Танцы продолжались далеко за полночь…




Вплоть до 1918 года наша страна жила по юлианскому летоисчислению, что создавало некую путаницу во временных межгосударственных сообщениях со странами, давно перешедшими на григорианский календарь

Впрочем, путаница эта впоследствии оказалась достаточно «выгодной» для наших любителей праздников. Она добавила лишний повод отметить еще один, теперь уже неофициальный, который получил странное название «Старый Новый год».

В советский период официальный новогодний праздник полностью заменил торжественно отмечаемое ранее Рождество Христово и стал символом подведения итогов очередных успехов и «сбычи народных мечт». Ну и, конечно, основой этого главного зимнего праздника были подарки и обильное всенощное застолье, сопровождаемое безмерным возлиянием и обжорством. Эта ставшая традицией привычка сохранилась у нас без изменения и до сей поры.

В дореволюционный же период истории страны главным праздником, открывавшим череду зимних торжеств, было Рождество Христово. Ему предшествовал длительный христианский пост. Ну а Новый год являлся всего лишь рядовым праздником, удачно вписавшимся между Рождеством и Крещением.

Самой, пожалуй, примечательной особенностью всех праздников в стране «досоветского» периода были их благотворительность и милосердие. Не последнюю роль здесь играли местные благотворительные общества. На границе веков главой такого общества в Херсоне была супруга губернатора Ивана Михайловича Оболенского княгиня Александра Николаевна Оболенская. Деятельность общества, возглавляемого ею, была достаточно широка. Посредством добровольных взносов, пожертвований, сборов с концертов, спектаклей и лотерей-аллегри оно осуществляло серьезную помощь малоимущим, которых зимой в Херсоне был явный переизбыток. Оставшиеся без работы сезонники, временные рабочие, нищие и просто бродяги, заполнявшие городские ночлежки, влачили поистине ужасное и жалкое существование.

Благотворительная общественная организация, в которую входили многие крупные помещики, домовладельцы и просто «достаточные» обыватели Херсона, всячески старалась помочь им пережить хотя бы самое тяжелое зимнее время.

Накануне рождественских праздников в местной газете «ЮГъ» появлялись обращения к жителям Херсона с просьбой принять посильное участие в устройстве праздника для тех, кто находился за чертой бедности. Призыв никогда не оставался без ответа. А потом редакция газеты, которая также принимала денежные средства для передачи их по назначению, печатала на своих страницах отчеты: «…мещанин Потапов передал в распоряжение редактора газеты “ЮГъ” 150 рублей на устройство рождественского угощения для неимущих… Член благотворительного общества И. И. Волохин пожертвовал 100 пудов пшена для раздачи бедным… От ученика 3-го класса Шулова – 50 копеек, Зины К. – 3 рубля, Миши Глинского – 50 коп.,Оли Марцынкевич – 1 руб. 50 коп., Маши – 50 коп... Неизвестное лицо прислало на имя графини А. И. Шуваловой пожертвование в виде одного вагона пшеницы…» Причем проявляемая благотворительность была по-настоящему бескорыстна, никто не требовал взамен голосов электората на предстоящих выборах.

За несколько недель до Рождества в городе и на выставках у бакалейных магазинов появлялись ёлки, а в газетах – объявления о поступивших в продажу редких и не совсем еще привычных для простого городского обывателя ёлочных игрушках и украшениях. Впрочем, многие по старинке предпочитали наряжать рождественские деревца пряниками, конфетами и золочеными орехами. Интересно, что для золочения орехов использовали самое настоящее золото, которое недорого можно было приобрести перед праздником практически в любом бакалейном магазине. Это была небольших размеров книжица, между страниц которой лежали тончайшие листочки сусального золота.

В канун праздников в городских магазинах становилось больше товаров. Цены на них несколько падали, причем, к зависти нынешних херсонцев, даже на продукты питания и напитки. Практиковалась также система небольших скидок и подарков: «Магазин М. Заранкина, Суворовская улица, дом Корбуля. К праздникам получены в большом выборе ёлочные украшения, роскошная почтовая бумага в коробках, мраморные чернильницы, багеты для рам, поздравительные и визитные карточки… Покупающим на 2 рубля дается бесплатно отрывочный календарь на 1900 год»; «Воронцовская аптека. С 16-го сего декабря к праздникам получен большой выбор заграничной и русской парфюмерии, а также хоз. предметы. Получены фотографические аппараты и все фотографические принадлежности. Угол Суворовской и Воронцовской, дом Рубченко», – сообщала херсонская газета «ЮГъ».

Конечно же, каждый готовился к празднику в меру своего достатка. К слову, в «ананасах и рябчиках», а также другой экзотике, как, впрочем, в семге и осетрах, недостатка перед праздниками не было.

Накануне Рождества княгиня Оболенская с членами благотворительного общества посещала городскую ночлежку, в которой ко времени ее визита собиралось до 300 и больше обитателей. Каждый из них получал небольшую денежную и продуктовую помощь. Вечером в приюте уже за счет городских средств раздавали кутью, а в первый день праздника город раскошеливался даже на бесплатный обед. И это при том, что херсонский бюджет всегда трещал по швам.

Рождество в Херсоне ждали с нетерпением и взрослые, и дети. Утро начиналось с посещения церкви, а затем в частных и общественных залах города по обычаю устраивали детские вечера. Зачастую даже с подарками, что становилось возможным лишь благодаря бескорыстной помощи местных меценатов. Причем получали их не только дети, но и младшие чины местного гарнизона: «Вокруг роскошно украшенных и освещенных ёлок поставлены были столы с подарками и угощением. Каждый нижний чин получил по жребию подарок ценностью от 10 до 85 копеек и мешочек со сладостями. По окончании раздачи подарков нижние чины танцевали под звуки пожарного оркестра», – сообщала после праздников газета «ЮГъ».

Дореволюционным детям праздничные гостинцы приносил и раздавал добрый Рождественский Дед, больше похожий на Святого Николая Мирликийского, нежели на знакомого нам Деда Мороза. Ну а ставший для нас традиционным Дед Мороз впервые появился ровно 100 лет назад, 
в 1910 году. В Херсоне детские рождественские вечера начинались в 4 часа пополудни, а заканчивались в девять. Затем наступал черед взрослых. Это были семейные вечера с танцами. Шумные балы-маскарады обычно устраивали лишь в канун Нового года и масленичных праздников.

«Канун Нового года выдался на этот раз более оживленным, чем обыкновенно. В городском театре был поставлен общедоступный спектакль. Театр оказался битком набитый публикой, часть которой по окончании спектакля отправилась встречать Новый год кто в Городское собрание, кто – в зал общества “Помощь”. В Городском собрании в этот вечер был устроен бал-маскарад. Маскарад с призами привлек громадную массу гостей, главным образом дам, буквально заполнивших хоры, откуда они наблюдали за масками, явившимися в числе около 50 человек. Здесь были различного рода домино, капуцины, малороссы, сестры милосердия, испанские гранды, итальянский дож, Мефистофель, двухполовинчатый господин, пытавшийся изобразить медицину старого и нового времени, карточный герой, набравший полный рот воды, турецкий паша и др. Танцы продолжались далеко за полночь», – сообщала своим читателям газета «ЮГъ» в начале января 1900 года.




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год