Барона Врангеля лишил жизни «курский соловей»…




Путешественники, случайно попадавшие в Херсон в конце ХIХ–начале ХХ веков, отмечали скуку и сонливость, присущие культурной жизни губернской столицы. Однако, судя по анонсам в дореволюционных херсонских газетах, наш город совсем не был обижен вниманием известных исполнителей различного жанра

В Херсоне выступали итальянская труппа со всемирно известным трагиком Томазо Сальвини, труппы Панаса Саксаганского, Марка Кропивницкого, Николая Садовского, Всеволода Мейерхольда. А еще – оперная звезда Леонид Собинов, композиторы Александр Скрябин и Модест Мусоргский, оперная певица Дарья Леонова, исполнительница цыганских романсов Анастасия Вяльцева...

В начале октября 1913 года херсонская газета «ЮГъ» заинтриговала горожан известием о гастролях «оригинальной русской певицы» Надежды Плевицкой (Винниковой). Несостоявшаяся в прошлом послушница одного из курских монастырей, обладающая абсолютным слухом, Надежда посвятила себя исполнению народных песен и романсов.

Поначалу местом работы певицы были лучшие рестораны Москвы, включая роскошный «ЯРъ». Но вскоре яркая самобытность и природное мастерство исполнительницы были замечены знаменитым Леонидом Собиновым. Благодаря ему и состоялся первый «настоящий» концерт Надежды в Большом зале Московской консерватории. По окончании концерта публика устроила грандиозную овацию «народному самородку» и вынесла певицу из зала на руках.

После этого у Надежды началась совсем иная жизнь – жизнь звезды первой величины. Портреты и граммпластинки с записями полюбившейся исполнительницы расходились огромными тиражами. Ее снимали в кино и предлагали самые выгодные условия гастролей в лучших театрах империи. Имя певицы не сходило с уст почитателей песенного таланта.

Буквально спустя год после всплеска славы Надежда стала одной из самых высокооплачиваемых артисток тех лет. Мало того – в 1910 году сам император Николай II соблаговолил пригласить певицу для выступления при Дворе. Монаршее приглашение Надежда приняла. В тот вечер она много пела, и благодарные венценосные слушатели внимали ей, затаив дыхание. После концерта растроганная императрица Александра Фёдоровна подарила Плевицкой бриллиантовую брошь, а император в порыве восторга назвал ее «нашим курским соловьем».

Новое имя прижилось и даже стало для певицы «визитной карточкой». Довольно часто российские газеты,
анонсируя выступление Плевицкой, называли ее прозвищем, придуманным императором. Возможно, сегодня, называя кого-либо в шутку или всерьез «курским соловьем», мы невольно возвращаемся к истокам этого события, случившегося ровно 100 лет назад.

В том же 1910 году произошла встреча Плевицкой с Фёдором Шаляпиным, который также дал самую высокую оценку таланту певицы и с которым их впоследствии связала долгая искренняя дружба.

К моменту оглашения выступления Надежды Плевицкой в нашем городе слава ее достигла уже самых отдаленных уголков империи. Поэтому в Херсоне ее ждали с особым нетерпением. Наконец газета «ЮГъ» объявила: «В воскресенье, 27 октября 1913 года, состоится только один концерт оригинальной русской народной певицы Надежды Васильевны Плевицкой».

Концерт должен был проходить в Городской аудитории (ныне – областной Дворец культуры по улице Перекопской). В день мероприятия всё тот же «ЮГъ» сообщил обывателям тревожную весть: «Во время бури в Херсоне 26 октября чуть не погибла Н. В. Плевицкая. Певица ехала из Одессы в Херсон. Недалеко от Николаева на берегу моря разыгралась буря. Шоффер (так ранее писали это слово. – Прим. авт.) не удержал автомобиля, который ураганом был снесен в море… Промокшая и смертельно напуганная г-жа Плевицкая вынуждена была остановиться на ночь в Николаеве…»

Однако, несмотря на сложившиеся обстоятельства, концерт Надежды Плевицкой в нашем городе всё-таки состоялся. Херсонцы получили уникальную возможность услышать знаменитого «курского соловья».

Гастроли по Российской империи в 1913–1914 годы стали вершиной славы певицы, так как дальнейшую ее карьеру перечеркнула Первая мировая война. Патриотический порыв, захлестнувший Россию, коснулся и сердца Надежды Плевицкой, ставшей сестрой милосердия. Уже после Октябрьской революции она вновь вернулась к профессии певицы – выступала перед красноармейцами, разъезжая с концертами по фронтам Гражданской войны.

Однако по окончании войны Плевицкая неожиданно оказалась в Турции среди эмигрантов, бежавших из России. Там же она вышла замуж за молодого (на 8 лет моложе нее) белогвардейского генерала Скоблина.

После переезда супругов в эмигрантский Париж снова начался рост певческой карьеры Плевицкой. Певица была востребована в среде русскоязычных эмигрантов, ностальгирующих по далекой родине. Она гастролировала в Европе, Америке. И хотя гастроли приносили доходы более чем скромные, у Скоблиных появились личная трехэтажная вилла, машина. Это уж потом станет известно, что певица и белый генерал исправно получали деньги от вездесущего Государственного политического управления («предок» КГБ). Причем не за просто так.

В феврале 1928 года в Брюсселе на банкете в честь 10-летия корниловского полка, которым во время Гражданской войны командовал Скоблин, в качестве гостей присутствовали генералы Деникин и Врангель. Вместе с заданием устранить обоих супруги получили две ампулы с бесцветной жидкостью. Задание было выполнено частично: с Антоном Деникиным не получилось. Зато обладавший железным здоровьем барон Врангель, который сидел на банкете между радушным хозяином Скоблиным и Плевицкой, вскоре умер от тяжелой формы чахотки.

Позже чета организовала похищение из Парижа видного деятеля белого движения, председателя организации «Русский общевоинский союз» генерала Миллера. Но после этого деятельность гэпэушных агентов была раскрыта. Скоблин успел скрыться, а Плевицкую задержала французская полиция.

Долгое время о судьбе певицы было известно лишь то, что ее содержали во французской тюрьме, а прошение на имя президента о ее помиловании осталось без ответа. Только в конце 1990-х годов российский историк-драматург Гелий Рябов, известный телезрителям по фильмам «Конь белый», «Рожденная революцией» и «Государственная граница», приоткрыл тайну ее смерти. Итогом его архивных исследований секрета гибели семьи последнего российского монарха стала книга «Как это было. Романовы: сокрытие тел, поиск, последствия», вышедшая в 1998 году. В этой книге, основанной на подлинных документах, между прочими он пишет и о Плевицкой: «В 1940 году немцы вошли во Францию, заняли тюрьму, где содержали Надежду Васильевну. В яркий солнечный день её вывели во двор, привязали к двум танкам и разорвали»...




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год