А вы давно были в электрическом театре?




Начало ХХ века ускорило темпы жизни Херсона. И если 120-летняя его история, изредка нарушаемая неординарными событиями, была отмечена дремотой, то новый век заставил город очнуться

 

Благодаря выгодному расположению сравнительно молодые города Одесса и Николаев строились с невероятной быстротой, намного опередив в развитии столицу края. По сути, губернский Херсон оставался глубоко провинциальным. Только с огромным трудом внедряемые по извечной причине отсутствия финансов технические новинки: водопровод, телефон, телеграф, электрическое освещение - немного приблизили город к стандартам цивилизации.

К началу века произошли изменения и в области развлечений. Если раньше неискушенные зрелищами херсонцы с восторгом принимали примитивные «живые картины» мифологического содержания в исполнении самодеятельных артистов, то теперь в их быт триумфально входил синематограф. Горожане познакомились с ним в 1901 году, когда в помещении театра состоялась первая демонстрация «Синематографа Люмьера». Восторгу не было предела! Еще бы - обыватели впервые увидели ожившее фотоизображение. И пусть оно было далеко от совершенства, пусть показ прерывался обрывом киноленты, все же для херсонских зрителей это было сродни волшебству. Конечно, некоторые особо любопытные господа могли наблюдать нечто подобное и раньше - аппарат, изобретенный Эдисоном в 1891 году под названием кинетоскоп. Его успешно эксплуатировали предприимчивые владельцы рыночных балаганов. Кинетоскоп представлял собой деревянный ящик с объективом, через который можно было наблюдать за движением фотографий на ленте. Но это было примитивное кино для одного зрителя. Усовершенствованный братьями Люмьер аппарат демонстрировал живой мир кино для всех. Правда, первые фильмы нельзя было назвать фильмами в полном смысле слова. До 1903 года было время проб и поисков. Первый настоящий фильм, законченное киноповествование, появился только в 1903 году. Он был снят Эдвином Портером и назывался «Великое ограбление поезда». Конечно, прежде чем эта новинка попала в Херсон, прошло немало времени. Поэтому зрители были вынуждены какое-то время довольствоваться бессодержательными картинами.

«25-26 мая (1903 года) на сцене театра демонстрируется "Американский биоскоп" - усовершенствованный матограф. Картинки, отраженные на экране синематографом, представляют собой крайне любопытное зрелище. Для тех, кто имеет смутное представление о синематографе и никогда не видел его: иллюзия до того сильная, что трудно отрешиться от подозрения, что за прозрачным экраном находятся живые люди. Многие из картин скомбинированы чрезвычайно эффектно и остроумно, вызывают в публике, особенно в детях, неподдельный восторг и горячие аплодисменты. Жаль только, что все картины сопровождаются сильным мельтешением, отчего глаза сильно утомляются, и порой трудно бывает разобраться в картинах при той быстроте, с которой они сменяют друг друга», - писала газета «Родной край».

В это время Херсон еще не имел постоянно действующего синематографа и принимал заезжих гастролеров. Обычно для сеансов арендовали единственное подходящее для этой цели здание театра. Существовало множество наименований синематографа, которыми пользовались гастролеры: электрический театр, биоскоп, биограф, иллюзион, театрограф, кинематограф и так далее.

«В воскресенье 16 и понедельник 17 мая даны будут два больших представления театрографа, говорящая и поющая живая фотография, а также будет демонстрироваться театральный биоскоп. Демонстратор Я. Кузерман», - кричали афиши, и публика спешила на представление. Конечно же, «живая фотография» говорила и пела голосом сидящего за экраном человека: до начала эпохи звукового кино оставалось еще долгих 25 лет.

Примерно с 1906 года в Херсоне началась новая «эра кино». Открываются постоянно действующие иллюзионы. Первый в городе иллюзион носил громкое название «Американский биоскоп» Л. Ахтерова и находился он на улице Суворовской напротив Александровского парка (ныне парк имени В. И. Ленина). Позже по улице Витовской (ныне улица Горького, 18) немецкий подданный Георгий Зайлер открыл «Электрический биоскоп». Затем появился плавучий электротеатр «Энергия». А на углу улиц Суворовской и Потемкинской открылся «Парижский иллюзион». Рядом располагался «Театр-экспресс» Левина и иллюзион «Модерн». Некоторые трактирщики пытались внедрить доходную новинку в своих заведениях и даже согласны были нести все расходы по устройству личной электростанции. Но «совмещение трактира с иллюзионом было признано неудобным и нежелательным». Несмотря на это, к 1907 году в городе было огромное количество иллюзионов.

«Что же составляет отличительную черту херсонских улиц? Иллюзионы! Они наполняют весь город. Если вы видите группу или же какое-нибудь оживление, знайте: это входят или выходят из какого-нибудь иллюзиона. Вечером, в полночь, раздаются марши и всякие разухабистые звуки иллюзиона. Они нарушают тишину, они вырываются и наполняют пустынность улиц. Нельзя уйти куда-нибудь в центральной части города, чтобы что-нибудь не напоминало об этих биоскопах. Если вы видите яркий свет, радугу электролампионов, если вдали мелькнет приветный огонек... это иллюзион. Одним словом единственное светлое место в городе - это иллюзион!» Так отзывались восторженные местные обыватели. Повальное увлечение синематографом для многих не прошло бесследно. Вследствие плохого технического качества картин и несовершенства проекционных аппаратов, демонстрирующих пленку в ускоренном темпе, у зрителей развивалась новая, доселе неизвестная болезнь - кинематофтальмия. Она принимала различные формы: «Глаза совсем не выносят света, слезятся и невольно закрываются. Иные не могут привыкнуть к мельканию на экране и вынуждены выйти из театра».

