Эпидемии, свирепствовавшие в Херсоне




Ещё с глубокой древности человечество было подвержено периодически случавшимся эпидемиям

 

Древние эпидемии вследствие слабой народонаселенности планеты носили местный, локальный характер. С развитием торговых отношений и транспортных сообщений между странами страшные болезни получили практически беспрепятственный доступ в любой уголок земного шара. Теперь уже эпидемии двигались по Земле со скоростью вьючного верблюда или ездовой лошади.

 

Чума

В ХIV веке занесенная торговцами из Восточного Китая чума за год прошлась по всей Азии и Европе. Вследствие антисанитарии, царившей в средневековых городах, и практически полного отсутствия минимальной гигиены для эпидемии была подготовлена благоприятная почва. Итогом болезни стали опустевшие города и сёла, так как европейское население сократилось почти на треть. Ужасная болезнь возвращалась в европейские и азиатские страны еще не раз. Конечно, избежать её посещений не удалось и бывшей Российской Империи.

Испытал на себе весь ужас «черной смерти» и молодой, только основанный на пустынном берегу Днепра Херсон. Уже в пятый год со дня рождения города здесь разразилась ужасная катастрофа, в которой Херсон потерял почти 80% своего населения. Один из очевидцев трагедии, моряк Иван Полномочный, так описывал чуму в Херсоне: «И так усилилась поганая болезнь, что мертвых, как дрова, невольники возили на роспусках и в ямы зарывали, по 50 человек в яму… Платье и прочее так валялось, никто не смел ничего брать, всяк жизнь свою берёг. Главный генерал Клокачев в заразу помер, и много офицеров…, и невольников было из Таганрога 800, которые зараженных возили, и все померли…»

В самый разгар эпидемии во главе команды, состоящей из 700 матросов и 3000 человек мастеровых, в Херсон прибыл капитан второго ранга Фёдор Ушаков. Он разместил своих людей в степи за городом и устроил им жёсткий карантин, тем самым сохранив в полном составе всю команду, ставшую впоследствии основной силой для строительства города. Во время свирепствовавшей эпидемии Ушаков не потерял ни единого человека! Заслуги будущего адмирала в противоборстве с чумой в Херсоне были отмечены орденом и повышением в чине.

 

Холера

В дальнейшем эпидемии, случавшиеся в истории города, носили уже не столь массовый характер. Страшных чумных уже не было, однако частой «гостьей» южного города стала холера. Городская санитарная комиссия, основанная еще в первой половине ХІХ века, с ужасом ждала наступления жарких летних дней и появления первых больных.

Совместный труд санитарной комиссии, полиции и городской управы приносил свои результаты. Ежедневная проверка качества продаваемой продукции и санитарного состояния торговых мест херсонских рынков, ревизия дворов городских домовладельцев, вывоз мусора, состояние выгребных ям, освидетельствования водовозных емкостей – вот далеко не полный список дел, подконтрольных комиссии. Штрафовать и применять иные методы воздействия к штрафникам было уже уделом полиции.

Почти ежедневно городские газеты печатали сообщения о наказанных санитарной комиссией: «Торговка привлечена к ответственности за непокрытие лотка с хлебом белым полотном»; «Хозяин пекарни оштрафован за допущение в пекарню работников в грязных колпаках»; «Домовладелец привлекается к ответственности за устройство во дворе поглощающего колодца».

И все же, несмотря на все старания соответствующих служб, эпидемии в старом Херсоне случались часто. 9 июля 1910 года херсонская газета «Родной край» сообщала: «Холера на хуторах и в Херсоне. С начала эпидемии зарегистрировано в городе 124 человека. Выздоровели 58, умерли 63. Хутора: заболевших 7, выздоровели 4, умерли 3. Тюрьма: заболели 4, умер 1».

Неискушённый дорогостоящими лекарствами херсонский обыватель от всех заразных болезней лечился единственным верным способом. Вот что писала об этом та же газета: «В связи с холерой в каждой почти лавке стоит на столике графин с перцовкой. На вопрос – что в графине? – ответ: холерное лекарство. А для чего стаканчик разных размеров? А для того, у кого только начало холеры, наливаем маленький за пятачок. А кому уже очень недужится, и за 15 наливаем».

Здесь необходимо отметить, что после введения государственной монополии на торговлю спиртными напитками в конце ХІХ века такие действия лавочников расценивали как грубое нарушение существующих правил. Да уж, ситуация была слишком серьёзной, как-никак – эпидемия…

Впрочем, так же, как и сегодня, расторопные дельцы-предприниматели всегда умудрялись заработать на всем. Примером может служить реклама одного из херсонских торговцев парфюмерией в начале ХХ века: «Во время холерной эпидемии не пустой забавой является привычка душить руки и платок. Духи бронируют руки при прикосновении с зараженными предметами, а платок, смоченный духами, является батареей, грозящей бациллам
и вибрионам. Поэтому врачи рекомендуют в холерное время ходить во всеоружии целебных свойств духов, которые являются самым приятным и легким видом дезинфекции».

 

Прочие напасти

Основываясь на метрических книгах, хранящихся в Государственном архиве Херсонской области, где заключена информация о рождениях и смертях горожан, можно установить следующее. Помимо холерных эпидемий население Херсона страдало от дифтерии, скарлатины, натуральной оспы, сыпного тифа, сибирской язвы, сапа. Причем дифтерия и скарлатина в конце ХІХ–начале ХХ веков существенно сократили детское население города и прилегающих к нему хуторов.

 

Грипп

Наконец, в последние месяцы Империалистической войны в Европе, в 1918 году, вспыхнула одна из самых страшных эпидемий, случавшихся за всю историю человечества, – новая смертельная форма вирусного гриппа. Воюющие страны всячески скрывали информацию о начавшейся эпидемии и даже способствовали ее распространению путем перемещения войск. Только нейтральная Испания, в которой при смерти оказалось почти 40% населения, вынуждена была объявить о начале бедствия. Поскольку первичная информация об эпидемии поступила в прессу именно из Испании, к этому смертельно опасному недугу навечно приклеили ярлык «испанка». Всего за 18 месяцев эпидемии болезнь унесла жизни до 60 миллионов человек, а зараженными вирусом этого гриппа оказались около 21,5% населения планеты!

Послереволюционная разруха, нехватка продовольствия, топлива, медикаментов, кочующее, сорванное с мест жительства население только усиливали эпидемию. В условиях всеобщего хаоса было не до сбора статистических данных, поэтому определить, каковы были истинные масштабы эпидемии «испанки» в нашей стране, не представляется возможным. Тем более нет таких данных непосредственно по Херсону.




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год