Доктор-неформал в борьбе со «светлым будущим»




Когда-то очень давно в одном из советских журналов довелось встретить карикатуру: белую ворону преследует стая ворон чёрных, с кистями и ведрами, полными чёрной краски, чтобы, настигнув, «подогнать» ее окрас под общий, привычный стандарт. Точно так же поступали в недавние времена в «великом и могучем Советском Союзе» со всеми инакомыслящими

Стандартное мышление, ограниченное идеологическими рамками допустимой свободы, считалось главным признаком передового коммунистического сознания. Поэтому любое проявление индивидуальности числилось действием, противоречащим принципам советской морали, и расценивалось если не как побег в стан врагов коммунизма, то уж во всяком случае как его попытка. Таких индивидуумов воспитывали в нашей бывшей стране всеми имеющимися средствами и методами – от «ментовки» до «психушки». А попасть в идеологическую «мясорубку» тогда было легче простого…

К примеру, Виталий Трибушный, в те далекие времена работник херсонских «полупроводников», угодил под пристальное око милиции и КГБ лишь за свой, прямо скажем, нестандартный внешний вид и «чуждые» советскому обществу мировоззрения.

- В 1978 году в журнале «Вокруг света» я прочитал статью Генриха Боровика «Хождение в страну Хиппляндию». Материал стал для меня настоящим открытием, – рассказывает Виталий. – Я осознал, что в душе давно разделяю мировоззрения и идеи хиппи, их образ жизни. Однако мое появление на улице Суворова в латаных джинсах, с длинными волосами и босиком всегда воспринималось доблестной милицией как нарушение общественного порядка. Меня периодически задерживали. Впоследствии я стал брать с собой карманный экземпляр Конституции СССР, на статьи которой в таких случаях обычно ссылался. 54-я статья советской Конституции гарантировала гражданам страны неприкосновенность личности, а 57-я – уважение личности, охрану прав и свобод граждан. Это помогало. Правда, не всегда. Однажды после очередного такого задержания и «наставления» в камере у меня оказался сломанным нос, три ребра и была повреждена гортань. Попытки добиться через суд «уважения личности, охраны прав и свобод» успехом не увенчались. В иске было отказано. Да и свидетелей не нашлось – никто ничего не видел и не слышал. Мало того, для перевоспитания меня пообещали закрыть в «психушке». Не дожидаясь исполнения милицейских посулов, я устроился работать санитаром в областную психиатрическую больницу.

Спустя некоторое время Виталий поступил в Симферопольский медицинский институт. Правда, благодаря соответствующим рекомендациям поступил лишь с третьего раза. Закончил его, не потеряв своей индивидуальности, и вновь вернулся в Херсон. Попытки режима вогнать в привычные стандартные рамки незаурядную личность продолжались до начала горбачевской перестройки. Только с развалом Союза агонизирующая идеологическая машина утратила к Трибушному свой интерес. Пожалуй, здесь Виталию несказанно повезло, и цитата «Железного Феликса» – «То, что вы еще не сидите, не ваша заслуга, а наша недоработка» – осталась для него лишь цитатой.

К этому времени во дворе частного дома, в котором Виталий проживает и сейчас, уже собралась приличная коллекция экспонатов ушедшей советской эпохи. Это уж потом, через десяток лет, экспонаты перекочевали в пустующий, старый и разваливающийся дом, который стал громко именоваться «Музей марксизма-ленинизма». Правда, перебрались не все экспонаты: кое-кто встречает посетителей тут же во дворе. К примеру, бетонный, выкрашенный красной краской Ленин в полтонны весом, привезенный аж из Днепропетровской области, в окружении «близнецов» меньшего масштаба.

Кроме скульптур и идеологических атрибутов ушедшей эпохи, в музее Трибушного – масса вещей, на которые в другое время никто просто не обратил бы ни малейшего внимания. Подобные музейные экспонаты Виталий находит порой прямо на улице под ногами. Оформленные в неизменных красно-черных тонах, привычные предметы в сочетании с цитатами из классиков марксизма-ленинизма преисполняются сосем иным, зловещим смыслом. К примеру, деталь рамы детского трехколесного велосипеда без руля, педалей и колес снабжена цитатой Никиты Хрущёва: «Догоним и перегоним Америку». А огромная кувалда в чёрной раме – отрывком из Конституции: «Женщины и мужчины в СССР имеют равные права».

К слову, в отличие от нас, херсонцев, музей доктора Трибушного хорошо знают за пределами Украины. Там, где к проявлениям человеческого индивидуализма относятся вполне терпимо и дружелюбно, не стремясь вогнать личность в рамки всеобщего стандарта. Вот бы и нам этому научиться!




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год