Подпольщик-«большевик» Жорж Поляков




Тихая улочка в центре Херсона, почти на самой границе Забалки, носит имя Георгия Полякова - одного из руководителей подполья в годы Гражданской войны

 

Своё современное название улица получила в 1960-е го­ды, к очередному юбилею советской власти. Уже после переименования улицы в кулуарах городской партверхушки разразился жуткий скандал. Оказалось, что Поляков был членом партии эсеров - орга­низации, с которой еще в феврале 1918 года у большевиков произошел разрыв. Улицу еще раз переименовывать было неэтично, поэтому Георгия Полякова просто стали упоминать как руководителя «большевистского» подполья. А кем мог быть такой руководитель? Правильно - только большевиком... Отступавшие под натиском деникинцев в августе 1919 года красные войска оставили для подпольной борьбы в Херсоне группу надежных товарищей. Одним из них был юноша-гимназист, член партии эсеров Жорж (Георгий) Поляков, который, несмотря на свой юный возраст, уже имел некоторый опыт орга­низационной работы в подпольной гимназической группе «Либерте». В первые дни утвердившейся «белой» власти на квартире у подпольщицы Татьяны Ленской (также принадлежавшей к партии эсеров), проживавшей в центре города, впервые собралась подпольная группа. Тогда же был обра­зован штаб во главе с Поляковым. В него наряду с местными подпольщиками вошли представители «Висунской республики» - формирования, пытавшегося установить своеобразное «сельское государст­во» в границах нынешнего Березнеговатского района Николаевской области.

Первым делом было решено испор­тить триумф победы деникинцев террористическим актом. Целью избрали здание контрразведки, обо­сновавшейся на Дворянской улице (ныне улица Советская). Совершить акт возмездия взялся Жорж Поляков. Однако неосторожность или неумение главного исполнителя обращаться с взрывоопасными предметами едва не стоила жизни присутствующим. Бомба взорвалась здесь же - на квартире Ленской, и лишь по счастливой случайности никто не пострадал. Тем не менее подпольная квартира была провалена, пришлось спешно ретироваться. Спустя несколько дней ничем не примечательная дама в пышном платье и с большим букетом цветов в руках прогуливалась перед зданием контрразведки. Часовые у парадного и представить себе не могли, что в образе дамы под распахнутыми окнами «опасного» учреждения гуляет в ожидании подходящего момента подпольщик Поляков. Момент! Бомба летит в окно следственного кабинета, а воспользовавшийся поднявшимся переполохом Жорж беспрепятственно удаляется.

Несмотря на активные действия деникинской контрразведки, возглавляемой опытным полковником Швачкиным, Поляков в короткий срок сумел наладить широкую агентурную сеть, через которую «красные» получали важную информацию о состоянии и передвижении воинских подразделений противника. Наряду со сбором информации и устройством террористических актов организация занималась распространением нелегальных печатных изданий. В городе дейст­вовали несколько подпольных типографий, снабжавших Херсон и уезд листовками и литературой. Мало того, листовки печатали даже в типографии белогвардейской газеты «Херсонское утро», находившейся почти под самым носом контрразведки по улице Потёмкинской (ныне улица Карла Маркса). В начале октября 1919 года контр­разведчикам удалось разгро­мить одну из таких типографий, находившуюся в доме Ковалёвой, известной среди подпольщи­ков по кличке «Домночка». Рев­ком разработал план освобож­дения подпольщицы. Главным действующим лицом здесь опять оказался Жорж Поляков. В форме «белого» офицера, в сопровождении переодетых солдатами подпольщиков, он подъехал на экипаже к городской тюрьме, где по подложным документам получил арестованную Ковалёву якобы для транспортировки в контрразведку. Подпольщицу спрятали на окраине Херсона в Казенном Саду, а на другой день переправили к николаевским товарищам. По стечению обстоятельств при освобождении Ковалёвой на тюремном дворе Жорж лицом к лицу столкнулся со своей матерью, незадолго до этого арестованной контрразведкой. Но ни мать, ни сын ничем не выдали своей тайны. Эта мимолёт­­ная встреча с матерью в жизни Жоржа Поля­кова оказалась последней.

Штаб подпольщиков при под­держ­ке висунских повстанцев, выступивших 28 октября на Херсон, разработал план захвата городской тюрьмы и освобождение находящихся там заключенных. Но Полякова и Трусакова, направлявшихся на квартиру, где размещался штаб, случайно оста­новил деникин­ский патруль. По во­споминаниям под­поль­щицы Лен­ской, опубли­ко­­ванным в конце января 1922 го­да в газете «Херсонский ком­му­нар», найденные у задержанных бумаги помогли белогвардейцам определить месторасположение шта­ба. В более поздних краеведческих материалах утверждается, что уничтожить организацию помог провокатор - эсер Кравцов. Как бы там ни было, удар, нанесенный контр­разведкой, оказался сокру­шительным. Отряды повстанцев, уже занявшие северные окраины Херсона, оказались без поддержки, в то время как на подмогу «белым» войскам были присланы два английских миноносца. Залпы морских орудий по позициям висунцев на площади перед железнодорожным вокзалом заставили последних отступить.

2 ноября по приказу полковника Швачкина в городе должна была состояться показательная казнь подпольщиков. Однако Жоржу Полякову невероятным образом удалось бежать - уже с места казни! Лишь помощь гимназистов-дружинников позволила белогвардейцам задержать раненого беглеца. В тот же день на рыбном базаре (примерно в начале современной улицы, носящей имя Полякова) приговор привели в исполнение. Более 20 арестованных подпольщиков были расстреляны на пустыре за вокзалом.

P. S. После смерти Жоржа По­лякова остались его литературные опыты - рукопись «История русской революции» и несколько других произведений. Но все они не были изданы и теперь уже никому не известны.

 




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год