В марте 1944 года Херсон был освобождён…




За 232 года своего существования Херсон видел многое. Он испытал хвалу и честь первенца городов, основанных в пределах новых южных границ российского государства. Прославился как прародитель Черноморского флота. Он заслужил признание и популярность, став южными воротами страны, через которые осуществляли торговые операции с черноморскими и средиземноморскими странами. Наконец, пройдя длинный и славный путь, Херсон стал таким, каким мы знаем его сейчас

Были, однако, в истории города и мрачные, чёрные страницы, поскольку также не минули его горести и беды. В начале строительства Херсона город атаковала жуткая эпидемия чумы, сократившая, по разным подсчетам, число жителей на 70–80%! Не прошли бесследно для городского населения смуты революций, гражданской войны и последующих голодных периодов 1920–1930-х годов.

Но не было в истории города времени страшнее и ужаснее, чем фашистская оккупация. Как известно, 19 августа 1941 года, на 59-й день Великой Отечественной войны, гитлеровские войска вошли в Херсон. К этому моменту советская армия уже отошла за Днепр, но в городе еще оставалось множество беженцев, а также военных и гражданских лиц, занимавшихся эвакуацией предприятий и по тем или иным причинам не успевших уйти с последними судами. Со вступлением в город вражеских войск на коммунистов, комсомольцев и советских активистов, а также евреев и цыган была открыта настоящая профессиональная охота. В точности не известно количество лиц, погибших в стихийных расстрелах в первые дни и недели начала оккупации.

Но уже в сентябре в Херсоне был установлен «новый фашистский порядок», каравший чуть ли не единственным наказанием – смертью. В районе улиц, вновь нареченных дореволюционными названия­ми 1–4-я Форштадтские (ныне это улицы Свердлова, Гирского, Фрунзе и Артёма), было создано гетто. Сюда согнали еврейское население со всего города. Этот участок, обнесенный несколькими рядами колючей проволоки, охраняли гитлеровские солдаты и их верные помощники – полицаи. Когда на охраняемую территорию въезжала колонна крытых грузовиков, «свободные» жители Северного форштадта (так тогда назывался этот район) слышали отчаянные крики увозимых в неизвест­ность женщин, детей и стариков.

Уже после освобождения Херсона комиссия по расследованию преступлений фашистов разыскала и опросила ряд свидетелей последних минут жизни этих несчастных. Одним из очевидцев расстрела нескольких тысяч узников гетто в противотанковом рве в районе села Зеленовка был сторож фруктового сада Антон Нестеровский: «Подвезенных на машинах людей раздели и подвели ко рву. Подошел один немец и стал отбирать у женщин детей, поднялся невероятный душераздирающий крик и рёв. Немец достал из чемодана бутылку и подносил её к носу ребёнка, ребёнок мгновенно умирал, и его на глазах родителей бросали в ров. Взрослых женщин и стариков раздевали до белья, ставили ко рву на колени и из автомата расстреливали. Расстрел продолжался целый день. На следующий день снова продолжался расстрел людей. Так продолжалось несколько дней». Всего во рву под Зеленовкой было расстреляно 11780 человек. Такая участь ожидала не только евреев и цыган.

В пределах города фашистами был устроен ряд лагерей для советских военнопленных. Три самых крупных располагались на территории бывшей обувной фабрики, в городской тюрьме и в одной из бывших городских школ. Лагерь на территории фабрики представлял собой площадь, огороженную каменным забором с проволочным ограждением. На площади за ограждением были устроены рвы, в которых под открытым небом и зимой, и летом находились военнопленные. Следственные материалы херсонской городской чрезвычайной комиссии 1944 года свидетельствуют: «Рвы набивались людьми так, что можно было лишь стоять и в лучшем случае – сесть. Военнопленных кормили один раз в день заваренными, а иногда замешанными в холодной воде отрубями… От издевательств (голода, холода и инфекционных болезней) погибало в сутки до сотни военнопленных...» Иногда, чтобы освободить место для новой партии пленных, измученных и обессиленных узников вывозили за город, где их безжалостно расстреливали в оврагах и противотанковых рвах. Расстреливали и в самом городе, в балке за городской тюрьмой. По самым скромным и приблизительным подсчетам, оккупанты уничтожили в Херсоне до 40 тысяч советских военнопленных. В начале 1990-х годов начальник Херсонского бюро судебно-медицинской экспертизы Леонид Богуславский рассказывал, что даже спустя полвека после окончания войны на территории области, случалось, находили массовые захоронения жертв фашистских расстрелов. 31 месяц продолжался для херсонцев этот нескончаемый кошмар.

