Улицами подземного города




Совсем недавно, блуждая по Интернету в поисках интересных исторических сведений, на одном из херсонских сайтов я наткнулся на приглашение «побродить» по старинным подземным ходам города. По-видимому, для многих херсонских жителей данная тема представляет особый интерес, так как по этому поводу на сайте развернулась целая полемика

 

Кто-то называл эту идею «безум­ной», кто-то, напротив, считал её вполне приемлемой и даже соглашался поучаствовать в роли «дигге­ра» (исследователя подземелий). Но с единственным условием - всё найденное в подземельях пополам. Звучали и вполне разумные доводы не заниматься ерундой, а обратиться к людям, имеющим определенный опыт в этом деле. Упоминалось имя одного из таких городских специали­стов по подземельям. По этой переписке у меня сложилось мнение, что под землю решили спускаться люди совер­шенно неподготовленные, преисполненные лишь жаждой приключений и мальчишеского озорства. Что, ко­нечно, ввиду серьезности этого предприя­тия совершенно непозво­лительно. Подвергать опасности свою жизнь, а тем более жизнь других людей глупо и недопустимо.

Окутанные тайной легенды подземелья... Херсонские подземелья: сколько споров и разговоров, сколько легенд и сказаний витает вокруг них. Кто из коренных херсонцев не слышал о затерянной где-то в неисследованных лабиринтах под городом золотой ка­рете императрицы Екатерины II или же о турецких и казацких кладах, ждущих в подземных тайниках удачливого кладоискателя. Порой даже называют имена «верных свидетелей», которые собственными глазами видели или даже держали это золото в руках... Одним из таких свидетелей упоминают 120-летнего старца Евсея Бондаренко, который в конце XIX ве­ка утверждал, что под городом в ра­йоне Старых резней запорожцы зарыли «несметную силу грошей» и будто бы кто-то уже откопал там целый бочонок золота. Интересно, откуда у запорожской вольницы взялись столь несметные богатства, достойные сокровищниц Гаруна аль-Рашида? Между прочим, легенды о бесценной карете императрицы и не менее бесценных сокровищах под городом рассказывают и в со­седнем Николаеве (я уверен, и в Одессе), где также существуют обширные системы неизученных доселе подземных ходов. О херсонских же тайных ходах говорят еще, будто бы ведут они с территории старой крепости далеко за город. И даже находятся очевидцы, которые якобы прошли этими ходами от центра города до степановской каменоломни или же до остатков Благовещенского женского монастыря, находящегося в учхозе Приозёрном. Слышал я также от городских старожилов, что ход, начинающийся в неисследованной глубине «Екатерининского колодца», ведет на противоположный берег реки и выходит на поверхность где-то среди необъятных зарослей днепровских плавней. Грустно, конечно, разрушать легенды, составляющие часть городского фольклора, но всё же с технической точки зрения просто невероятным кажется факт существования подобных подземно-подводных магистралей. Ведь по имеющимся историче­ским сведе­ниям, лишь в конце марта 1843 го­да в Великобритании, впервые в мировой практике, было удачно завершено строительство первого в мире подводного тоннеля. Он был построен инженерами отцом и сыном Брюнелями под рекой Темзой един­ственно благодаря изобретенному ими проходческому щиту. 396 метров (такую длину имеет это подводное сооружение) смогли преодолеть лишь за 18 лет (22 метра в год!) путем невероятных усилий и баснословных финансовых вложений, что, конечно же, просто не под силу было строи­телям херсонских подземелий. Да и каким способом можно сохранить в глубочайшей тайне труд не одного десятилетия и использование рабочей силы многих тысяч землекопов? И тем не менее подземные ходы под городом существуют.

