейтенант Александр Вадон, служивший в танковых войсках, был ни кем иным, как Александром, с которым я вёл переписку со средины 1980-х до конца 1990 годов! В моём архиве сохранились письма, в которых он упоминает о своей танкистской службе во время Второй мировой войны. И хотя почти всю свою жизнь Александр Вадон прожил во Франции, история его жизни имеет непосредственное отношение к Херсону.

Предки Александра, спасаясь от произвола якобинцев, бежали из революционной Франции в 1793 году. Судьба семьи сложилась достаточно трагично. Лишь в конце 20-х годов ХІХ века, пройдя немалые испытания, прадед Александра, Жозеф Вадон, попал в Россию. А в начале 1830-х годов поселился в Херсоне, где открыл собственное производство – кузницу. Со временем она выросла до размеров механической мастерской, а затем – чугунно-литейного завода. К тому времени рядом с Жозефом на семейном производстве трудились родившиеся в Херсоне его сыновья Александр (дед уже известного нам Александра) и Эжен. Производство, положившее впоследствии начало судостроительной верфи на Карантинном острове в Херсоне (ныне – судостроительный завод имени Коминтерна), успешно развивалось.

После смерти Жозефа его сыновья унаследовали завод и продолжали совместную деятельность почти до конца ХІХ века. К этому времени оба уже были женаты и воспитывали многочисленное потомство. В 1896 году, разделив принадлежавшее им наследство, они занялись каждый своим делом. Младший Эжен, став единым хозяином производства, остался в Херсоне. Старший Александр с семьей уехал в Николаев.

Сыновья Александра и Эжена были высокообразованными людьми и обучались в университетах Франции. По окончании учебы и возвращении в Россию один из сыновей Александра, Юлий, получил должность главного инженера Николаевской судоверфи. Затем, уже в начале ХХ века, Юлий с супругой перебрался в Ревель. Поначалу он руководил частной судоверфью, а затем стал инженером верфи, на которой производили сборку русских миноносцев типа новейшего «Новика».

Собственно, благодаря Юлию Вадону его двоюродный брат Александр, унаследовавший отцовский завод в Херсоне, сумел получить заказ на сборку трёх миноносцев и уже в 1913 году приступил к его осуществлению. В том же году в семье Юлия и его жены Анны родился долгожданный первенец Александр. Революционные события в России и наступивший вслед за ними хаос вынудили семью покинуть страну.

В одном из писем Александр Вадон так описывал мне то время: «Мы покинули Санкт-Петербург 20 мая 1918 года вместе со многими другими иностранцами. Путешествие начиналось в спальном вагоне. В Вологде состав был реквизирован революционными властями, и нам были предоставлены вагоны для перевозки скота. В конце концов мы прибыли в Мурманск много позже, чем рассчитывали вначале, и наш пароход ушел. Как бы то ни было, мы дождались английское судно. Погрузились и отплыли в направлении Ньюкастла, с неожиданным заходом в порт Лервик на Шотландских островах, ожидая атаки подводных лодок. Из Петербурга в Париж мы добирались ровно три месяца!»

Во Франции отцу Александра удалось получить престижную работу на военной верфи. Сам Александр успешно окончил Лилльскую высшую инженерную школу. Он изучал искусство, промышленное производство, помогал отцу в испытании спасательных катеров. Прошёл срочную службу в национальных танковых войсках и с 1938 года начал работу в нефтяной компании «Куршелет».

В начале Второй мировой войны Александр был призван в Национальные войска и стал командиром уже известного нам тяжёлого танка «Верцингеториг». Быстрое продвижение по Европе блестяще оснащённых современным оружием гитлеровских войск застало французов с их архаичными военными силами врасплох. Французская армия была разгромлена всего лишь в течение полутора месяца с начала войны. Из 365 имеющихся во французских бронетанковых силах тяжёлых танков Char B1bis 160 достались немцам в исправном состоянии и с полным боекомплектом. Впоследствии Вермахт стал использовать эту технику против советских войск на Восточном фронте.

«Верцингеториг», принимавший участие под командованием Александра в уличных боях в Нойерссюр-Шер, был подбит. Экипаж танка, как и весь личный состав французской армии, был интернирован. Затем, после прихода к власти нового правительства Петена, тесно сотрудничавшего с фашистской Германией, его распустили по домам.

После окончания войны Александр вернулся к прерванной работе в нефтяной компании, где очень скоро занял высокий пост. Уйдя на пенсию в 1980-е годы, до последних своих дней он оставался советником компании по Ближнему Востоку.




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год