Ах, эта свадьба, свадьба...




Смета свадебных расходов конца ХIХ века: по уговору за невесту дано отцу - 15 рублей, на сговорины издержано - 3 рубля, на сватанье - 10 рублей, на вечеринку - 7 рублей, священнику - 3 рубля, на церковь - 1 рубль, на свадебные подарки - 25 рублей, на музыку - 10 рублей, на свадьбу - 40 рублей. Итого - 114 рублей

 

Наверное, не было в бывшей Российской империи такой «разношерстной», многонациональной губернии, как Херсонская. Так как для строительства молодого города и заселения еще не освоенных земель юга требовались люди, правительство императрицы Екатерины II всячески содействовало переселению сюда крестьян, мастеровых и представителей иных сословий из центральных и северных губерний страны. Мало того, бежавшим от произвола помещиков крестьянам, по принятому закону, в Херсоне предоставлялась свобода и защита от преследования. Переселенцы в поисках новой, счастливой жизни потянулись в Тавриду.

В Государственном архиве Херсонской области хранятся документы о переселении в начале ХIХ века казаков и государственных крестьян. Из этих документов видно, что особое предпочтение отдавали переселенческим семьям как основе будущего резерва заселения края. Вот только соотношение мужчин и женщин было явно не в пользу последних. Особ женского пола катастрофически не хватало. Так появились циркуляры, призывающие вдов и незамужних девиц искать свое счастье в молодом городе. Медлительных обозов, везущих в Херсон невест, с нетерпением ожидали местные женихи. «Дефицит» расхватывали «слету», упрощая традиционное сватовство и обручение. Буквально сразу же по прибытии транспорта в городе гуляли свадьбы. Конечно же, были и исключения из правил, за которые жителей Херсонской губернии в народе прозвали «невенчанные».

 

Хмельное сельское веселье...

Переселенцы из разных уголков России принесли в Таврийские степи свои национальные традиции, которые, переплетаясь с обычаями других «пришельцев», формировали новую, смешанную культуру. Но если христианский обряд венчания практически всегда проходил по утвержденным канонам, то последующее за ним веселье чаще всего напоминало языческую вакханалию.

Вообще, свадьба для крестьянина была сродни «стихийному бедствию». По сложившейся традиции, еще при сватанье жених должен был предоставить отцу невесты нечто вроде древнеславянского «вена» - выкупа за невесту. Сумма такого выкупа к концу ХIХ века установилась в сумме от 15 до 50 рублей, в зависимости от договоренности и обеспеченности жениха. Конечно, в сравнении с ценами на продукты в то время это были деньги немалые (фунт -около 400 граммов - белого хлеба высшего сорта стоил 5 копеек, фунт мяса - 11 копеек, пуд картофеля - 60 копеек).

После сватанья наступала очередь помолвки, вечеринки и наконец - свадьбы. Тут уж важно было не ударить лицом в грязь и показать себя «важным и богатым», то есть поить в течение недели не менее половины села. Свадебное веселье всегда сопровождалось непомерно обильным возлиянием, в котором принимали участие даже дети. Водка в жизни крестьян и рабочих издавна являлась одним из необходимейших продуктов, и её количество зависело только от благосостояния крестьян. Так, статистика 1900 года утверждала: «крестьянин с наделом до 0,9 десятины затрачивает на водку 84 копейки в год, а крестьянин с наделом от 3 до 14 десятин пропивает 5 рублей 76 копеек. В числе расходов на пищу у зажиточных крестьян водка являет самую крупную статью. Затрачивая на водку 5 рублей 76 копеек, тот же крестьянин издерживает на говядину 1 рубль 38 копеек».

Кроме расходов на водку, на свадьбе жених должен был потратиться на мелкие подарки всем ближайшим родственникам, торжественно одаривая их платочками, башмачками, рукавичками и так далее. Это тоже требовало денег - и больших! Поэтому зачастую, чтобы женить сына, крестьянской семье приходилось наниматься на работу, откладывая средства на свадьбу в течение 5-6 лет. Порой возникали непредвиденные расходы, собранных на свадьбу средств не хватало. И после окончания празднеств вновь доводилось идти в «кабалу».

Основным продуктом потребления на свадьбах была водка, на закуску обращали внимания гораздо меньше. Пьяные свадебные гулянки были переполнены всевозможными «народными традициями», порой граничившими с полным безумием. Одна из самых «безобидных» - катание тещи по селу в грязной тачке - дожила и до наших дней.

