Терроризм в Херсоне не прошёл…




Во все времена хватало людей, прикрывающихся высокими словами и великими идеями, на самом же деле являющихся стяжателями и подлецами. Поэтому, обращаясь к истории, не стоит, пожалуй, с фанатичностью настаивать на правоте одних и обвинять в смертных грехах других. Тем более что с наших позиций прошедшие события представляются совершенно по-иному, нежели их непосредственным участникам. Да и изменить что-либо мы уже не в силах

Послереволюционные события 1918–1919 годов – яркий тому пример. Трагических ошибок и прямой преступной деятельности хватало и у одной, и у другой, и у третьей сторон. «Белое движение было начато почти святыми, а кончили его почти что разбойники», – говорил в свое время русский публицист и политический деятель, националист и монархист Василий Шульгин.

Ненамного лучшую оценку современников получила и Директория, пригласившая в страну для борьбы с большевиками немецкие оккупационные войска. Ну а о «славных революционных подвигах» со стороны красных в последнее время стало известно сверх всяческих ожиданий.

Были среди этой разношерстной братии и такие, кто при любой власти чувствовал себя неплохо. Даже в нашем тогда еще небольшом Херсоне. К примеру, некий полковник Добровольческой армии Зенькевич, который при наступлении григорьевцев вовремя успел сменить «окраску» и даже, как сейчас говорят, виртуально был утвержден народным батькой в должности начальника гарнизона города Херсона с сохранением воинского звания. Оскорбленный предательством своего бывшего офицера главком Деникин обратился к новоиспеченному начальнику херсонского гарнизона через подвластную тому газету «Родной край»: «Полковнику Зенькевичу надлежит помнить, что какое бы ни было в будущем правительство государства российского – он будет все равно повешен…»

Правда, по-видимому, проклятье генерал-лейтенанта не сбылось, так как спустя всего лишь месяц после вступления в должность шустрый полковник бесследно исчез из Херсона. Успев за столь малый срок распродать казенное имущество и прихватить из город­ской казны 40 тысяч рублей. И это был не единичный случай. Вот, правда, в каждом таком случае заложником и козлом отпущения всегда оставалось мирное городское население.

В преддверии немецкой оккупации Херсона в марте 1918-го в город прибыл красный комиссар Крупник. В его задачу входило формирование боевого отряда террористов для борьбы с «вражеским нашествием и контрреволюцией». Уже в течение 3–4 дней многочисленная и хорошо вооруженная террористическая группа из числа местных пролетариев была готова к решительным «боевым» действиям. Первым законодательным актом херсонского отряда террористов было газетное предупреждение всем «конкурирующим фирмам»: «Всякие самовольные обыски и реквизиции, хотя бы с мандатом от штаба террористов, но без заверения народных комиссаров, являются недействительными. Задержанных без надлежащих мандатов прошу доставить в штаб отряда террористов, где с ними будет поступлено беспощадно. Начальник штаба отряда Крупник».

А спустя день–два в городской газете появилось следующее объявление: «С завтрашнего дня начнется продажа полотна. Подробности завтра. Крупник». Какое полотно? Откуда? И каким образом мануфактура имеет отношение к боевикам- террористам?

Буквально сразу же вслед за объявлением о продаже полотна по городу поползли слухи о бандитских налетах на магазины, принадлежавшие богатым херсонским торговцам. Причем, по утверждениям потерпевших, среди «бандитов» были опознаны несколько «крупниковских» боевиков! Следующий номер «Родного края» вышел с гневным опровержением, в котором комиссар Крупник утверждал, что всё это ложь и гнусная клевета. Однако набеги на крупные магазины и квартиры богатых горожан не прекращались.

Тогда за дело взялась херсонская милиция. В одном из увеселительных городских заведений милицейскими чинами были задержаны 6 пьяных террористов, которых доставили в комиссариат Первого района (центр города). Спустя некоторое время комиссару района Ильину позвонил сам Крупник и выдвинул ультиматум: «Если не освободите арестованных и не вернете оружие, я взорву Первый комиссариат и терроризирую население города!»

На помощь коллегам-милиционерам была срочно направлена поддержка из других комиссариатов. Начальник городской милиции Крыжановский в спешном порядке формировал боевую дружину для ликвидации надвигающейся опасности. Около 4 часов ночи отряд Крупника силами 110 человек попытался захватить Первый участок. Милиционеры встретили их пулеметным огнем. Террористы, бросив для острастки несколько гранат, не нанесших, впрочем, обороняющимся никакого вреда, отступили. Однако здесь им несказанно повезло. По чистой случайности недалеко от комиссариата отступающими террористами были замечены возвращавшийся из обхода помощник начальника милиции Попель и трое дежурных милиционеров. Избитых и ничего не понимающих пленных с издевательствами доставили в «штаб» – в Старо-Петроградскую гостиницу (ныне это Херсонский гидрометеорологический техникум).

Крупник, имеющий заложников на руках, решил диктовать начальнику милиции свои условия. Он предложил Крыжановскому прислать двух парламентеров – договориться о судьбе пленных. Однако начальник милиции переговоры с террористами отверг и в свою очередь потребовал от Крупника полной сдачи оружия и капитуляции. Угрожая в противном случае разрушить гостиницу, которая к этому времени была уже окружена милиционерами и отрядом Георгиевских кавалеров, вооруженных пулеметами.

После непродолжительной интенсивной перестрелки террористы всё же согласились сдаться и оружие сложили. Всего были задержаны около 100 человек. Недоставало лишь главного «виновника торжества». Наконец, обнаружили и самого Крупника – на чердаке здания, где он прятался вместе с женой. Во время обыска в Старо-Петроградской гостинице нашли серьезный арсенал оружия, боеприпасов и продовольствия. У одного из террористов был также изъят мандат, предъявителю которого предписывалось принять караул в Херсонском отделении государственного банка и изъять имеющиеся в банке деньги.

Воодушевленные этой серьезной победой на следующий день милиционеры и фронтовики без единого выстрела заняли здание совета рабочих и солдатских депутатов.

…А потом в город вошли немцы. К этому времени здесь уже не было ни «красных», ни «белых». Но когда чужеземцы попытались диктовать мирным херсонцам свои условия, объединившиеся фронтовики, милиционеры, военно-увечные и рядовые граждане запросто «накостыляли» и им, а потом какое-то время еще удерживали город.

Рисунок Виктора ХМЕЛЯ




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год