Для привлечения зрителей владельцы биоскопов применяли дополнительные меры: приглашали на гастроли артистов разных жанров. «Плавучий по Днепру электрический театр "Энергия" будет демонстрировать 29 июля у нового моста последние новости: "Наполеон на острове Эльба". С 30 июля сверх программы в особом отделении - живые мраморные статуи. Только несколько гастролей красавицы Лилетты!» «Электробиоскоп Зайлера. Сверх программы дебют единственного в мире знаменитого короля иллюзий. Нельсон Картер, человек с таинственными руками, у которого на глазах публики все предметы моментально исчезают из рук и снова появляются!» - сообщали афиши.

Несмотря на обилие биоскопов в 80-тысячном городе, демонстрационные залы были переполнены. В газетах появились статьи, призывающие власти обложить владельцев залов дополнительными налогами. Городская дума налоги не ввела. По соглашению с предпринимателями решили проводить благотворительные сеансы для бедных и добровольные взносы на благие дела.

Хотя иллюзионы приносили неплохие доходы, конкуренция между ними возрастала. Морозной ночью 2 декабря 1908 года внезапно вспыхнул один из самых крупных иллюзионов - биоскоп Зайлера. И хотя впоследствии полиция, проведя расследование, объявила причиной пожара неосторожное обращение с огнем, все, в том числе и владелец иллюзиона, склонялись к версии поджога. Через несколько дней после пожара хозяин электробиоскопа, потерявший все свое состояние, застрелился. В 1910 году на том же месте сын Георгия Зайлера Михаил построил и открыл новый иллюзион под девизом «Иллюзион для публики, а не публика для иллюзиона». Молодой предприниматель ввел новинку. Перед каждым сеансом демонстрировался киножурнал последних событий, так называемый «Пате журнал». Кстати, эта форма показа просуществовала в советском кино не одно десятилетие.

В том же 1910 году владельцем «Парижского иллюзиона» на улице Суворовской стал Яков Куперман. Биоскоп, прежде с трудом сводивший концы с концами, превратился в едва ли не самое посещаемое и доходное место в городе. Так, только в воскресенье 21 февраля 1910 года биоскоп посетили 500 человек. Новый владелец изменил формат демонстраций. Сеансы начинались с пяти часов вечера и, как сообщали афиши, были «беспрерывные». Куперман заключил контракт с русскими и иностранными фабриками по производству картин о поставке в Херсон новейшей продукции этих фирм, ввел прокат и продажу фильмов. Якова Купермана можно назвать и первым херсонским кинооператором. В «Парижском иллюзионе»демонстрировали фильмы, снятые им: «Король и королева Румынии», «Полет авиатора Костина» и другие.

Расположенный по соседству театр «Экспресс», составляя конкуренцию «Парижскому иллюзиону», тоже предлагал желающим прокат и продажу не только взрослых, но и детских картин (от 10 копеек за метр), а также киноаппаратов, кислородных ламп, обучение пользователей. Организовывал демонстрации сеансов в учебных заведениях, собраниях, домах и на выезде.

Помимо этих, ставших уже привычными стационарных биоскопов, в Херсоне открыли вагон-иллюзион. Отличительной особенностью его была демонстрация картин-путешествий. Во время сеанса для создания полного впечатления поездки вагон приводили в движение к немалой радости детворы и взрослых.

Но кинематограф оказался небезопасным зрелищем. В разное время в херсонских биоскопах случались возгорания пленки. К счастью, без серьезных последствий для зрителей, если не считать синяков и ссадин, полученных во время паники. Однако в 1911 году в России произошла серьезная трагедия. Владелец большого биоскопа - актер московского императорского театра Давыдов во время демонстрации фильма «Столкновение поездов» предупредил публику «не пугаться искусственного взрыва», производимого для усиления эффекта картины. Грянул взрыв, вспыхнул бензин и находящиеся рядом полпуда эфира, баллон водорода и два пуда горючих целлулоидных лент. Взрыв и последующий пожар полностью уничтожили здание кинематографа. Из 295 зрителей погибли 183 человека (из них 70 детей). Этот случай получил широкий резонанс в стране и заставил Министерство внутренних дел разработать первые положения о кинематографе. Согласно этим правилам, кинематографы должны были размещаться не выше второго этажа. К тому же - располагать достаточным количеством дверей, открывающихся наружу. Свет в кинопроекционных аппаратах должен был применяться только электрический и эфирно-водородный. Кроме того, «монтеры», обслуживающие аппараты, должны были сдавать экзамены.

Новое искусство в течение короткого времени завоевало весь мир. В разных странах появились множество изобретателей и последователей Эдисона и братьев Люмьер, усовершенствовавших киносъемочные и проекционные аппараты. К примеру, крестьянин воронежской губернии Максимов в 1914 году продемонстрировал в Петербургском кинематографе на Невском бульваре изобретенный им «карманный кинематограф», равный по площади листу писчей бумаги. Правда, дальнейшая судьба этого изобретения неизвестна, но в то время это была сенсация. Как бы там ни было, кинематограф прочно вошел в жизнь и, пройдя столетний путь технической эволюции, остался любимейшим зрелищем современного человека.




 

Публикации Захарова Александра за 2006-2008 Захаров Александр 2009-2010