В бане париться – здоровья прибавится…




Пожалуй, невозможно предположить, что первые обитатели военного укрепления Александр-Шанц, располагавшегося на месте будущего города Херсона, обходились без бани. Скажем, летом еще куда ни шло – Днепр рядом. Ну а зимой? Тем более не могли обойтись они без этого важного учреждения, когда начали возводить город.

Ведь уже к четвертому году строительства Херсона здесь насчитывалось довольно большое даже по нынешним меркам скопление людей. В межевой книге 1782 года (документ с информацией о размерах и границах земельных владений) зарегистрировано уже более тысячи горожан. Прибавьте сюда более 10 тысяч судостроителей, да личный состав пехотных полков, строивших крепость. К тому же нередко посещавшие молодой город эпидемиологические болезни, такие, как тиф, чума, холера, требовали уделять личной гигиене особое, пристальное внимание. К ней как к залогу боеспособности войска обращался прославленный полководец Суворов, впервые побывавший в нашем городе в 1782 году. По воспоминаниям его денщика Сергеева, Александр Васильевич сам любил попариться в хорошей баньке и о служивых своих не забывал: «В бане Суворов выдерживал ужасный жар, после чего на него выливали ведер десять холодной воды, и всегда два ведра вдруг».

Среди фотокопий документов, хранящихся в Государственном архиве Херсонской области, есть рапорт капитана II ранга Фёдора Ушакова с подробным описанием того, как с помощью санитарных мероприятий удалось сохранить от чумы 1783 года вновь прибывшую команду. В то время как болезнь унесла почти две трети населения Херсона, из 4 тысяч человек Ушакова, прибывших в самый разгар эпидемии, не умер никто! К сожалению, суровое время не сохранило достаточно детальных упоминаний о первых херсонских банях. Однако, по всей видимости, как и в прочих населенных пунктах, бедных древесиной, они представляли собой устроенные на склонах Днепра землянки с печкой-каменкой, топившейся «по-чёрному». Топливом для них служил всё тот же основной строительный и отопительный материал – камыш – главное богатство природы низовий Днепра.

Пожалуй, единственными изображениями херсонской бани ХVIII века можно считать карандашные рисунки Николая Порхунова и херсонского инженера-архитектора Дмитрия Попенко, ныне хранящиеся в областном краеведческом и литературном музеях Херсона. Так называемая Екатерининская баня, возможно, была сооружена к приезду в наш город императрицы Екатерины в 1787 году. А возможно, просто названная так в ассо­­циации с Екатерининским собором, неподалеку от которого она находилась. Эта баня представляла собой не лишенное своеобразной красоты каменное сооружение с куполообразным сводом, чем- то похожее на традиционную турецкую баню. К сожалению, как и многие здания старого города, оно не сохранилось. По-видимому, ее разрушили во время закладки парка имени Ленинского комсомола.

Лет через 100 после своего основания город Херсон был уже достаточно современным городом. Численность населения выросла почти до 50 тысяч человек. Появился ряд новых промышленных и торговых предприятий. Развивалась и внутренняя коммунально-бытовая структура. Одной из достаточно доходных ее статей были бани. К этому времени бань, устроенных местными предпринимателями, в городе было уже достаточно много. По крайней мере, не менее десятка. Интересно, что при достаточной дороговизне топлива в наших степных местах владельцы бань на убыточность своих предприятий не жаловались. Впрочем, среди них существовала довольно жесткая конкуренция.

Одними из наиболее известных бань в Херсоне считались бани Вайнштейна, распо­лагавшиеся на берегу реки Кошевой в пределах Кошевого спуска. Они были недорогие, вполне приемлемые для малообеспеченных горожан, а посему никогда не пустовавшие. Однако в 1898 году некто Генькин взял в аренду участок земли на Привозной площади (большая торговая площадь в районе современного Свято-Духовского храма, сохранившего доныне наименование «Привозная церковь»).

Уже к зиме 1899 года на арендуемом участке выросло здание новой бани. Бани Генькина, расположившиеся в столь «стратегическом» районе, «оттяпали» у Вайнштейна приличное количество постоянных посетителей. Тогда банный старожил сделал ответный ход: отныне стоимость посещения его заведения упала с 8 до 6 копеек. Причем теперь всех желающих в бани доставлял специальный бесплатный вайнштейновский экипаж, местом стоянки которого был избран угол Привозной площади – напротив здания бань конкурента! Ну а кто же не соблазнится: заплатив за услуги менее принятой таксы, еще и прокатиться на извозчике можно бесплатно? Генькин некоторое время крепился, а затем, когда его предприятие совсем зачахло, обратился в Городскую управу с требованием убрать существующую стоянку экипажа с рекламой бань Вайнштейна. Неизвестно, как решила этот деликатный вопрос управа, однако очень скоро Вайнштейн окончательно добил конкурента выдачей всем посетителям своей бани бесплатного куска мыла!

И всё же страшнее существующей между содержателями бань конкуренции были довольно часто случающиеся в подобных заведениях пожары. Тут уж немудрено, ведь пара, как и дыма, без огня не бывает! Поэтому все подобные заведения были опять-таки под надзором полиции. Мало было получить разрешение от городской управы на устройство помещения бани, нужно еще было согласовать с полицией определенные технические условия. Ну а потом еще выдержать частые и внезапные санитарно-полицейские проверки. Впрочем, боязнь пожаров всегда гнездилась в сердцах обывателей ХIХ века. Достаточно было всего лишь одного слова… Совсем еще юная в то время херсонская газета «ЮГъ» сообщала своим читателям о происшествии, случившемся в женском отделении одной из общедоступных городских бань накануне праздника Рождества. Служители бани разогревали пучками зажженной соломы прихваченную морозом водяную трубу. Дым и отблески пламени были замечены в женском отделении бани. Не разобравшись, что к чему, кто-то из посетительниц крикнул «Горим!». Все бросились к выходу, начались паника и давка. В полном «неглиже» в 18-градусный мороз дамы выскочили на заснеженную улицу… Впрочем, подобные курьезы в старом городе случались довольно часто…

Наряду с общедоступными были в городе и элитные бани, «удовлетворяющие все требования гигиены и комфорта». Тогда они назывались «первоклассные». Особенностью их являлись отдельные кабинки с установленными в них ванными и специальный штат банщиков. Плата за пользование услугами этих первоклассных заведений была достаточно велика, не ниже 30 копеек. А по пятницам и субботам таксу поднимали до 50 копеек за посещение. Располагались они по Михайловской улице (восточная часть улицы Петренко), по соседству с «народными банями», которые функционировали лишь в четверг, пятницу и субботу. Интересно, что банный «прейскурантъ» предусматривал четверговые посещения народных бань «при особой обстановке». Не могу сказать наверняка, что это была за «особая обстановка», однако с мужчин в четверг брали 15, а с женщин – 12 копеек за посещение. Пятницы же и субботы оплачивались по привычной таксе – 8 копеек. Самое интересное, что при наличии большого количества подобных предприятий в Херсоне и существующей между их содержателями конкуренции число бань с каждым годом только увеличивалось.




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год