Модные штучки




Даже в самые сложные и тревожные времена женщины готовы были идти на любые жертвы и неудобства ради моды

Они травили нежную кожу свинцовыми белилами, придавали телам форму и твердость доски с помощью жестоких корсетов, вгоняли свои ножки в «хрустальные башмачки». Терпели ужасные муки только лишь для того, чтобы завоевать сердца мужчин (по возможности всех сразу), и вызвать жгучую зависть подруг.

Конечно же, в самом начале возведения Херсона было не до модных капризов, да и сам контингент строителей состоял явно не из ценителей утонченной женской красоты. Единственным ярким лучом, блеснувшим в пыли грандиозной по тем временам новостройки, был приезд в мае 1787 года Императрицы Екатерины II со своим пышным двором. Впервые Херсон увидел великое множество вельмож и дам высокого ранга, облаченных по последнему «писку моды». Тут уж действительно было на что посмотреть и о чем поговорить. Как утверждают историки, в этот период происходило смешение стилей мужской и женской одежды. Дамы начинают носить камзолы, жилеты, жабо и мужские рубашки, зато мужчины усиленно украшают себя побрякушками. Особым шиком у придворных щеголей считалась соболья или сделанная из длинной шерсти украинских овец белая муфта, так называемая «манька». Это была эпоха соперничества мужской и женской одежды. Самым нарядным женским платьем екатерининской эпохи были «фуро» и «роброны», которые для того, чтобы сделать форму пышнее, сшивались из проклеенного полотна, ужасно шуршали при малейшем движении и создавали массу неудобств их обладательницам. Также одним из испытаний для дам становится введенный в моду упругий китовый ус, составляющий основу средней части платья, ограничивающий движения и стесняющий дыхание. Возможно, от этого и произошли тогдашние названия модных расцветок одежды: цвет «заглушённого вздоха», «нескромной жалобы», «совершенной невинности» и так далее. Завершением женского костюма был длинный шлейф. Искусство управлять этим неудобным «хвостом» считалось признаком аристократичности. Можно только представить всё это дворцовое великолепие в пыли немощеных улиц молодого города. Впрочем, это продолжалось недолго. Отгремели залпы праздничных салютов, отзвучали бравурные марши, смолкли здравицы в честь Императрицы. И вновь серая будничная жизнь окутала город.

Прошло около десяти лет со дня приезда Двора, и Высочайшим указом город был объявлен центром губернии. Это было начало нового расцвета Херсона. В городе появляются крупные государственные учреждения, возрождается промышленность, начинается интенсивное сообщение между Херсоном и странами Средиземноморья.

Пожалуй, только женщины смогли по достоинству оценить все те блага, которые дал им статус губернского города. Торговля с зарубежными державами способствовала появлению различных, невиданных доселе французских и итальянских товаров, позволила сделать первый шаг навстречу европейской моде. В Херсоне вырастает бессчетное количество галантерейных магазинов, мастерских и салонов, где наперебой предлагают «самые последние новинки»: «В модно-галантерейном магазине Б.Закса (Херсон, Суворовская улица) получены модные зонтики, шляпки, шелковые и сатиновые юбки, французские цветы и перья для шляп.

Дамский отдел. Кофты дамские шелковые, громадный выбор - от 2 р. 16 к., перчатки лайковые "Гарантия" - 63 к., фильдекос - 13 к., корсеты киевские Дютоа - 1 р. 35 к., воротник гипюр модный - 2 р. 70 к., каш-корсет - 23 к., ридикюли - 45 к. Пояса модные шмуклерские - 77 к., зонтики заграничные - 2 р. 25 к.».

«Прически дам! Последнее слово моды! Плата умеренная. Принимаются в прическу парики и локоны».

Корсетные мастерские Одессы, Николаева открывали в Херсоне свои филиалы, обещая модницам последние новинки своей продукции.

«Принимаю заказы на корсеты, бюстодержатели и спинодержатели, а также кушаки, особенно удобные для полных фигур, по самым последним моделям».

В то же время врачами на уровне Сената поднимается вопрос о запрещении ношения корсетов как средства, опасного для правильного развития фигуры, ученицами общеобразовательных школ: «Корсет разрешен только для имеющих искривление в виде методов лечения. Не мешало бы вспомнить, что корсет и был изобретен исключительно для горбатых».

