В Херсоне у цыгана украли лошадь




Впервые племена вечных кочевников цыган пересекли южные границы России в середине XVII века. По крайней мере, к этому времени относятся первые упоминания об этом народе. Пришлым с территории современной Румынии ромам пришлась по вкусу невообразимо огромная страна, где для них открывалось широкое поле деятельности. Традиционные занятия цыган, веками остававшиеся неизменными, нашли благодатную почву в среде тёмных и доверчивых «низов» российского населения. Наследственные психологи - женщины-цыганки - успешно занимались гаданиями, знахарством, ворожбой, заговариванием и лечением болезней людей и домашних животных. Людская молва приписывала им знакомство с самим дьяволом. Поэтому их боялись, как боятся всего неизвестного и непонятного. Но всё же в безвыходных житейских ситуациях спешили именно к ним. Цыгане-мужчины, проявившие себя как искусные кузнецы, лекари-ветеринары, снискали себе также славу плутов и конокрадов, которым не было равных.

Цыгане. Конец 19 векаПримерно с первой половины XIX века кочевники принялись наведываться в строящийся ещё город Херсон, а чуть позже уже прочно закрепились на «захваченной территории» Ярмарочной площади (огромный пустырь, куда входила современная площадь Свободы), под валами городской крепости. Вскоре здесь появились глиняные мазанки оседлых цыган и шатры «кочующих гостей». Кроме того, оседлые цыгане без соответствующего разрешения городских властей начали селиться на пустыре северо-восточной части Херсона, носящей название Мельницы. В Херсоне, впрочем, как и повсеместно, ромы занимались своим любимым делом. А присущая этому племени солидарность сводила на нет все старания полиции. Городская пресса сообщала: «Во время расчёта с крестьянином С. за купленную у него лошадь другой цыган вскочил на неё и ускакал». Конечно же, крестьянин остался «с носом» - без денег и без лошади. Пропавшее животное полиция найти не смогла, бесследно «пропал» вместе с деньгами и цыган-покупатель. Впрочем, изредка случались и обратные казусы: «На Ярмарочной площади остановился состоящий из шести кибиток табор цыган. Ночью, когда владелец крайней кибитки крепко спал, кто-то отстегнул пару его лошадей и увел их». Это была уже сенсация - в Херсоне у цыгана украли лошадь!

Пока местное самоуправление несколько лет подряд безрезультатно решало «острый цыганский вопрос» о незаконном захвате городской земли, «цыганская слободка» в Мельницах разрасталась. И без того многочисленные семьи ромов пополнились новыми жителями. Созданная комиссия, посетившая цыганское поселение, пришла в ужас: «Оно неудобно в санитарном и других отношениях, так как обитатели его не находят нужным считаться даже с примитивными требованиями благоустройства жилищ». После ознакомления с заключением комиссии в Городской Думе возник вопрос о переселении цыганских семейств с незаконно занимаемой ими городской земли. Для этой цели был выделен отдаленный участок на окраине города. Поселенцы решению городских властей не подчинились. Началось длительное противостояние, растянувшееся ещё на несколько лет. Наконец после целого ряда судебных разбирательств требования горуправления были признаны законными. Судебные органы выдали исполнительные листы о принудительном переселении непокорных «захватчиков», дело осталось за малым - переселить. С поселениями в центральной части города, в пределах Ярмарочной площади, вопрос решился довольно быстро. Постройки снесли, шатры свернули. Но вот поселения в Мельницах упорно не хотели сдаваться. В противоборстве прошло жаркое лето и половина осени. В конце октября 1901 года, когда в городской прессе уже раздались голоса в пользу отмены переселения в преддверии приближающихся морозов, терпение властей лопнуло. Как предупреждение о серьезных намерениях властей в районе Мельниц было снесено несколько цыганских кузниц. Тем не менее добровольцев переселяться не нашлось. В последних числах октября в «цыганской слободке» появились непрошенные гости: большая команда арестантов губернской тюрьмы, вооруженных ломами, кирками, топорами, возглавляемая городовыми и полицейскими чиновниками. Вслед за ними прибыли представители городской управы, судебный пристав В. А. Терещенко и городской юрисконсульт Л. Г. Осинский. При виде решительно настроенных судебных исполнителей всё население «цыганской слободки» высыпало на улицу и бросилось к ногам чиновников, умоляя пощадить их от разорения, оставив все на своих местах, хотя бы до весны. Но все мольбы и просьбы оказались напрасны. Юрисконсульт сослался на полученный свыше приказ, пристав подал команду арестантам, и выселение началось. Заключенные набросились на ближайшую мазанку, круша и кромсая все попадавшееся им под руку, чем вызвали новую волну плача и причитаний...

Весь табор вновь бросился к ногам чиновников, умоляя дать им отсрочку только на три дня, чтобы самим аккуратно разобрать свои домишки, сохранив тем самым необходимый для строительства на новом месте стройматериал. Многие тут же на глазах у представителей власти бросились разбирать свои мазанки. После недолгого совещания было решено прекратить разрушение жилищ, но установить дежурство судебного пристава, городского юрисконсульта и группы решительно настроенных арестантов - на случай, если цыгане изменят свое решение. В течение недели от «слободки» не осталось и следа, а измученные последними событиями переселенцы спешно приступили к постройке нового жилья на отведённом Городской Думой участке. Так закончилось это противостояние, длившееся 4 года.

 




 

Публикации Захарова Александра за 2006-2008 Захаров Александр 2009-2010