Как одессит Лувр обманул




Ну что тут скажешь: издревле славилась Херсонская губерния неординарными людьми! То летательный аппарат они изобретут, как в случае со студентом херсонцем Александром Фальц-Фейном, то «жестяные мокроступы» – детище крестьянина Плотникова. А то еще круче, подобно мастеру Мельниченко из Богоявленска (ныне Жовтневое Николаевской области. – Прим. ред.) – фрезерный плуг или жатвенную машину построят, не имевшие аналогов в мире. Кстати, только через несколько лет до таких машин за границей додумались. Взрастила щедрая земля Херсонщины и первых отечественных авиаторов: Уточкина, Казакова, Павлова и других, стоявших у истоков всемирной авиации. А чего, скажем, стоят гатерные станки системы Вадона, применяемые на лесопильных предприятиях, изобретенные херсонцем. И даже первый губернатор далекого Владивостока Фёдоров, очень много сделавший для развития окраинного региона страны, был родом из Херсонщины.

Пожалуй, всех наших неординарных земляков поимённо и не вспомнить. Поэтому ограничимся пока одним – виновником одной из самых крупных «афер века» начала ХХ столетия, проживавшим тогда в Херсонской губернии, а точнее – в Одессе.

В 1896 году газеты мира наперебой публиковали подробности этой сенсации. Под Николаевом в старом захоронении вблизи древнегреческой Ольвии некая дама откопала весьма тяжелый глиняный горшок, доверху наполненный ольвийскими золотыми монетами. Сразу же к месту находки ринулись толпы местных и заезжих археологов. Как впоследствии оказалось, горшок с золотом был обычной репортерской «уткой». Зато одному из «археологов» крупно повезло. Из недр земли был извлечен поистине уникальный клад. Среди золотых монет и женских украшений огнем сияла золотая тиара скифского царя Сайтаферна. Это уже была настоящая сенсация, достойная страниц мировых газет!

Тут же из парижского Лувра в южную Россию примчалась группа самых что ни на есть лучших экспертов, специалистов по античной культуре, единогласно подтвердивших подлинность находки. Они же были уполномочены руководством музея вести переговоры о приобретении тиары.

Счастливый обладатель согласился обменять её на 200 тысяч французских франков. Под яркие и дымные магниевые вспышки репортёрских фотоаппаратов состоялось заключение соглашения. Счастливчик, получивший чек с огромной суммой, занятой музеем у богатых спонсоров, как-то уж слишком быстро исчез из поля зрения. Бесценную же находку под надежным контролем отправили в Париж, где снова подвергли более тщательной экспертизе, вновь подтвердившей ее подлинность.

Уже через несколько дней золотая тиара заняла почетное место в одном из залов всемирно известного музея. Правда, русские, «прохлопавшие» бесценное сокровище, попытались омрачить радость события. По одной из версий, профессор-историк Анатолий Лурье, посетивший экспозицию, а вслед за ним и директор Одесского музея Штерн заявили во всеуслышание, что тиара – искусная подделка! В ответ французы, уверенные в своей правоте, лишь улыбались.

Однако немного погодя им стало не до смеха. В начале марта 1903 года парижские газеты напечатали сенсационное заявление никому не известного скульптора Мэйнса Эллина, утверждавшего, что тиара – творение его рук. Через 2 недели появились подробности: «Милостивый государь, я прочел вашу статью о тиаре Сайтаферна и решаюсь написать вам в целях восстановления истины. Я могу вас уверить, что тиара была сработана моим другом Рахумовским», – писал, обращаясь к Мэйнсу, бывший одесский ювелир К. Лившиц.

Для подтверждения авторства Рахумовского срочно вызвали в Лувр и даже оплатили ему проезд и «командировочные». Авторство тиары подтвердилось. Тогда же были установлены все детали «аферы века». Как выяснилось, г-н Рахумовский честно исполнил заказ неизвестного молодого человека, «мечтавшего сделать подарок своему учителю, известному профессору-археологу». Работа была выполнена по чертежам заказчика в течение полугода. За неё ювелир получил около 2 тысяч рублей.

Самое интересное в том, что мастер никогда не считал сделанную им вещь достойным произведением: «Тиара – мелочь! Видели бы вы мой саркофаг!» (Легендарный золотой саркофаг представлял собой миниатюру, украшенную сценками этапов человеческой жизни. Внутри его помещался золотой скелет, в точности копирующий скелет человеческий. Это произведение в свое время принадлежало Михаилу Винницкому, больше известному как «Мишка Япончик»).

Проведённое следствие подтвердило авторство Рахумовского. Знаменитая тиара была перемещена в зал современного искусства, а мастер, ставший в одно мгновение знаменитым на весь мир, получил золотую медаль Салона французских художников.




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год