В защиту «зеленого друга»




Насаждений в областном центре с каждым годом становится все меньше

 

Судилось городу Херсон быть основанным в красивом месте - на высоком берегу Днепра, в окружении зелено-голубого ожерелья плавней, мелких речушек, тихих ериков и озер. Хотя с самого начала строительства города далеко не все разделяли столь оптимистические настроения, утверждая, что место было выбрано неудачно. Днепр в этом месте достаточно мелок и не позволяет судам, выстроенным на верфях Херсона, спускаться в Днепро-Бугский лиман с полной экипировкой и вооружением. Сетовали и на непролазную осенне-весеннюю топь размытого бездорожья, и на мокрые промозглые зимы с пронизывающими ветрами, и осаждающих город надоедливых плавненских комаров - переносчиков малярии и прочих болезней, каждое лето делавших и без того тяжелую жизнь обывателей просто невыносимой.

Конечно же, это были существенные недостатки, с которыми приходилось считаться. Также одной из основных проблем молодого города было полное отсутствие строительного леса по правой стороне Днепра, которого в тот период требовалось очень много. Город поднимался из небытия. Возводили крепость, за-кладывали основания будущих храмов, строили воинские казармы, административные здания - и все это грандиозное строительство требовало леса.

Самым удобным и дешевым путем доставки дефицитного материала стал Днепр. В лесистых верховьях реки вязали громадные плоты, которые затем отважные плотогоны переправляли в Херсон. Также рекой на небольших деревянных суденышках в город доставляли необходимые припасы и продукты питания. Прибывшие с товаром купцы продавали свои барки на слом. Лес использовали вторично уже при постройке городских зданий, а купцы «посуху» возвращались вверх по течению за новой партией товара и следующим «одноразовым» судном.

К началу XIX века степной город стал центром лесной торговли. Отборный строительный лес из Херсона шел в Николаев, Одессу, Крым и даже на Кавказ. Сохранилась записка князя Ивана Михайловича Долгорукого, посетившего в 1810 году лесную пристань города. В ней он отмечает: «На левой стороне реки весь берег усыпан корабельными лесами. Они лежат на открытом месте, отчего и повреждаются. Видно, или еще леса много, что нет нужды его беречь, или издержки для предохранения леса более важны, нежели сама ценная вещь. В таком случае жаль, что не оставили там множества дубов и сосен на корне, они бы еще пожили и не опоздали стать на своем месте в корабле. Гавань купеческая хороша: торговля животворит совершенно берега Днепровы при скучном Херсоне. Лесная пристань, обогащенная бревнами и досками, Днепр приносит сюда все богатства лесов белорусских. На нем через Кременчуг приплыло сюда в 1810 году до 150 тысяч деревьев. Какое важное пособие для Крыма и Николаевской степи». Но даже при всем обилии строительного леса в городе цена на него всегда была высока и не всем доступна. Поэтому менее «достаточные» слои населения обходились подручными средствами. Такими, как глина и камыш. Резаный камыш добавляли для связки в глину при возведении стен. Камышом покрывали и утепляли крыши построек. Им топили печи долгими холодными зимами. Камыш использовали и для ограждения подворий, и на подстилку для скота, и для разных хозяйственных нужд. Значение камыша просто невозможно было переоценить. Решением городской управы плавни были разделены на участки, которые строго охранялись от всевозможных посягательств со стороны посторонних лиц. Существовала даже такая должность, как «сторож плавней».

Таксу за резку камыша устанавливала городская управа. Плата держалась в пределах 5 рублей за сажень иногородним, 3 рубля - для местного населения и 1 рубль - для бедняков. Конечно же, это была довольно низкая цена, так как сажень соломы для топки продавали от 10 до 17 рублей в зависимости от урожайности года. Сажень сосновых дров стоила 24-25 рублей, грабовых - 35 рублей. Более зажиточное население города пользовалось углем по цене около 30 копеек за пуд.

Самым страшным бедствием был пожар в плавнях, который за считанные минуты мог уничтожить зимние запасы топлива и строительного материала. Поэтому в тушении принимали участие все, кто хоть чем-то мог помочь. Впоследствии для этих целей стали использовать универсальный портовый буксир «Евгений», построенный на судоверфи Эжена Вадона в Херсоне.

К началу ХХ века городская управа разработала долгосрочный проект по озеленению города и его окрестностей, так называемой «городской дачи». Основной идеей этого проекта было проведение в городе ежегодного праздника «Деревонасаждение». Конечно же, главной силой, воплотившей этот проект в жизнь, стали студенты и учащиеся городских гимназий. В первый же год было высажено в пределах города до 30 тысяч саженцев различных пород деревьев. В следующем году - до 50 тысяч саженцев акации, ясеня и клена татарского. Через два года праздник стал уже хорошей традицией. Перед началом посадки деревьев духовенство служило молебен и благословляло доброе дело, проходившее с большим воодушевлением и подъемом. По окончании работ под хоровое пение учащиеся выпускали на волю птиц. Затем следовало чаепитие со сладостями, которое устраивали на средства благотворительных организаций и частных лиц. Впоследствии ежегодно, начиная с 1905 года, городская управа стала выделять средства на покупку 50 тысяч саженцев ольхи и 10 тысяч березы непосредственно для озеленения «городской дачи». Конечно, такого количества деревьев было бы вполне достаточно, чтобы превратить окрестности города в настоящий лес. Но не все саженцы приживались. Только до 10 тысяч штук молодых, еще не успевших укорениться деревьев ежегодно безжалостно выдергивали и бессмысленно уничтожали вандалы. Через несколько лет городская управа перестала финансировать проект озеленения.

А накануне Первой мировой войны в плавнях произошел сильнейший пожар. По берегам реки Гнилуши уже шумел молодой лесок. Огонь уничтожил почти все деревья. А потом, во время революционной смуты и позже - в годы разрухи, уже никому не было дела до зеленых насаждений. Молодые деревца вырубали на дрова, их уничтожали участившиеся пожары. А вместе с растениями погибали животные и птицы, оказавшиеся на пути огня... В наше время каждой весной воздух над Херсоном насыщается запахом гари, легкий весенний ветерок кружит над городом черные «лепестки» сгоревшего камыша. Это снова полыхают плавни, а вместе с ними и те жалкие остатки зеленых насаждений, которых с каждым годом становится все меньше.

...с 1905 года городская управа ежегодно выделяла денежные средства на покупку 50 тысяч саженцев ольхи и 10 тысяч березы непосредственно для озеленения «городской дачи».

 




 

Публикации Захарова Александра за 2006-2008 Захаров Александр 2009-2010