Бандит Григорий Иванович – «стихийный коммунист»




Как минимум три города Советского Союза носили имя красного командира – легендарного Котовского. А сколько улиц было названо в его честь – просто не сосчитать. Улица Котовского есть и в нашем городе

 

Почти не дававший сбоев, четко отлаженный механизм коммунистической пропаганды воспитывал поколения советских сограждан на ярких герои­ческих примерах «самоотверженного служения великой идее». Этому была посвящена масса издаваемой в стране литературы. Об этом писали газеты и журналы, ставили спектакли, снимали кинофильмы. У советских «лубочных» героев совершенно не было никаких недостатков и изъянов, а их личности могли служить лишь эталоном борьбы «за светлое будущее». Даже такие сверхсерьёзные издания как Большая Советская энциклопедия позволяли себе умело обходить, умалчивать «скользкие» эпизоды их жизни. Так было и с легендарным бандитом-экспроприатором Григорием Котовским, вошедшим в советскую историю в образе стойкого борца-ленинца, защитника униженных и оскорбленных. Однако современные историки, получившие доступ в архивы, засекреченные советской властью, берут на себя смелость утверждать, что биография Котовского полностью сфальсифицирована.

Григорий Иванович КотовскийКак же все-таки «защищал» кресть­ян-батраков «бессарабский Робин Гуд» – Котовский? По окончании сельско­хозяйственного училища в 1900 году Гриша Котовский устроился помощником управляющего в имение молодого помещика Скоковского. Здесь он успешно защищал батраков в по­стели жены хозяина, за что был избит и изгнан из имения менее чем через два месяца своей « сельской практики». Правда, добрый молодец оказался не внакладе, умыкнув у Скоков­ского деньги, вырученные от продажи крупной партии свиней. Следующим пострадавшим от «революционера» Гриши оказался одесский помещик Якунин, у которого новый помощник управляющего удачно «одолжил» 200 рублей – деньги по тем временам совсем не малые. В дальнейшем по­служной список молодого афериста продолжает пополняться аналогичными эпизодами. Обчистив одного, другого «благодетеля», Котовский ударялся в бега. Его ловили, сажали, он откупался – выпускали. Иногда ради экономии нажитых «непосильным трудом» средств Гриша просто сбегал из тюрьмы и вновь продолжал заниматься полюбившимся делом.

Первая русская революция открыла перед Котовским, к этому времени уже признанным авторитетом преступного мира, новые возможности. «...Я с первого момента моей сознательной жизни, не имея тогда еще никакого понятия о большевиках, меньшевиках и вообще революционерах, был стихийным коммунистом...», – напишет он позднее в своей автобиографии. Примкнув к налётчикам, «стихийный коммунист» собрал крупную бандит­скую группу. Преступники занимались грабежами в Бессарабской и Херсонской губерниях. Бравируя своей доблестью, Григорий никогда не скрывает своего имени, объявляя после каждого удачного ограбления: «Я – Котовский атаман ада!» Но вот награбленным, в отличие от утверждений энциклопе­дий и других книг советского периода, с батраками шайка никогда не делилась, что стало известно из протоколов допроса пойманных членов банды. В феврале 1906 года Котовский был всё же арестован и заключен в Кишиневскую тюрьму, где считался признанным авторитетом в уголовной среде и даже устанавливал там свои порядки, безнаказанно расправляясь с неугодными. Потом был суд и сравнительно «мягкий» приговор – 12 лет каторги. Совершив побег из Сибири, в 1913 году Григорий Котовский возвратился в Бессарабию, где вновь собрал банду рецидивистов, уже неоднократно имевших крупные проблемыс законом. Предреволюционные годы стали пиком бандитской дея­тельности Котовского. Банда значительно расширила зону своих дейст­вий и грабила не только богатых сельских помещиков, но теперь уже промышляла и в крупных городах, таких, как Кишинев и Одесса. Одесские газетчики создали вокруг образа бандита Котовского некий ореол бескорыстности и романтичности, а также назвали его «бессарабским Робин Гудом». Впоследствии всё это сыграло на руку будущему леген­дарному советскому командиру, утверж­давшему, что занимался грабежом и разбоем лишь в благородных целях.

Буржуазная революция 1917 года застала Котовского в одесской тюрьме. Однако слёзные прошения на имя Александра Керенского возымели свои действия, 5 мая 1917 года Григорий Котовский вышел на свободу. «Левые» силы Одессы устроили по случаю освобождения атамана грандиозный праздник. Ножные кандалы Гриши, теперь уже не бандита, а революционера, ушли с аукциона за 3100 рублей, ручные – за 75! Далее, вслед за освобождением, у Григория Ивановича началась новая революционная жизнь, в которой для современных исследователей остается еще огромное количество белых пятен и неясностей.

 

Гибель легенды

Смерть Григория Ивановича окутана такой же неразгаданной тайной, как и его жизнь. По одной из версий, новая экономическая политика советского государства позволила легендарному комбригу вполне законно и легально заняться крупным бизнесом. Под его началом оказалась целая сеть уманских сахарных заводов, торговля мясом, хлебом, мыло­варенные, кожевенные заводы и хлопчатобумажные фабрики. Одни плантации хмеля в подсобном хозяйстве 13-го кавалерийского полка приносили до 1,5 миллиона золотых рублей в год чистой прибыли! Котовскому приписывают также идею создания Молдавской автономии, в которой он желал властвовать эдаким советским князьком. Как бы там ни было, аппетиты Григория Ивановича стали раздражать советскую «верхушку»…

Летом 1925 года по стране разнеслась трагическая весть: «В ночь с 5 на 6 августа в окрестностях Одессы в военном поселении Чабанка был убит Григорий Иванович Котовский…» Дополняя скупые строки официальных сообщений, по стране поползли слухи, один другого невероятнее. Поговаривали о «разборках», устроенных мужем любовницы Григория Ивановича. О мести бандитов из отряда красного командира Мишки Япончика, в прошлом одесского бандита, с которым Котовский плечом к плечу грабил буржуев, а потом сражался на фронтах гражданской войны. Ползли слухи и о том, что ниточка заговора тянется высоко в верха. Домыслы полнились и после суда над «убийцей», который был осужден судом на 10 лет, но почему-то уже через 2 года оказался на свободе. Правда воспользоваться своей свободой он так и не успел. В 1930 году его отыскали и казнили преданные командиру ветераны-котовцы.

Мало кто знает, что после смерти Котовского тело его подверглось бальзамированию. В городе Бирзула, переименованном в Котовск, был по­строен мавзолей-трибуна, подобный ленинскому, однако более скромный. В подземной комнате стоял стеклянный саркофаг, в котором покоилось тело «стихийного коммуниста» Котовского, а рядом на атласных подушечках храни­лись три ордена Красного Знамени и почетное оружие – инкрустированная кавалерийская шашка. 6 августа 1941 года, ровно через 16 лет после убийства Григория Ивановича, румын­ские войска, вошедшие в город, разбили и разграбили мавзолей красного командира, а тело выбросили в противотанковый ров вместе с трупами расстрелянных местных жителей. Однако рабочие местного железнодорожного депо, рискуя жизнью, разрыли могилу и, отыскав останки Котовского, сохранили их до окончания оккупации. Уже после Отечественной войны румынское правительство нашло и передало Советскому Союзу боевые награды Григория Ивановича, которые сейчас хранятся в Москве.

 

Интересная статья о Котовском находится по адресу: http://timer.od.ua/?p=55809

 




 

Захаров Александр 2009-2010 Публикации Захарова Александра за 2011-2012 год