А веру так и не убили…




«Я, дяк с. Садового Артамонів Василь, розчарувавшись у науці церкви та запевнившись, що наука та є кабала працюючих, залишаю посаду дяка. Пориваю всякий зв’язок із вірою в неіснуючого бога й зрікаюсь од усяких духовних санів. Закликаю на це стати колишніх товаришів по службі. Треба просто, одверто сказати все релігійне вчення – брехня».

В. Артамонів, «Наддніпрянська правда», 1928 рік

 

С самого образования государ­ства советское правительство объявило непримиримую борьбу с религией. Правда, поначалу она была очень оригинальной. Религиозные праздники отмечали, а Христа даже признали первым большевиком: дескать, боролся с правящим классом. Затем и Иуду сравняли с Христом, провозгласив его «первым революционером». Иуде даже памятник в 1918 году установили в Свияжске. Простоял гипсовый Иуда, грозящий кулаком небу, к счастью, совсем недолго… Но затем антирелигиозная пропаганда развернулась во всей своей атеистической «красе». В начале 1920-х годов, якобы с целью борьбы с голодом, конфисковали церковные ценности. Потом для развития промышленности понадобились церковные колокола.

15 марта 1922 года президиум Херсонского испол­кома обязал «церкви и дома различных культов» в трёхдневный срок представить в комиссию по учёту церковных ценностей опись церковного имущества, предназначенного для служения и обрядных целей: «размер, вес, металл, проба, стоимость в дореволюционных рублях. Сколько колоколов на колокольнях и вес каждого из них. Нет ли в храме картин известных художников. Название, размер, в каком году написаны. Нет ли старинной мебели. Старинных облачений…Виновные в сокрытии и за несвоевременное выполнение будут привлечены к строгой ответственности за невыполнение распоряжений Советской власти».

Потом, согласно описям, всё это национализировали. И потянулись железнодорожные составы: с конфискованными ценностями – в Москву, с битыми колоколами – на литейные заводы, а со строптивыми церковными служителями – за Полярный круг.

Нередко во время праздничных богослужений возле храмов собиралась воинствующая молодёжь. Строители «светлого будущего», заглушая церковное песнопение, во всё горло распевали похабные и оскорбительные песни. Чтобы отвлечь уцелевших верующих от церкви, в дни божественных праздников и воскресных служб стали проводить коммунистические воскресники. Уж не в Светлое ли Воскресенье таскал Ильич своё знаменитое бревно по Красной площади?

Херсонская «передовая» молодёжь тоже не отста­вала от «старших товарищей». Так, в начале 1928 года комсомольцы завода имени Старостина (бывший Вадона) вышли с предрождественской инициативой: «В неробні дні (різдво) молодь працює по уборці приміщень і двора (безкоштовно)… Запропонувати припинити продаж спиртних напоїв напередодні різдва… Дні неробні використати як найдоцільніше: відвідати театри, кіно. Кожний комсомолець мусить написати звіт, що він робив у ці дні… Комсомолці, які ще не вступили в т-во “Безвірник”, записатися до нього».

Инициативу комсомольцев подхватили рабочие литейного цеха завода имени Петровского и на общем собрании постановили просить Наркомтруда исключить из календаря Рождественский праздник. Только что родившаяся городская газета «Наддніпрянська правда», выходившая в те дни под зычным лозунгом «В наступ на релігію – зброю ворожих сил!», радостно фиксировала на своих страницах успехи атеистической пропаганды. Каждый комсомолец или коммунист был обязан вести атеистическую пропаганду в «отсталые массы верующих». Появилось множество атеистической литературы, призывов, листовок. Быть верующим становилось опасно. Во время многочисленных «чисток» партийных рядов даже старые, заслуженные большевики могли запросто «вылететь» из рядов ВКП(б) или же получить «по шапке» лишь за то, что кто-либо из его близких посещал церковь. Партийца обвиняли в «искажении линии партии» и исключали «за нарушение коммунистической этики».

В семьях, где о Боге боялись говорить, дети вырастали отъявленными атеистами. А уж последующие поколения о нём уже и не задумывались. По крайней мере, так хотелось тогдашним руководителям страны. Вскоре советское правительство могло с гордостью говорить о победе атеизма в отдельно взятой стране. Однако еще совсем недавно, в конце 1970-х – начале 1980-х, накануне Пасхального служения по распоряжению городских властей к действующим церквям стягивали подразделения милиции. Якобы для поддержания порядка во время всенощной. Но на деле основной целью этих дежурств было недопущение в храмы верующей либо интересующейся религией молодёжи, которой, несмотря на все запреты и актив­ную атеистическую пропаганду, было достаточно много.




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год