А вы смогли бы прожить на 15 копеек в день?




Одной из главных составляющих нашей жизни являются цены. Тут даже зарплаты играют гораздо меньшую роль. При минимальной зарплате и стабильных ценах еще как-то можно приспособиться к жизни. Ну а коль они растут не по дням, а по часам, как это происходит, скажем, с сельхозпродукцией нынешней осенью, то никакой зарплате за ними просто-напросто не угнаться…

Конец XIX–начало XX века в бывшей Российской империи можно было охарактеризовать как достаточно стабильный период. Даже начавшаяся русско-японская война особо не повлияла на стоимость продуктово-промышленных товаров. Как и прежде, несмотря на относительно низкие зарплаты неквалифицированных работников, люди умудрялись как-то сводить концы с концами. И это притом, что стоимость проживания в стране по европейским меркам была достаточно высока.

Согласно информации, почерпнутой из издававшейся в Херсоне газеты «ЮГъ», в отличие от западного европейца российский потребитель вынужден был переплачивать за большинство продуктовых товаров. Причем иногда достаточно существенно! Так, в сравнении с Германией в начале прошлого века наш покупатель приобретал чай на 30,4% дороже, табак – на 68,7%, уголь – на 20%, бумагу – на 69%, полотно – на 22,5%. Пуд (16,38 килограмма) гвоздей обходился, скажем, американцу всего в рубль–полтора, а наш платил уже от 4 до 8 рублей. Самый дешевый чай в России стоил от 1 рубля 40 копеек за фунт (0,454 килограмма), в Лондоне – всего 30 копеек (в перерасчете на наши деньги). Цена сахара-рафинада в России составляла от 5 рублей 86 копеек до 6 рублей 3 копеек за пуд, а в Лондоне – от 1 рубля 94 копеек до 2 рублей 31 копейки за пуд. Как утверждала всё та же газета «ЮГъ», «благодаря его дешевизне в Англии сахаром выкармливали свиней…»

В целом же соотношение российских цен и зарплат в начале прошлого века за редким исключением устраивало почти всех. Да и как иначе, если, к примеру, зарплата неквалифицированного чернорабочего-арестанта Херсонского исправительного отделения была не ниже 40 копеек в день. А фунт лучшего белого хлеба стоил всего пятачок. На худой конец можно было обойтись и ржаным за 2 копейки. Плюс мясо по цене от 10 до 13 копеек за фунт – в зависимости от утвержденной губернатором на этот месяц таксы. Причем это была цена так называемого «парного» мяса. Мороженое мясо продавали на 2–3 копейки дешевле. Можно вспомнить еще и куриные яйца по цене 6–8 копеек за десяток или деревенское молоко по 4 копейки за литр.

Конечно, цены на сельхозпродукцию напрямую зависели от сезона и погоды, а посему порой существенно колебались. К примеру, в 1900 году вследствие неблагоприятных погодных условий «цены на зелень повысились. Огурцы, продававшиеся от 10 до 30 копеек за сотню, поднялись до 25–60 копеек. Картофель тоже подорожал на 10 копеек за пуд, то есть с 40 копеек (обычно цена пуда картофеля колебалась в пределах 31–32 копейки. – Прим.авт.) на 50». Об этом сообщала газета «ЮГъ».

То есть тот же работающий арестант на свой дневной заработок мог приобрести целых 16 килограммов подорожавшего картофеля, что сегодня не могут позволить себе при нынешней дороговизне большинство наших работающих сограждан.

Высококвалифицированные рабочие, скажем, на судоверфи Вадона в Херсоне могли заработать от 3 до 4,5 рубля в день и приобрести при надобности в среднем целых 8 пудов картофеля или же 200 фунтов ржаного хлеба! Причем в 1914 году командированным в Херсон квалифицированным рабочим-судосборщикам Путиловского завода платили от 5 до 7 рублей в день, плюс сверхурочные, так как они, стараясь быстрее выполнить свою работу, трудились без выходных.

Впрочем, если уж быть до конца объективным, такие высокие зар­платы были всё же исключением. В целом между рабочим-специалистом и неквалифицированным рабочим в финансовом достатке существовала реальная пропасть. Тем не менее в 1913 году на среднемесячную зарплату рабочего можно было купить 333 килограмма хлеба, 53 килограмма мяса, 21 килограмм масла, 83 килограмма сахара. Немудрено, что и семьи в те времена были сплошь многодетными – могли себе позволить.

