В фильме «Они сражались за Родину» снимался херсонец




В 1975 году, ровно 35 лет тому назад, на экраны вышла кинолента, которой суждено было стать классикой советского кино. Это был двухсерийный фильм режиссера Сергея Бондарчука, поставленный по одноименному роману Михаила Шолохова

Съемки фильма проходили в местах, максимально соответствующих описанию шолоховского произведения, в степи у Дона, вблизи хутора Мелологовский. Кроме известных актеров «с именем», таких, как сам режиссер Сергей Бондарчук, сыгравший в фильме рядового Ивана Звягинцева, Георгий Бурков, Юрий Никулин, Василий Шукшин, Вячеслав Тихонов, Нонна Мордюкова, Ирина Скобцева и других, не менее значительных или, как теперь говорят, культовых актеров того времени, в фильме принимали участие и те, чьи имена остались вне титров. То есть многочисленная массовка. Конечно, для столь масштабной картины и массовка требовалась соответствующая. Ну, а кто лучше солдата может сыграть самого солдата? Только солдат.

 

 

Поэтому вопрос привлечения воинского контингента решался на уровне двух министерств: военного и кинематографии. А так как советский генералитет тоже любил хорошие фильмы о войне, вопрос решился достаточно быстро. Уже в начале мая 1974 года несколько воинских частей Северо-Кавказского военного округа получили предписания откомандировать в распоряжение киношников энное количество военнослужащих второго, заключительного срока службы. Попал в число откомандированных на съемочную площадку и херсонец – сержант Павел Васечко, проходивший в то время службу в одной из мотострелковых частей города Майкопа.

Спустя несколько дней солдаты были уже на месте. Разместили их в армейских палатках неподалеку от пришвартованного к берегу теплохода «Дунай», в каютах которого расположились актеры и съемочная группа.

«Мы приехали на съемочную площадку 29 мая, когда вокруг цвела и благоухала бескрайняя степь. Однако очень скоро, всего лишь спустя месяц, под палящими лучами солнца степной пейзаж изменился до неузнаваемости и стал более соответствовать режиссерским замыслам, – рассказывает Павел Васечко. – Съемки проходили на разных съемочных площадках среди специально выстроенных декораций. Правда, отдельные эпизоды, как кусочки рассыпанной мозаики, не давали полного представления о будущем фильме. Да и сами рабочие моменты съемок мало походили на то, что потом видел зритель в кино. Со стороны, стараясь не мешать, мы наблюдали за съемочной “кухней”, за работой режиссера и актеров. Весь съемочный день их был до предела насыщен и расписан от и до. Стремились снимать с наименьшим количеством дублей – экономили горючее и “боеприпасы”.

 

 

Когда же доходила очередь до нашей массовки, мы также старались сделать все как надо. Снимались мы поочередно – и в роли наших солдат и в роли фашистов. Естественно, меняли лишь форму и оружие. Недостатка в наших касках, практически не изменившихся с Отечественной войны, не было. Немецкие же были уже “киношные” сделанные из пластмассы. А вот “шмайсеры”, “трехлинейки” и ППШ были настоящие и даже стреляли холостыми патронами. Интересно также было наблюдать, как шли в атаку “вражеские” танки, то есть танки-то были наши, но слегка измененные. Чтобы сделать их похожими на немецкие “тигры”, корпуса и башни обшивали металлом и рисовали кресты. Очень просто и даже примитивно в нужный момент танки “подбивали”. Просто поджигали факелом поддон с мазутом и соляркой, установленный позади башни. Вверх взметался черный дым, полыхало пламя и танк “горел”. Такие же простые секреты использовали и при падении “подбитого” самолета.

Во время съемок эпизода, когда немецкие танки утюжат наши окопы, в специально подготовленную узкую траншею с камерой опускался оператор Вадим Юсов, а танк с лязганьем проносился у него над головой. Особых хлопот с нами – солдатами – у киношников не возникало. Ребята чувствовали свою ответственность и за 5 месяцев работы на съемочной площадке среди нашей “сборной” не было ни единого “залета”.

Зачастую вечером после тяжелого съемочного дня, наспех поужинав и приведя себя в порядок, мы спешили к импровизированной сцене, где перед нами выступали уставшие за день актеры. Рассказывали много интересного о себе, о своей работе, делились творческими планами. Конечно же, душой такого общения был Юрий Владимирович Никулин – человек удивительно простой и добрый. Порой в минутном перерыве между съемками к нему устремлялись солдаты с просьбой сфотографироваться с ним, и, если у него хватало сил, он никому не отказывал. А если уж было совсем невмоготу, просто отвечал: “Извините, ребята, сильно устал. Давайте для вас сделаю лицо на память”. И корчил смешную, знакомую всем гримасу. В один из дней группа актеров и солдат, в которую попал и я, посетила Михаила Шолохова в станице Вешенской. Нас встретил пожилой мужчина с пышными седыми усами – сам автор романа, по которому снимали фильм. Мы преподнесли ему большой букет цветов. А потом состоялась уже более теплая встреча в доме писателя, на которую нас, солдат, правда, не пригласили.

Запомнились мне также съемки эпизода под названием “Горит хлеб”. Чтобы снять этот эпизод, в близлежащем колхозе закупили на корню часть пшеничного поля. Пригнали около десятка пожарных машин. Потом пшеницу подожгли. Пламя и дым взметнулись чуть ли не до небес. Эпизод снимали сразу несколько камер, так как понимали, что два дубля – это уже роскошь. Вообще, когда горит хлеб, становится как- то не по себе, хотя в принципе знаешь, что это всё вроде как и не взаправду. Был еще один оставшийся в памяти эпизод. Помните, как Наталья Степановна, которую играла Нонна Мордюкова, вместе с другими женщинами, собрав по станице съестные припасы, приготовила голодным солдатам поистине царский обед? Так вот, когда съемки эпизода успешно закончились, не менее голодная массовка разметала приготовленное в мгновенье ока!

 

 

В самом конце съемочного сезона произошло трагическое событие. 2 октября в своей каюте на теплоходе “Дунай” умер писатель, актер и режиссер Василий Шукшин. Поэтому окончание съемок было омрачено печальным событием.

В фильме у Шукшина была роль неунывающего солдата – балагура.

И он прекрасно справлялся со своей ролью. Однако после окончания съемок становился угрюм, раздражителен и участия в вечернем обще­нии не принимал. Потом уже мы узнали, что это было следствием тяжелой болезни, которой Василий Макарович страдал уже давно. В оставшихся отдель­ных эпизодах вместо Шукшина работал уже другой актер, Юрий Соловьев, которого снимали со спины, не показывая зрителю лица. Съемки фильма “Они сражались за Родину” продолжались ровно 4 месяца. Много интересного довелось увидеть на съемочной площадке, да и, пожалуй, не только увидеть, но и сохранить в памяти на всю жизнь. 16 октября, тепло попро­щавшись с актерами, мы разъехались по своим частям. Впереди нас ждала демобилизация».




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год