Обделенные любовью матерей




Разные обстоятельства случаются на жизненном пути, но какие бы глупости ни сотворил человек, расплачиваться за них должен только лично он. Нести ответственность за содеянное перед Богом, людьми и своей совестью. Зачастую, впрочем, происходит совершенно не так, как должно быть, и за чужие ошибки расплачивается кто-то другой. Особенно ужасно, когда такими «плательщиками» становятся новорожденные дети

 

Херсон. Вторая половина XIX века. Зарождение промышленных предприятий повлекло за собой увеличение численности населения, в основном - за счет переселенцев из сельской местности и сезонных рабочих. Пришлый люд селился на окраинах Военного форштадта и Забалки, возводил саманные постройки с камышовыми крышами и обустраивал свой быт. Уже к середине 90-х годов XIX столетия численность жителей достигла 68 тысяч человек. С ростом населения стали возникать новые, почти незаметные доселе проблемы. Так, в городе появилась острая проблема брошенных матерями детей. По свидетельству заведующего богоугодным заведением, члена городской думы г-на Пукалова, с каждым годом она становилась напряженнее. Согласно статистике, количество оставленных детей в 1893 году составило 375 человек, к 1897-му - уже 520. Около 43% - дети в возрасте 2-7 дней. 1% - от года до пяти, остальные в пределах 1 года.

Местные газеты сообщали о найденных и доставленных в приют подкидышах. Чаще всего детишек обнаруживали в людных местах - базарах, пристанях, парках, скверах, у парадных богатых домов. Бывали случаи, когда младенцев оставляли на кладбищах. В 1898 году полиция задержала двоих старух, занимавшихся этим гнусным промыслом. В апреле они за плату подкинули на городское кладбище новорожденного ребенка, которого взяли у неизвестной женщины в Кривом Роге. При обыске на квартире был найден еще один младенец, за которого старухи получили 15 рублей. Несколько позже в районе Забалки был обнаружен притон, хозяйка которого за плату собирала неугодных детей и... закапывала их в своем глубоком подвале. Полиция выявила 8 младенческих трупиков. Находили останки новорожденных, скормленных свиньям, растерзанных собаками или утопленных «любящими мамами» в выгребных ямах. Полиция тщательно вела расследования, но случаи убийств младенцев не прекращались. Весь этот ужас, творившийся в городе, заставил Городскую думу предпринять некоторые шаги для исправления создавшегося положения. Прежде всего в стене приюта, выходящей на темный, глухой переулок, была прорублена небольшая дверца, перед которой закрепили корзину-люльку для приема ребенка и колокольчик, извещавший персонал о прибытии нового постояльца. Так что женщина, решившаяся избавиться от нежелательного ребенка, могла, не рискуя быть узнанной, оставить его в корзине.

Поступивший в приют младенец проходил медицинское обследование. Женщины, скрывающие свой позор, часто пытались погубить плод всевозможными ядами и отравой, поэтому большинство младенцев появлялись на свет ослабленными и больными. Из 679 детей, содержащихся в заведении в течение 1897 года, умерли 285.

Обследованный врачом ребенок находился под наблюдением до семи дней. За это время для него находили кормилицу и за денежное вознаграждение отдавали младенца на ее попечение. В том же 1897 году предложили приюту свои услуги 704 кормилицы в возрасте от 19 до 42 лет. Особым расположением пользовались кормилицы из сельской местности, так как оказалось, что они совершенно не делают никаких различий между своими детьми и приемышами. Кроме того, часто эти дети оставались в семьях «на всегдашнее попечение», то есть фактически становились членами семьи. Причем девочек оставляли охотнее, чем мальчиков - уже в возрасте 8-10 лет девочка выполняет массу обязанностей. С устройством мальчиков было хуже: крестьянские общества не хотели принимать их в свои ряды. Это было связано с выделением каждому представителю мужского пола причитающегося общественного земельного надела. Приемышам надел не давали.

Несмотря на меры, принимаемые городским самоуправлением в решении этих насущных проблем, количество брошенных детей росло. Этому способствовали ослабление роли церкви в жизни народа, замена существующих духовных ценностей новыми революционными идеями и смутное, кровавое время войн и революций, в которых не находилось места самым беспомощным и беззащитным - детям.

Фото из альбома Виктора Пиворовича и Сергея Дяченко «Улицами старого Херсона»

P. S. В наши дни в больнице одного из городов на японском острове Кюсю установлено устройство для анонимного приема новорожденных подкидышей. Эта камера похожа на инкубатор, открыть ее можно с улицы. Так власти надеются добиться сокращения количества абортов.

 




 

Публикации Захарова Александра за 2006-2008 Захаров Александр 2009-2010