Один из моих родственников, которому я не имею оснований не доверять, рассказывал, что лет 50 на­зад, еще будучи пацаном, в числе таких же сорванцов спускался в подземелье вблизи Екатеринин­ского собора, где находил старинные церковные книги в кожаных переплетах с позеленевшими металлическими застежками и даже кое-что из культовой утвари. Знакомые мне люди также рассказывали о блуждании опасными подземными лабиринтами в центре города, о находках, сделанных ими. Причем среди самых ценных упоминали корзину с десятком бутылок старинного вина, которое херсонские «диггеры» не побоялись продегустировать. Похожую историю в свое время рас­сказал со страниц «Гривны» один из исследователей херсонских подземных тайн Сергей Макаров. Он упоминал факт исчезновения в 1960-х годах группы «пятнадцати­суточников», ра­бо­­тавших на ликвидации уличного провала. Начавший­ся ливень выну­дил мужиков искать спасение в нише под дорогой, оказавшейся одной из веток подземного города. Конечно же, тогда от нашей доблестной милиции невозможно было спрятаться даже заблудившись в темных лабиринтах. К моменту, когда арестантов обнаружили, они уже безмятежно спали, «приговорив» найденные где-то там под землей несколько бутылок старинного вина. Повезло мужикам! Пожалуй, самое дрянное вино 50-летней выдержки в аналогичной ситуации покажется божественным нектаром.

Со временем рассказы о подоб­ных путешествиях обрастают дополнительными подробностями, становятся ярче, романтичнее и через десяток-другой лет переходят в разряд легенд, пополняя очередной тайной романтику городского фольклора. Теперь уже совершенно невозможно установить, где проходит незримая грань между легендой и былью.

Не одно поколение херсон­ских краеведов-исследователей безрезультатно пыталось отде­лить сказки от истины и раскрыть секрет городских подземелий. Работа в городском архиве, сбор сведений и упоминаний о херсонских подземных ходах, встречи с очевидцами, спускавшимися под землю - всего этого оказалось недостаточно, чтобы разгадать существующую не меньше двух столетий тайну. Несколько непрофессиональных экспедиций, обследовавших в разное время случавшиеся на городских улицах провалы, и даже специально созданная в 1982 году после проседания под землю жилого дома по улице Белинского комиссия так и не смогли ответить на главный вопрос: кто и с какой целью проложил под городом эти таинственные подземные магистрали? Одной из причин неудачи исследовательской работы экспедиций в советское время принято считать запрещение на проведение подобных мероприятий со стороны КГБ. Мотивировка запрета была весьма прозаиче­ская: в группах не хватало опытного сапера, присутствие которого считалось обязательным. Возможно, наличие в составе экспедиций человека, зна­комого со взрывными устройст­вами, не было лишено смысла - мало ли какие «сюрпризы» оста­лись под го­родом после прошедшей войны. Вспомните хотя бы взрыв городского театра на следующий день после освобож­дения Херсо­на. Правда, некоторые любители ост­рых ощущений втайне от «комитетчиков» все же спуска­лись под землю на свой страх и риск. Не всегда подобные экспедиции закан­чивались удачно. Так, по свидетель­ствам Сергея Макарова, в 1960-е годы группа киевских специалистов без оформ­ления соответствующих документов иссле­довала подземный ход, начинавшийся в одном из подвалов по улице Рабочей. Хозяин подвала, обеспокоенный длительным отсут­ствием скрывшихся в темноте подземелья гостей, сообщил «куда надо». Поисковая группа сумела найти заблудившихся горе- ученых. Несколько дней, проведенных в недрах земли под городом и длительные разбирательства в КГБ, пожалуй, на долгое время отбили у них охоту к подобным при­ключениям. Впоследствии ходили слухи, что все карты подземных хо­дов, составленные «любителями», были конфискованы и засекречены этим серьезным ведомством. Хотя порой еще появляются сведения о некоторых довольно известных в городе краеведах, у которых якобы имеются точные планы херсон­ских подземелий. Думается, что все эти «легенды» безосновательны, так как по-настоящему серьезные и целена­правленные исследования подземных ходов никогда не проводили.