Некоторые такие сугубо свадебные традиции описывали в херсонских газетах того времени: «В одном из сел Херсонской губернии на второй день свадьбы по обычаю "продавали быка". "Быка" - отца невесты - привязывали за шею к бричке, запряженной лошадьми, и в таком виде водили от хаты к хате, где проводилась "продажа", щедро сдабриваемая крепкими напитками. Во время одной из свадеб, при переходе от хаты к хате, уже крепко пьяный "бык", желая показать свою силу, взревел диким голосом. Испуганные лошади рванулись вперед, увлекая за собой несчастного, и на повороте оторвали ему голову».

В другом селе на коньке крыши устанавливали табурет с бутылкой водки и закуской на нем. Жаждущие острых ощущений штурмовали неприступную крышу, а, взобравшись, должны были там же, на высоте «оприходовать» приз. Причем, как сообщала газета, в штурме крыши принимали участие даже женщины.

Одним из непреложных атрибутов сельских свадеб была стрельба. Пьяные крестьяне носились по селу на лошадях, не разбирая пути, давя домашнюю птицу и паля из ружей. Что и говорить, ружье в руках пьяного - всегда к несчастью. Порой весело начавшаяся свадьба заканчивалась плачевно: 18 октября 1901 года в селе Натальино Херсонского уезда один из участников веселья, сидевший в бричке, для громкости выстрела вложил в заряд большое количество пороха, а ствол плотно забил пробкой. При выстреле ружье разорвало. Осколком была убита наповал дружка невесты, сидевшая в соседней бричке. Стрелку оторвало палец.

 

Свадьба городская

Городские свадьбы были немного спокойнее, здесь обходилось без стрельбы, так как полиция зорко следила за соблюдением порядка. Хотя и она порой не могла справиться с подгулявшими гостями. Вот как описывает городскую свадьбу на Сухарном в 1906 году очевидец: «В избе за столом, обставленном бутылками, из-за которых кое-где виднеются тарелки с едой, сидят пожилые мужики и бабы. За другим столом, уставленным сладостями, сидят молодые девушки. Парнишафера имели прикрепленные на фуражках, груди и плечах красные розы. Кумушки - с генеральскими лентами на груди. Девушки давно уже потеряли свой национальный убор, и их одежда составляла смесь городской и деревенской. Белые туфли, гимназическая форменная юбка, деревенский передник, прическа-"гейша", кофта с модными рукавами по старому фасону. Эдакий декадентский вкус. Так одеты богатые девицы, имеющие претензии на звание барышень, "бьющие на фасон". Большая часть в ситцевых кофтах и такой же юбке.

На улице увеличивается толпа, появляются незваные, образуется широкий круг. Появляется гармошка, скрипка. Танцы старые: ухабистая полька, венгерка и "скаженный" вальс. Время идет. Толпа веселеет».

Порой в самый разгар веселья появлялись «любители чужой собственности», которые, смешавшись с гостями, спокойно очищали их карманы. А наутро полицейские, выслушивая жалобы еще не протрезвевших гостей, составляли протокол: «2 февраля в 3-й полицейской части города Херсона злоумышленники забрались в помещение, где проходило веселье, потушили все огни и среди наступившего мрака и сумятицы стащили со столов и из карманов все, что попало им под руку».

Сельские и городские свадьбы, за редким исключением, всегда проходили по одному сценарию, и финал пьяного веселья можно было без труда предугадать.

Из интервью сотрудника газеты «Родной край» с одним из гостей, гулявшим на свадьбе в далеком 1914 году: «- Хорошо ли погуляли?

- Сначала хорошо, а потом хуже.

- Чем хуже?

- Драка была, дяде Семену морду отдавили. Сначала-то все было честь по чести, пили, закусывали. Потом дядя Семен слабым оказался, свалился под лавку. А тут как на грех Гришка Косой на гармонике играть начал. Васька Кудряш в пляс пустился да ненароком наступил дяде Семену на морду, тот заорал. А Машка-то разозлилась, что мужа обижают, схватила кочергу да хотела Кудряшу съездить. Да ненароком попала по лампе и жениху по голове. Лампа вдребезги, а жених не разобрал, в чем дело, и думал, что это его Гришка Косой сзади съездил. Да как развернется ему по башке! Косой хотел дать сдачи да и зацепил по носу свекра. Ну и пошла потеха - кто кого. А в это время Матрена надела шубу наизнанку и хотела в избу верхом въехать, чтобы у молодых было столько добра, сколько волос в меху. Примета есть такая. Да застряла в дверях. В избе драка, Матрена визжит. Полиция прибежала. Троих в холодную посадили, а там опять все чин-чинарем пошло».

Ну, что тут еще можно добавить? Все благопристойно и «чин-чинарем»...

 




 

Публикации Захарова Александра за 2006-2008 Захаров Александр 2009-2010