Однако самым тяжелым испытанием стали осень и зима 1943–1944 годов, когда советские войска, очистив от врага левобережье, надолго остановились, подготавливая операцию по форсированию Днепра. «Сердце разрывалось, глядя на ту сторону. Там уже наши, родные, рядом, только руку протяни, – вспоминала одна из жительниц оккупированного Херсона, тогда еще 15-летняя девчонка. – А тут глаза в землю и молчи. Фашисты-то с каждым днем всё злее делались».

Очевидным становилось, что дни фашистской оккупации уже сочтены. Впрочем, гитлеровцы еще на что-то надеялись. Они возводили укрепления вдоль береговой линии Днепра и Кошевой, подтягивали сюда живую силу и технику. А однажды в феврале тяжелое предутреннее забытье жителей города было нарушено объявлением, многократно усиленным репродукторами разъезжающих по городу автомобилей-радиостанций: «Всему цивильному населению под страхом смерти предписывается немедленно покинуть город». И потянулись реденькие людские ручейки, перегруженные нехитрым скарбом своим, по городским улицам, сливаясь в медленно движущийся прочь от города пёстрый поток.

« Мы с мамой, связав всё самое необходимое в узлы, пошли вслед за всеми. Никто не знал, куда идти и зачем уходить. Говорили даже, что нас всех убьют. Некоторые уходили к знакомым в ближние сёла, а у нас знакомых не было и мы пошли в Николаев», – вспоминала об изгнании из родного города Валентина Шеремет, которой в те страшные дни шёл 12-й год. Очистив Херсон от жителей, фашисты приступили к осуществлению плана по его уничтожению. Были разрушены многие промышленные учреждения и все коммуникации, сильно пострадали жилые здания, представлявшие историческую и архитектурную ценность. Всё, что еще не было разрушено, подвергли минированию: причалы порта, городской театр, элеватор и многое другое. Правда, как впоследствии оказалось, в пустынном городе нашлось несколько десятков человек, презревших смерть. Один из таких героев сумел обезвредить взрывчатку под элеватором и тем самым спасти важный объект от разрушения. Городскому театру повезло гораздо меньше. Часовой механизм мины сработал спустя несколько дней уже после освобождения города.

Наконец наступил долгожданный день освобождения. В ночь с 12 на 13 мар­та 1944 года, форсировав Днепр у пригородных посёлков Садово, Анто­новка и одновременно неожиданно атаковав фашистов на западной окраи­не города, войска 3-го Украинского фронта в составе 49-й гвардейской и 295-й стрелковой дивизий перешли в наступление. Уже к полудню 13 марта основные силы гитлеровцев были выбиты из Херсона, и город вновь стал советским. Вечером того же дня Совинформбюро голосом Левитана огласило весть о взятии Берислава и Херсона: «В боях отличились войска генерал-лейтенанта Гречкина, генерал-майора Рубанюка, полковника Маргелова, полковника Дорофеева; артиллеристы генерал-лейтенанта артиллерии Неделина, генерал-майора артиллерии Осмалковского; танкисты генерал-лейтенанта танковых войск Свиридова, лётчики генерал-лейтенанта Судец и понтонеры генерал-лейтенанта инженерных войск Котлярова, полковника Сергеева... Сегодня, 13 марта, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 3-го Украинского фронта, овладевшим городами Херсон и Берислав, 20 артиллерий-скими залпами из 224 орудий...»

Многое видел за 232 года своего существования Херсон. Была в его биографии и славная победа над жестоким и сильным врагом. Память о тех днях хранят городские улицы, названные в честь героев, освобождавших Херсон и боровшихся с врагом во время фашистской оккупации. Да обелиски и памятники на могилах тех, кто не дожили до славной Победы.




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год