Херсонские гимназисты сто лет назад




В отличие от «тривиального церковно-приходского обучения» начала XIX века уже к окончанию столетия в российском государстве сложилась крепкая система школьного образования, состоящая из ряда училищ, школ и гимназий

 

Средние учебные заведения Херсона

Одно из первых учебных заведений Херсона - мужская гимназия - была основана 12 марта 1815 года. В первый год ее деятельности там было всего 16 учащихся. В мае 1855 года по инициативе сестер Гозадиновых был открыт женский пансион с программой уездного училища 2-го разряда, преобразованный с 1864 года в частную женскую гимназию. 6 сентября 1898 состоялась торжественная закладка нового здания Первой Мариинско-Александровской женской гимназии (сейчас на месте этого здания находится Херсонский судомеханический техникум). Уже к началу ХХ века в губернском городе Херсон численностью населения около 80 тысяч человек, помимо средних учебных заведений, функционировали 10 начальных школ с раздельным обучением детей.

К средним учебным заведениям города относились гимназии и училища. В гимназиях кроме основных предметов: математики, физики, химии, зоологии, географии, естествознания, философии, словесности, иностранного языка, закона Божьего, всеобщей истории и истории государства Российского - преподавали древние языки: греческий или латынь. По окончании полного курса выпускники могли продолжить обучение в университетах.

В училищах древние языки не преподавали, особое внимание там уделяли точным дисциплинам - физике, математике, химии, подготавливая выпускников к поступлению в высшие технические учебные заведения.

 

Форменная одежда учащихся

Форма учащихся Российской империи, как, впрочем, и одежда всех государственных служащих страны, носила полувоенный характер. Строгие школьные правила, утвержденные Министерством народного образования, предписывали учащимся носить форму установленного образца. Причем даже вне учебного заведения ученик обязан был всегда находиться в форменном одеянии. Костюмы и фуражки учащихся гимназий и реальных училищ различались по цвету, а также кантами, пуговицами и эмблемами. Так, гимназисты носили светло-синюю фуражку с белыми кантами и лакированным козырьком, темно-синий китель с черными брюками. Черная фуражка реалистов была окантована желто-оранжевым цветом. Китель и брюки были полностью черными.

Визитной карточкой ученика царской России являлась кокарда на фуражке и пряжка ученического ремня. Эмблема кокарды представляла собой две скрещенные пальмовые ветви и между ними буквенная монограмма - первая буква названия города, номер гимназии или реального училища и буквы: «Г» - у гимназистов, «РУ» - у реалистов. В случае надобности по кокарде и пряжке ремня легко можно было «вычислить» сорванца, поэтому ученики, посещавшие «запрещенные» мероприятия, снимали кокарды и ремни. Помимо прочего, каждый ученик или ученица должны были постоянно иметь при себе именной билет за подписью начальника учебного заведения, заверенный печатью. Именной билет учащиеся обязаны были предоставить по первому же требованию лиц, осуществлявших надзор.

Несмотря на правила и строгие требования к ношению форменной одежды, в среде учащихся всегда существовало стремление к ее модификации. Они частенько напильником видоизменяли латунную эмблему, придавая пальмовым листьям округлую форму, или стачивали углы пряжек. Но особым «шиком» считалась мятая фуражка со сломанным козырьком, за что учащимся часто доставалось от учебного начальства. Одним из наказаний за проступки и нерадение в школе начала прошлого века было следующее. Провинившегося оставляли после уроков на 2-4 часа, в зависимости от тяжести проступка. Все это время виновный должен был простоять в коридоре по стойке смирно, под неусыпным надзором школьного сторожа или дежурного учителя.

 

Правила поведения

Свобода учеников городских учебных заведений была крайне ограничена строгими рамками жесткой дисциплины. Утвержденные министерством народного образования правила запрещали появление на улице учащихся без сопровождения родителей или гувернеров после 8 часов вечера летом, а также с наступлением сумерек зимой.

Посещение театра, концерта, гулянья, выставки, музея или иллюзиона допускалось только с разрешения учебного начальства и исключительно в сопровождении родителей, опять-таки не позднее 8 часов вечера. На публичных лекциях ученики и ученицы могли присутствовать только по особому разрешению учебного начальства. Им воспрещалось посещать оперетки, фарсы, маскарады. Как и клубы, танцклассы, рестораны, кофейни и другие «неблагопристойные» места. Кроме того, строгие циркуляры министерства внутренних дел воспрещали владельцам и содержателям ресторанов, кофеен, бильярдных, пивных, винных лавок допускать в эти заведения учащихся, тем более отпускать им спиртные напитки. Виновные в нарушении предписания подвергались штрафу до 500 рублей или заключению в арестантском доме сроком до трех месяцев.

Кроме общих для всех учебных заведений правил, утвержденных министерством народного просвещения, в каждом из них существовали еще и «местные», дополнительные правила. Так, «свод законов» Первой Мариинско-Александровской женской гимназии начинался словами: «Дорожа своей честью, ученицы не могут не дорожить честью своего учебного заведения, а посему обязаны воздерживаться сами и удерживать своих подруг от всякого рода поступков, не совместимых с честью благовоспитанных детей и девиц». Далее следовал ряд запрещающих пунктов, одним из которых было запрещение ношения в учебном заведении корсета - этого неудобного, но обязательного атрибута модниц того времени. Также этими правилами запрещалось пользование различными украшениями как в стенах гимназии, так и вне ее.