Проза подземных сооружений. В 1901 году сильный ливень при­вел к разрушению одного из самых больших домов Херсона, занимавшего целый квартал, - дома Беновича. Сейчас на этом месте рас­положено построенное в 1904 го­ду одно из красивейших зданий старого Херсо­на, известное горожанам как «дом Скарлато». Компетентная комиссия Городской управы определила: здание было построено на пересечении трех ранее неизвестных магистральных ходов. Ливневые воды, размыв осно­вание только что установлен­ного телеграфным ведомством столба, по­пали в один из этих ходов, раз­рушили фундамент и произвели обвал дома. После этого случая управа обратилась к городским домовладельцам: «В виду часто повторяющихся за последнее время обвалов каких-то таинственных, расположенных под городской территорией "мин" (старинное значение слова мина - подкоп, ход. - Прим. авт.), происхождение которых одними относится к дале­ким историческим временам, а другими приписывается обычаю наших домовладельцев проводить такие мины под соседние дома и улицы, просим оказать содействие в составлении подробных планов устроенных в подвалах домов тоннелей и "мин", используемых в хозяйст­венных целях». К сожалению, на эту просьбу откликнулись единицы, и карта городских подземелий так и не была составлена. Впоследствии Городская управа стала следить за «подземной» деятельностью домовладельцев, устраивающих подобные сооружения под своими домами или же магазинами. Так, в 1902 году возникло целое дело в отношении содержателя бакалейно-винной торговли на Привозе Черепахина. Торго­вец, перестраивая свой дом на Преображенской улице (ныне улица Декабристов), организовал там винные склады. Прокопав для этой цели «довольно глубокие "мины", которые идут под соседний дом г. Синани и под тротуары на улице». Таких, как Черепахин в Херсоне было немало, просто не все они попадались. Иногда подземные ходы, начинающиеся в подвалах домов, образовывались вследствие добычи домовладельцами глины для по­стройки этих же домов. А так как глина была главным строительным материалом и ее требовалось много, то со временем появлялись далеко тянущиеся под городскими домами пустоты. Даже и теперь во многих сёлах современной Херсонщины не забыт этот способ добычи дешевого стройматериала в собст­венном подвале или погребе.

Многие поколения «землепроходцев» основательно «поточили» землю под городом, добавив к старым фортификационным ходам нечто своё, новенькое. Иногда за неимением схем проведения подземных работ такие ходы прокладывали в опасной близости друг к другу. А попадание в них ливневых вод приводило к обвалам и разрушению домов, как это случилось с домом Беновича. Такие происшествия в старом городе происходили довольно часто. Только в 1901 году на страницы городских газет попали около 6 подобных сообщений.

По-видимому, большинство остат­ков наших подземелий имеют самое прозаическое бытовое назначение - они предназначались для хранения продуктов и различных то­варов. За неимением в то время таких привычных для нас электриче­ских холодильников часть из них использовалась в качестве «ледников». То есть в зимнее время эти глубокие погреба заполняли толстыми кусками льда вперемешку с соломой. Между прочим, добыча речного льда и доставка его по городу приносила неплохие барыши местным крестьянам, остававшимся в холодное время года без работы. Даже в самое жаркое херсонское лето лед в ледни­ках не таял, позволяя сохранять в целости различные скоропортя­щиеся продукты. Имеются также версии, по которым назначение магистральных подземных ходов определяют в качестве водяного (по образцу самотечного водопровода, построенного адмиралом Грейгом в Николаеве), или же примитивного канализационного коллектора. И хотя против этих версий имеется ряд веских доводов, тем не менее вполне возможно, что какая-то часть подземных ходов действительно заполнена нечистотами и сточными водами, опасными для жизни и здоровья. Благодаря нерадивым «домовладельцам», уже более века устраивающим у себя во дворах «поглощающие скважины». А посему, пожалуй, не стоит искушать судьбу, пытаясь проникнуть в ветхие от времени городские подземелья без специального снаряжения и соответствующей подготовки.




 

Публикации Захарова Александра за 2006-2008 Захаров Александр 2009-2010