Постепенно в городе появляется большое количество парфюмерных товаров: «Ореалис» - мыло, духи одеколон; «О-Де-Ли» - лилейное мыло белого, желтого и розового цветов, чрезвычайно нежное для достижения белой и нежной кожи; духи «Рейнская фиалка» - действительно свежий запах фиалки, без примесей(мускуса, пачулей и прочего); три элемента красоты: юность - крем «Снежинка», нежность - пудра «Лебяжий пух», очарование - духи «Дивный ландыш»; средство для уничтожения веснушек: «Гигиеническое борно-тимоловое мыло провизора Г. Юргенсона уничтожает веснушки, загар и желтые пятна. Цена куска - 50 коп.»; крем «Метаморфоза» от веснушек. Под товарными знаками известных фирм появляются дешевые подделки, заставляющие производителей искать более совершенные пути защиты своей продукции.

Тогда же в местной херсонской прессе можно было встретить немало сообщений о новейших средствах от облысения и для увеличения роста волос: «Я, Анна Чиллаг, приобрела свои роскошные, гигантские волосы в 185 см после 14 месяцев употребления изобретенной мной лично помады, которая является единственным средством против выпадения волос... Цена всего З р.». Промелькнуло даже сообщение о новом успешном методе пересадки и вживлении женских волос на совершенно лысый череп.

1901 год принес красавицам сенсационное известие: в Петербурге состоится первый в России международный конкурс красоты. Приглашаются все премированные красавицы Старого и Нового света и еще неизвестные претендентки на это звание. Обязательным условием конкурса была натуральная красота. Крашеные волосы, вставные зубы и прочие «искусственные изменения фасада лица и форм» не допускались. К сожалению, те же газеты не сообщили, были ли на этом празднике красоты херсонские участницы.

Новый век принес новые проблемы и заботы: неудачная русско-японская война, революция 1905 года, всеобщая смута. В соответствии со временем, появляются новые атрибуты моды. Прежде всего революция коснулась огромных женских шляп, украшенных цветными перьями и цветочными клумбами. Они трансформировались в более удобные, но тут же ставшие предметом критики: «У нас теперь можно встретить дам одетых в шляпы "а Lа чашка для умывания" или мужчин, остриженных под нулевую машинку в шляпе "раздавленные мозги" и в набрюшнике». Патриотически настроенный народ порой впадал в крайности. Так, поплатилась за свое легкомысленное поведение дворянка модница, прибывшая из Порт-Артура и посмевшая выйти на Суворовскую улицу в привычном для Дальнего Востока костюме. Подоспевшая полиция с трудом отбила у толпы даму и препроводила ее домой.

В среде юных патриоток появилась мода на татуировки. На руках татуировали портреты военных героев, совершивших подвиги на Дальнем Востоке. В подражание кумирам многие начинали курить, чем не преминули воспользоваться табачные фабриканты, и в скором времени был налажен выпуск дамских папирос с женскими именами: «Груня», «Роза», «Манька», «Шалунья», «Мокко», «Луна».

В 1911 году прогрессивные столичные модницы попытались сделать обиходом женской моды изобретенные ими «юбко-брюки». Но если демонстрация новинки в Москве и Петербурге прошла спокойно, то города Херсонской губернии ответили на посягательство на предмет истинно мужского туалета беспорядками. Николаевскую модницу отбил целый отряд полиции, а в Одессе потребовалось вмешательство конных городовых.

Херсонские дамы поступили гораздо благоразумнее: при первых же проявлениях заинтересованности со стороны прогуливающейся по Суворовской улице публики, удалились. Вторая попытка показа новой одежды на Военном форштадте на следующий день опять безуспешно провалилась, хотя также прошла без инцидентов.

И все же модницы добились своего. В наше время женскими брюками никого не удивишь. Да и не только брюками. Мы уже привыкли ко всему. Хотя всегда интересно, какую новую штуку выкинет эта строптивая дама - Мода.

 




 

Публикации Захарова Александра за 2006-2008 Захаров Александр 2009-2010