Порой в своем воспитательском рвении строгие преподаватели херсонских гимназий заходили очень далеко. Так, по сообщению городской газеты «Родной край», «во второй женской гимназии перед письменными экзаменами начальница лично обыскивает учениц, шарит у них под передниками и за пелеринами. Удивительно, что эта омерзительная операция, принятая только в местах тюремного заключения и полицейских расправ, нашла себе применение в учебном заведении и исполняется главой заведения г-жой Шиловой».

«В училище Коман произведен обыск детей, вызванный пропажей у учительницы 10 рублей. Обыск заключался в выворачивании карманов. Учитель Ш. заставил детей раздеть наиболее подозреваемого мальчика Г. до нижнего белья. С Г. были сняты носки и ботинки, но денег все же не нашли».

 

Иногда случались и курьезы.

Так, некая классная дама второй женской гимназии отправила родителям некоторых учениц записки. В них сообщалось, что означенные ученицы сорвали и съели на гимназическом огороде кочаны капусты. За это строгая преподаватель оштрафовала гимназисток по 50 копеек каждую. Обычно в это время стоимость первой свежей капусты на херсонских рынках не превышала 5 копеек за кочан.

Чтобы у учащихся оставалось как можно меньше времени на «праздношатательство» и безделье, преподаватели загружали детей домашними заданиями. Это порой вызывало нарекание родителей учеников. Один из возмущенных отцов даже обратился через газету к гимназическому начальству с требованием дать детям отдых хотя бы на рождественских каникулах: «По опыту прошлых лет знаю, что каждый учитель считает своим долгом задать уроки на праздник. И задают десятки страниц учебника, десятками решать задачи (однажды задали 60 задач по алгебре). Кучу письменных работ в виде изложения, сочинений, подбора примеров, письменных задач и другое. Днем и ночью мешая отдыху и угнетая детей мыслью о том, что они не управятся с уроками и могут получить двойку». Возможно, вследствие многочисленных жалоб родителей учеников в некоторых учебных заведениях в начале ХХ века был введен дополнительный выходной (так называемый «зенгеровский») день среди учебной недели. Этот день предназначался для внеклассной работы, посещения музеев, библиотек, проведения экскурсий и так далее.

 

Учебники и книги

Учебники, по которым занимались учащиеся 100 лет назад, продавали во всех херсонских книжных магазинах и они составляли крупную статью расходов в бюджете среднего городского обывателя. Ученику младших классов на книги требовалось порядка 5 рублей, старшеклассникам же более 15-ти. А если в семье было несколько учащихся детей, это были уже серьезные расходы. Некоторые владельцы книжных магазинов приплачивали гимназическим преподавателям за рекламу своей продукции. Преподаватели, в свою очередь, распространяли среди своих учеников бланки расписания уроков и календари, на последних страницах которых были представлены рекламные списки учебников, продаваемых в этом магазине на выгодных условиях, со скидками и «самые лучшие».

Что касается внеклассной литературы, которой зачитывались учащиеся 100 лет назад, то первое место здесь, несомненно, занимало запрещенное для чтения внутренними гимназическими циркулярами криминально-художественное чтиво: «Бульварная сезонная литература удачно познала психику нашего времени и заполнила собой все книжные киоски и лавки городов и сел "Ник-Картерами", "Нат-Пинкертонами", "Шерлок Холмсами" и другой всякой дребеденью. Этой литературой дети буквально упиваются. Все их душевные способности взвинчены "пинкертонизмом". Школам тяжело бороться с этим злом, ибо здесь не достаточно одной школы. Необходимо объединение семьи, школы и общественных организаций, чтобы отвлечь детей от вредных игр и литературы», - писала газета «ЮГъ» в 1910 году. «Вредными» были все те же пресловутые игры в казаков-разбойников, сыщиков, полицейских и так далее. Часто такая игра, мирно начавшаяся на перемене, заканчивалась крупной потасовкой, приводом к гимназическому начальству и строгому наказанию всех участников.

 

Помощь города

Городская управа всячески поддерживала учебные заведения, находящиеся в ее ведении. Была учреждена система помощи беднейшим ученикам. Кроме того, с 1903 года по инициативе директора мужской гимназии М. А. Орлова в городских гимназиях были введены горячие завтраки, которые отпускали за минимальную плату. Беднейшие из учеников получали такие завтраки бесплатно. Помимо этого, все ученики бесплатно получали горячий сладкий чай с хлебом. В 1909 году предприниматель Фортус-Фаерман стал осуществлять автобусные перевозки пассажиров по Херсону. Плата за проезд в I классе составляла 15 копеек, во II классе - 10. По согласованию с горуправлением были установлены льготные тарифы на перевозку учеников. Проезд учащихся в автобусах оценили в 5 копеек.

В Херсоне с конца ХIХ века успешно действовала площадка Общества физического воспитания детей, построенная на средства, предоставленные Городской Думой. Только на открытии новой спортивной площадки 25 марта 1898 года присутствовали около 2 тысяч детей. Здесь под руководством опытных специалистов, членов общества проводили подвижные игры, спортивные соревнования, проходили детские спектакли. Вход на площадку для детей всех возрастов был бесплатным.

 




 

Публикации Захарова Александра за 2006-2008 Захаров Александр 2009-2010