Казённый сад – первый парк Херсона




Оркестр в старейшем херсонском Городском саду (сегодня – парк на выезде из Херсона в Шуменском микрорайоне) играл в последний раз около 100 лет назад. А теперь среди остатков величественных старых дубов играет мусором лишь непоседа-ветер. Да оглашают некогда живописные окрестности ругань и нетрезвые вопли «культурно» развлекающихся «на природе» местных жителей. После которых, несмотря на все старания расположенного на территории сада учебного заведения, мусора не убавляется. А ведь этот парк знал иные времена…

 

Основанный в безлесой степи, молодой, открытый всем ветрам, пыльный город Херсон в первые годы своего существования меньше всего был похож на «южную Пальмиру». Первостепенной задачей строителей Херсона была быстрая постройка крепости и судоверфей – будущей основы Черноморского флота. Не хватало финансовых средств, рабочих рук, строительных материалов, которые приходилось доставлять буквально за сотни верст.

Но, несмотря на подобные трудности, на пятом году строительства города генерал-губернатор Новороссийского края князь Григорий Потёмкин распорядился заключить контракт с английским садоводом Моффетом на устройство за пределами города лесной плантации. Для будущего Городского (Казённого) сада выбрали живописное место «на реке Верёвчиной у впадения в неё балки Казённой». Уже в 1783 году там высадили 10 тысяч деревьев.

Судя по сохранившемуся плану 1864 года, площадь, занимаемая садом, была в 5–6 раз больше его современных остатков. Со стороны города граница сада проходила в пределах теперешней улицы Донецкой. А северо-западная его часть оканчивалась возле Верёвчиных улиц.

В 1787 году к приезду царству-ющей императрицы Екатерины II специально для неё здесь был построен домик для отдыха. В нём царица провела некоторое время и даже «царской рукою своей посадила несколько дерев». Молодая роща стала одной из достопримечательно-стей степного города, а впоследствии – излюбленным местом отдыха горожан.

Однако, по-видимому, только благодаря заботам князя Потёмкина существовал этот зелёный оазис вблизи Херсона. Ведь после его смерти средства на содержание Казённого сада выделять перестали. Буквально за несколько лет сад пришёл в упадок, и только старания Александра Васильевича Суворова, непродолжительное время проживавшего в Херсоне, способствовали новому расцвету Городского парка. Вот как писал об этом биограф Суворова Александр Петрушевский: «Суворов велел исправить воксал (лёгкое парковое помещение для танцев. – Прим. авт.), расчистить дорожки, усыпать их песком. Сюда в Троицын день и в Семик он приезжал обедать с компанией офицеров. При этом играли полковые музыканты, пели песенники. А после обеда он забавлялся в хороводах, но водил их не с девицами, а с офицерами же. В рощу посылались музыканты и пе-сенники вообще по воскресениям и другим праздникам. Послушать их и погулять собиралась разнокалиберная публика из города. Вечером в эти дни бывали в воксале танцы. Приезжал туда и Суворов, которого гулявшие встречали громкими криками “Ура”. Оставался он тут недолго, но не разыгрывал из себя важного хозяина, недоступную особу, а был приветлив и безыскусствен».

С отъездом Александра Васильевича закончились весёлые и праздничные дни. Солдат-музыкантов в рощу уже не посылали. Без привычной музыки редкими стали народные гуляния и пикники. Сад зарос и пришёл в запустение. Лишь зимой сюда забредали охотники, чтобы подстрелить парочку-другую зайчишек, в изобилии водившихся здесь в прежние времена.

В 1874 году Высочайше утверждённым решением Городской управы заброшенная территория Казённого сада была передана земскому сельскохозяйственному училищу. Здесь был построен учебный корпус и различные хозпостройки. Строительст-во, щадящее зелёные насаждения, сад не испортило. Стараниями учащихся его очистили от сухостоя и привели в должный порядок. А ещё несколько лет спустя на территории парка был основан небольшой ботанический сад с редкими экзотическими растениями и устроена метеорологическая станция.

Образцовый порядок в Городском саду вновь привлёк к нему любителей пикников и вылазок на природу. Особой популярностью сад стал пользоваться во время маёвок. Причём маёвки эти не имели ничего общего с теми подпольными, которые так красочно описаны в советской литературе. Это были обыкновенные коллективные пьянки с неизменными гитарой, мандолиной и традиционным мордобитием в финале. Для поддержания надлежащего порядка в выходные и праздничные дни в парке пришлось утверждать полицейский пост. Порой в местных газетах появлялись сообщения о горожанах, задержанных в Городском саду за драку, сквернословие, порчу зелёных насаждений. Какое счастье, однако, что ХIХ век не знал ни пластика, ни целлофана!

После революционных событий 1917 года для Казённого сада наступили ужасные дни. Свергнувший тиранов народ принялся изо всех сил «вертать взад» своё, заработанное непосильным трудом. Уже в январе 1918 года херсонская газета «Родной край» сообщала: «В Казённом саду уничтожены все вербовые деревья. Жители производят самовольную вырубку фруктовых деревьев».

Когда наконец это варварство прекратили, от старинного парка остались лишь «ножки да рожки». Восстанавливать его не стали, а просто ограничили наиболее уцелевшую часть в современных пределах. Со временем город расстроился и уже вплотную подступил со всех сторон к саду, который стал заложником нашей цивилизации. Окрестные жители уже давно превратили Казённую балку в бесплатный полигон для мусора, отравляющий не только этот чудный уголок старого Херсона, но и областной лицей, расположенный на территории старого парка. Конечно, собственных сил бороться с мусором и поддерживать парк в надлежащем состоянии у лицеистов недостаточно. Городской администрации, по уши погрязшей в бытовом мусоре на улицах города, явно не до исторических красот. И кто знает, сколько ещё лет этот зелёный памятник истории будет радовать своей красотой равнодушных горожан.




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год