В перечне окладов, утвержденных городской управой Херсона в 1910 году, самые крупные зарплаты были у городского архитектора и заведующего электрической станцией – по 3 тысячи рублей в год. Секретарь канцелярии и бухгалтер управы получали за тот же период по 2 тысячи 100 рублей. Заведующий археологическим музеем – 1 тысячу 200 рублей. Самые маленькие зарплаты были у сестер милосердия – 300 рублей и у лаборанта –100.

Надо отметить и тот факт, что цены на основные продукты питания (хлеб и мясо) были фиксированными и утверждались на каждый месяц местным губернатором. За правильностью цен на рынках следила городская полиция. Кстати, чтобы избежать составления протокола или привода в участок за нарушение или «мелкое хулиганство», нужно было пожертвовать служивому не менее 3 рублей. «Трояк» для младшего херсонского городового был денежкой весьма внушительной. Ведь на 105 рубликов в год не шибко разгуляешься! Только в 1903 году зарплату херсонской полиции подняли до уровня николаевской, и младший полицейский чин стал получать 216 рублей жалования. Точно такую же зарплату имел и городской пожарный. Так как подобная зарплата считалась всё же низкой, а сама работа – опасной и непрестижной, в херсонской пожарной службе ощущался серьезный недобор. В пожарные шли, только когда уже не оставалось иного выхода – жизнь заставляла.

С началом Первой мировой войны цены на продукты и промышленные товары стали расти. Правда, это был не привычный для нас «беспредельный» рост цен. Правительство пыталось контролировать их и не допускать чрезмерных скачков. Всё так же на продукты первой необходимости ежемесячно утверждались губернаторские цены, которые теперь были выше довоенных всего лишь на 1–2 копейки.

Победа Февральской буржуазной революции надежд простых людей совершенно не оправдала – жизнь начала стремительно дорожать. Причем зарплаты оставались прежними, а в ряде случаев на тех производствах, где женщины заменили ушедших на войну мужчин, даже упали.

В июле 1917 года херсонская газета «ЮГъ» сообщала своим читателям: «Установлена норма муки-сеянки до 37 фунтов на каждого работающего в месяц и по 25 фунтов для остального населения. Карточная система на муку будет введена в непродолжительное время». И еще: «…чрезвычайно высокие цены на рыбу. Торговцы продают мелкую рыбу по 40–50 копеек за фунт».

А вот августовская информация из той же газеты: «Городская продовольственная управа воспретила вывоз из Херсона арбузов и дынь... Беспардонное нахальство и бесстыдство перекупщиков и торговок перешло все границы. Арбуз, который прошлым летом стоил 10 копеек, теперь продается по 75 и даже по рублю! Цена дыни от 40 до 60 копеек. Городскому продовольственному управлению следовало бы обратить внимание и на дороговизну фруктов. Ведь немыслимо, чтобы яблоки, груши и сливы продавались по 50–60 копеек за фунт!»

Созданное при городской управе продовольственное управление оказалось малоэффективным. Цены на мясо практически сразу вышли из-под контроля. Теперь в газетах ежемесячно печатали лишь таксу на хлеб: «Новая такса с 7 сентября. Хлеб обыкновенный – 20 копеек за фунт. (По сравнению с 1916 годом подорожал в 4 раза. – Прим. авт). Франзоль, 1 фунт – 26 копеек».

Правда, благодаря объявленной «свободе» большинство торговцев находили обходные пути и торговали хлебом по завышенной цене. Един­ственное, чего в городе оказалось в избытке, так это вина, водки и самогона. И это несмотря на то, что с 19 июля 1914 года на всей территории страны действовал неотмененный Временным правительством «сухой закон».

Пришедшие к власти в октябре 1917 года большевики исправить ситуацию не смогли. Кризис в стране приобрел еще более ужасающие размеры. В голодном 1922 году херсонцы вынуждены были платить за продукты питания вовсе астрономические суммы. Например, хлеб темный стоил 32–33 тысячи рублей за фунт, картофель – 17–18 тысяч за фунт, мясо говяжье – 25 тысяч, молоко 24–25 тысяч, куриные яйца – 80–90 тысяч рублей за десяток!

Для рабочих и советских служащих были введены утверждаемые ежемесячно с учетом кризиса продовольственные пайки. В декабре 1922 года рабочий получал паек стоимостью примерно 850 тысяч рублей, служащий – 560 тысяч. Квартплата рабочих и советских служащих не должна была превышать 3% от получаемого месячного жалования. Все остальные платили по 8 тысяч рублей с каждой квадратной сажени жилья.




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год