Днепровская трагедия




Почти сто человек погибли при столкновении двух судов. Херсонцы всеми силами старались помочь пострадавшим. Но следствие так и не нашло виновных в трагедии

 

Теплым тихим вечером 25 июня 1910 года под доносящуюся из сада при Городском собрании музыку духового оркестра от пристани Херсона вниз по Днепру отошел пароход Русского Общества Пароходства и Торговли (Р.О.П. и Т.) «Ловкий». Это было добротное, не старое еще однопалубное судно 280 футов длиной (85 метров) и шириной в 25 футов (7,5 метра), построенное на заводе Майера в 1892 году. В корабельных каютах первого и второго класса расположились 75 человек из числа тех, кто привык путешествовать с комфортом. Остальные 200 из разряда палубных пассажиров путешествовали на открытом воздухе и в пассажирском трюме. Основную часть отъезжающих составляли курортники, отдыхавшие на знаменитых «голопристанских грязях» и теперь возвращающиеся домой в Николаев. Вдоволь налюбовавшись проплывающими мимо днепровскими плавнями, залитыми последними лучами заходящего солнца, под монотонное шлепанье лопастей гребных колес пассажиры погружались в сон...

Примерно в то же самое время, где-то еще достаточно далеко, в районе Бугского лимана, спешил навстречу своей судьбе пароход со странным названием «Вампоа». Это было океанское, малоприспособленное для плавания по рекам судно, также принадлежавшее Р.О.П. и Т. Во время русско-японской войны оно осуществляло перевозки раненых воинов с Дальнего Востока в Одессу, выполняло доставку воинского груза в район боевых действий. В нынешнее роковое плавание судно вышло будучи зафрахтованным военным ведомством для перевозки армейского имущества и нижних чинов Модлинского пехотного полка. Конечным пунктом назначения был Херсон.

Наступила душная июньская ночь. В густой, почти черной летней темноте суда неумолимо сближались... Около половины второго ночи пассажиры «Ловкого» сквозь сон услышали предупредительные гудки парохода, и буквально сразу же вслед за ними сильнейший удар сотряс корпус судна. Ночь расколол хруст рушащихся конструкций и ужасающий крик людей.

«Вампоа», ударивший в борт «Ловкого», буквально разорвал его до половины. Положение усугубилось тем, что удар пришелся в передний подкрылок гребного колеса, в пространство между машиной и котлом - в соединяющий их магистральный трубопровод. Пар под высоким давлением вырвался наружу. Почти сразу погибли все, кто находился в пассажирском трюме... На «Вампоа» было 90 солдат Модлинского пехотного полка во главе с капитаном 8-й роты Александром Николаевичем Лебедевым и 20 членов экипажа. Капитан судна Г. Грот приказал спустить шлюпки и приступить к спасению людей. Уже через четыре минуты после столкновения первая шлюпка под командованием Лебедева пришвартовалась к борту погибающего парохода. «Я был в Мукденском бою, который для нашего полка продолжался десять суток, но такой потрясающей картины я не припомню. Ужас обстановки требовал большого самообладания. Вокруг стоны, крик. В каютах стоял запах вареного мяса», - так впоследствии описывал Александр Николаевич эту ужасающую картину. Четыре спущенные с «Вампоа» шлюпки совершили по четыре рейса. В первую очередь перевозили женщин, детей и особо пострадавших, которым солдаты пытались оказать медицин-скую помощь. Мало того, солдатам пришлось принимать роды, начавшиеся у одной из пассажирок. Между тем паника на тонущем судне не прекращалась. Были попытки, что называется, «с бою» занять места в спасательных шлюпках. Находились и такие, кто предлагал за шлюпочное место 1000 рублей. Местные рыбаки, вышедшие на ночную ловлю и оказавшиеся свидетелями трагедии, поспешили на помощь. Но среди них нашлось немало мародеров, которые под прикрытием темноты, хаоса и неразберихи начали тащить с судна все попавшее под руку. И только выстрелами из револьверов удалось заставить грабителей держаться подальше от погибающего судна.

Еще два с половиной часа после столкновения «Ловкий» держался на плаву, постепенно опускаясь на дно. Спасательные работы закончились около пяти часов утра. Большинство спасенных получили сильные термические ожоги паром. «Я двадцать один год плаваю в море, много видел на нем, но такого ужаса не видел никогда. Эти обожженные тела, от прикосновения к которым в руках остаются куски мяса, испуганные, дрожащие от страха люди. Чтобы спасти одного пассажира, нам пришлось ломать палубу. Несчастный стоял по горло в воде. Все тело его было обварено паром, а на шее зияла огромная рана», - рассказывал впоследствии рулевой «Вампоа», принимавший участие в спасении пассажиров «Ловкого». Одной из последних была спасена маленькая девочка, ноги которой придавили упавшие мешки с огурцами. «Вампоа» со спасенными людьми взял курс на Херсон, оставив возле тонущего парохода две шлюпки с матросами для защиты от мародеров.

Переломившийся «Ловкий» затонул поперек днепровского рукава Рвач вблизи селения Касперовка, на глубине 22 фута (7 метров). Из воды торчали задранный нос, часть кормы и высокая дымовая труба. В этой аварии погибли и скончались вследствие полученных ран и ожогов около ста человек.

2 июля на место трагедии прибыл водолаз, который обследовал погибшее судно и поднял с парохода три трупа из числа пропавших без вести. К тому времени течение снесло затонувшее судно на глубину 9 метров, что очень осложнило работы по подъему. Тем не менее после долгих стараний под днище судна были подведены крепкие цепи. С помощью плавучего крана и буксиров была предпринята неудачная попытка переместить пароход ближе к берегу. И только в конце июля «Ловкий» наконец подняли с глубины.

По факту столкновения судов возникло объемистое дело. Начались судебные процессы и бесконечные споры о том, какими правилами следовало пользоваться столкнувшимся судам. Если речными - виноват «Вампоа», если морскими - «Ловкий». Судебный следователь по особо важным делам при херсонском окружном суде, проведя следствие, постановил арестовать обоих капитанов - М. В. Панова и Г. Грота - до внесения залога в сумме 25000 рублей за каждого. Залог внесли владельцы судов, капитанов освободили.

Трагедия пассажиров с «Ловкого» нашла горячий отклик в сердцах херсонских обывателей. Для оказания помо-щи был объявлен сбор денежных средств. Местные культурно-общественные заведения жертвовали до 20% от своих доходов. Устраивались благотворительные вечера и спектакли в пользу пострадавших. Редакции местных газет принимали пожертвования, отчитываясь за каждую копейку на страницах своих изданий: «от ученика 2 класса Миши в пользу пострадавших - 2 копейки, 5 рублей - от Веры и Марии О.» и так далее. Пожалуй, никто из жителей города не остался в стороне.

23 августа в 8 часов вечера следственная комиссия по делу столкновения провела следственный эксперимент на месте трагедии. Была воссоздана картина той страшной ночи. Из Херсона прибыл «Вампоа». Место погибшего судна в эксперименте занял пароход «Проворный». На судах находились те же капитаны, которые командовали в ту роковую ночь. Эксперимент продолжался и в тёмное время суток, но оказался неудачным и не позволил комиссии сделать какие-либо выводы.

Дело поиска виновных растянулось. В начале мая 1912 года, по жалобе капитанов, из Херсонского окружного суда оно перешло под юрисдикцию одесской судебной палаты, где и затерялось в бездонных и пыльных следственных архивах.

 




 

Публикации Захарова Александра за 2006-2008 Захаров Александр 2009-2010