Две революции сонного Херсона




Однажды, лет эдак 20 назад, довелось мне увидеть телепередачу, в которой сопоставляли знания истории советских школьников и американских. Конечно же, «наши» были на высоте! А вот американцы не могли ответить даже на простой вопрос: «Когда началась Вторая мировая война и кто с кем воевал?» Сейчас в нашей стране ситуация совершенно иная. Тут уж мы явно «догнали», а может, и «перегнали» Америку. К примеру, на вопрос «Какие события, изменившие ход мировой истории, произошли в 1917 году?» из семи опрошенных молодых херсонцев в возрасте 13–21 года не ответил никто! А студент одного из местных вузов выдал: «Приход к власти Гитлера». Такова жизнь...

Уже в канун нового, 1917 года в стране явно ощущалось нарастающее беспокойство и ожидание чего-то страшного и неизбежного. Экономический и продовольственный кризисы, усугубляемые революционными выступлениями народных масс и надоевшей войной, толкали страну к краю пропасти. В эти дни она напоминала готовое взорваться пушечное ядро. Не хватало лишь самого главного – малой искры.

Такой искрой стала забастовка рабочих крупнейшего военного Путиловского завода в Петрограде, которая началась 23 февраля 1917 года. Уже на следующий день к ним примкнули рабочие других промышленных предприятий, а 25 числа появились первые революционные жертвы. Причем погибшие были как с одной, так и с другой стороны. Кровавое противостояние стало началом революции, отречения от престола царствующего императора Николая ІІ и прихода к власти Временного правительства. 4 марта во всех российских газетах были опубликованы манифест отказавшегося от власти царя и программа нового буржуазного правительства.

Возможно, по причине удаленности Херсона от крупных «революционных» городов, его достаточной малочисленности (всего 78680 человек по переписи населения 1917 года), а также отсутствия крупных промышленных производств события бурного 1917 года прошли здесь без ярких и кровавых инцидентов. Нет, конечно, были и забастовки, и революционные лозунги, и даже единичные акты «мордобития» несогласных с различными партийными взглядами.

Однако всё это было с некоторым запозданием. Лишь на третий день после прихода к власти Временного правительства волна перемен докатилась до Херсона. В ночь с 6 на 7 марта городская полиция, стражники и жандармы сложили свои полномочия и сдали оружие. Охрану спокойствия и порядка взяли на себя войска местного гарнизона. Причем мера эта оказалась вполне своевременной, так как из упраздненных тюрем вышли на свободу все антисоциальные элементы. Отсутствие жесткой полицейской власти в городе стало заметно в самые ближайшие дни. По Херсону покатилась волна грабежей и краж.

Несмотря на то, что новое правительство не отменяло введенный с началом войны «сухой закон», уже 9 марта в городе было замечено неимоверное количество пьяных. Временно созданная добровольная милиция из числа студентов и рабочих, даже при поддержке воинов гарнизона, справиться с повальным пьянством и тайной поставкой в город вина уже не могла. Поэтому в середине марта в Херсоне стали создавать постоянную народную милицию, которую возглавил член городской управы Николай Гордов.

Весна и начало лета в городе прошли в непрекращающихся манифестациях, демонстрациях и мелких беспорядках. Основными показателями этого периода стали сокращение производства, рабочих мест и непомерный рост цен. По сравнению с довоенными ценами стоимость некоторых продуктов и товаров увеличилась в 3–4 раза. Фунт (453 грамма) хлеба «обыкновенного» стоил уже 20 копеек, в то время как до войны хлеб высшего сорта стоил всего лишь «пятачок». Начались частые перебои в снабжении горожан печеным хлебом, а к середине июля городское самоуправление вынуждено было установить строгие нормы и на покупку муки: «До 37 фунтов на каждого работающего в месяц и по 25 фунтов для остального населения».

Местное искусство в виде театров и биоскопов также внесло свою посильную лепту во всеобщий революционный хаос. Сообразно времени здесь демонстрировали «последний писк революционной моды» – фильмы и спектакли со специфическими названиями: «Страна ужасов», «Провокатор», «Гибель нации», «Ужасы бесправия», «Вова- революционер». Или проводили «кабаре-митинги» и представления «интим-театра» в пользу какой-нибудь культурно-просветительной секции такого-то комитета.

В  связи с назначенными на 30 июля 1917 года выборами в городское самоуправление с начала месяца началась предвыборная кампания. Её предваряло воззвание «местного избиркома»: «Призываем всех граждан и товарищей к строгому соблюдению спокойствия и терпимости во время предвыборной агитации. Не употребляйте никаких угроз, насилия и обманов. Не срывайте чужих плакатов, имейте уважение к чужому мнению!»

Голосовали по 11 спискам, а посему плакатов и обращений было непривычное множество: «Граждане! Голосуйте за учительский список № 6! Образование народа прежде всего!», «Граждане евреи! Помните, что вам надо голосовать только за список № 2!», «Громадяни! Хто стоїть за те, щоб Україна була вільною, хто за національно-територіальну автономію України, голосуйте за український список № 11!»...

Были выработаны новые правила участия в первых херсонских демократических выборах. С ними познакомила городских обывателей местная газета «Родной край»: «Как подавать голос: 30 июля отправляйтесь на выборы и зовите всех ваших знакомых. Вы должны хранить до дня выборов избирательную карточку, избирательную записку и конверт с печатью управы (бюллетень получаете либо от управы, либо распространяемые политическими партиями). Эту избирательную записку положите в конверт, который вы получили и на котором имеется печать управы… Конверт заклеить. Вы идете в избирательную комиссию, предъявляете избирательную карточку и передаете председателю конверт с запиской. На ваших глазах, в присутствии всех партий и всех желающих, председатель опускает ваш конверт в избирательный ящик. Записки можно подавать весь день 30 июля от 9 часов утра и до 9 часов вечера. Исполните свой долг перед революцией. Будьте внимательны к выборам, не дайте пропасть ни одному голосу».

Выборы прошли без особых инцидентов, однако возлагаемые на них надежды они все же не оправдали. Различные партии всё так же вели горячие дискуссии о народном счастье, а жизнь в городе, впрочем, как и по всей стране, продолжала ухудшаться. И даже произошедшая в Петрограде 25–26 октября 1917 года социалистическая революция в целом жизнь в Херсоне не изменила. Ну разве что речей да красных полотнищ флагов стало чуточку больше.

А потом Центральная Рада в Киеве провозгласила Украинскую Народную Республику. В состав нового государства вошла и Херсонщина: «Открывшийся в Херсоне 30 ноября созванный по инициативе временного совета Херсонской губернии губернский съезд представителей совета рабочих, солдатских, крестьянских депутатов, городских и земских самоуправлений Херсонской губернии в 1 час ночи сегодняшнего числа (3 декабря) принял резолюцию, согласно которой Херсонская губерния признана неделимой частью Украинской Республики».




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год