«Я возвещал правду Твою…»




Борис Старк. 15 июля исполнится 100 лет со дня рождения этого протоиерея православной церкви. В течение 7 лет он служил Богу и людям в Херсоне

 

Разбитые надежды

Первая мировая, Октябрьская революция, Гражданская война и последующее «торжество великих идей» разрушили, раскидали по белому свету некогда крепкие семьи. Так случилось и в семье Бориса Старка. Отец его, боевой контр-адмирал Георгий Старк, прошедший японскую войну на легендарном крейсере «Аврора» и награжденный за Моозундскую операцию нашейным орденом святой Анны, примкнул к армии Колчака, где командовал Сибирской флотилией. Как известно, омский поход колчаковцев окончился поражением. Остатки разбитой армии бежали за границу. Так орденоносец Старк оказался в «эмигрантском» Париже.

Семья адмирала осталась в России, претерпев все тяготы и лишения эпохи «военного коммунизма». Наконец в 1925 году после смерти матери с помощью друзей отца 16-летний Борис сумел вырваться во Францию. При этом он получил на родине клеймо «невозвращенец», навсегда закрывающее ему путь обратно.

 

Старк Борис ГеоргиевичГоды на чужбине

В Париже, испытывая финансовые трудности, Старк брался за любую грязную работу. Это, однако, не помешало ему успешно окончить институт по специальности «инженер-электрик» и найти себе достойную работу согласно полученному диплому. То было время, когда на парижских улицах чаще всего слышалась русская речь. Весь цвет российского общества волею рока нашел себе пристанище в этом городе. 

Здесь же, в эмиграции, оказались и выдающиеся представители русского духовенства и философского богословия. Общение с ними открыло перед Борисом новые духовные горизонты. Юноша окончательно решил посвятить свою жизнь служению Богу и людям. Он получил духовное образование, принял священный сан и назначение в храм Успения Богородицы при кладбище Сен-Женевьев-де-Буа – главной усыпальнице русской эмиграции во Франции. Также под его духовным патронатом оказались расположенные здесь Русский дом (богадельня) и детский приют. 

За 15 лет служения на Русском кладбище молодому священнику довелось отпевать великое множество известных соотечественников.

В сане дьякона он участвовал в отпевании Фёдора Шаляпина, похороненного на одном из кладбищ пригорода Парижа. Художник Константин Коровин, киноартист Иван Мозжухин, писатель Дмитрий Мережковский, графиня Бутурлина, поэт князь Касаткин-Ростовцев, бывший премьер-министр Российской империи граф Коковцев, граф Мусин-Пушкин, первый «цветной фотограф» России Прокудин-Горский – это далеко не полный список тех, кого проводил в последний путь отец Борис. 

После окончания Второй мировой войны помимо основного служения, по личной инициативе, Старк и несколько его помощников-добровольцев объездили и исследовали места прошедших боев, где извлекли и перезахоронили на Русском кладбище останки пленённых советских воинов, погибших на французской земле.

 

Возвращение на родину

В 1952 году, несмотря на преследование в СССР инакомыслящих, Борис Старк добился разрешения вернуться на родину. По возвращении его синодик (список умерших для поминания во время богослужений) насчитывал более 70 тысяч человек!

Первое свое назначение на родине священник получил в Иоанно-Златоустовский кафедральный собор Костромы. Однако через год по указанию Патриарха Алексия I он был переведен в Херсон настоятелем Свято-Духовского собора.

Вскоре инициативного и не страшащегося власти священника назначили секретарем Епархиального управления. В этот период под деятельным руководством отца Бориса восстанавливают и строят новые храмы, освящают церковные престолы. Несмотря на сопротивление городских властей, церковь в Херсоне становится популярной. 

В своем рукописном труде «Последам синодика» протоиерей Старк описывает один курьёзный случай, произошедший в Херсоне в тот период времени: «В Херсоне свадьбы справлялись очень шумно, торжественно. Раз я венчал молодую пару, было много цветов, музыка. Жених работал на заводе сельскохозяйственных машин им. Петровского. Через некоторое время после венчания на улице Суворовской на стенде “Окно сатиры“ появилась большая карикатура. Жених и невеста с цветами, вокруг летают ангелочки, а перед ними рука священника с крестом. Оказалось, что жених – чуть ли не комсорг завода или во всяком случае влиятельный член актива. Через некоторое время венчания посыпались одно за другим – и все с этого завода. Наконец я спросил у одного жениха: “Что это у вас за свадебная эпидемия?“ Он мне ответил: “Все боялись, что будут неприятности, но когда увидели, что наш товарищ, и к тому же ответственный, отделался “картинкой“, то все решили идти венчаться“.

Укрепляющиеся позиции церкви в Херсоне серьезно беспокоили партийное руководство, и виноват в этом был «неугомонный французский поп». Вокруг отца Бориса развернулась поистине «партизанская война». Местная газета поливала священника грязью: «Не зная русского народа, не помня Родины своей, он взялся всех судить людей в угоду прихоти своей...» – писал доморощенный «херсонский поэт» в «высокохудожественной» поэме «Ничто не вечно под луной… (о парижском петушке)».

 

Последние годы

Как бы там ни было, а скорее всего по инициативе партийных органов, в 1960 году неугодного священника перевели в Ярославскую епархию. Там Старк вел обширную переписку и получал письма из многих стран. Лично был знаком с академиком Капицей, писателем Пикулем, певцом Иваном Козловским и многими другими личностями века ушедшего. 

В 1964 году Борис Старк был удостоен права ношения второго креста – одной из высших наград православной церкви. В 1975-м награжден Патриаршим крестом. В разное время отец Борис был награжден также орденами Святого князя Даниила Московского, Святого князя Владимира и Преподобного Сергия Радонежского. В мае 1994 года, уже будучи немощным 85-летним старцем, по окончании церковной службы, возвращаясь домой, отец Борис упал и потерял сознание.
 

Из письма Бориса Старка в Херсон Дамиану Замараеву:

«Пока я был без сознания, кто-то успел похитить портфель, видно, рассчитывал на поповские миллионы. Их там не было. Но, что много хуже, там были 2 тетради моих синодиков с именами всех тех живых и мертвых, кто прошел через мое сердце за 85 лет жизни и особенно за 66 лет священнослужения. Со всеми датами рождений, именин, свадеб, хиротоний, постригов, смертей и т. д. И хотя по местному радио и телевидению были обращения с просьбой вернуть похищенные тетради, так как ни для кого они не имеют никакой цены и пользы – всё было тщетно».

Утвердив своими нетленными делами веру, преисполнявшую его большое сердце, протоиерей Борис Старк скончался 11 января 1996 года. Похоронен на Туговском кладбище в Ярославле.

 




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год