Что б досталось, если бы осталось...




Живописные места, окружавшие Херсон с самого начала его существования, кормили население своими дарами

 

Тихие воды Днепра, окрестных речушек и многочисленных озер были полны рыбой. Непроходимые заросли камыша, редкие прибрежные рощи и густые, поросшие высокой травой степи скрывали диких животных и птиц. Поначалу девственная природа легко восстанавливала убытки, нанесенные человеком. Через сто лет со дня основания Херсона его окрестности изобиловали дичью и рыбой, а сам город по праву считался «рыбным». Только на городской рыбный базар вывозили свыше 50 возов рыбы, которую ввиду такого огромного количества продавали по весьма низкой цене. Так, цена «чопика» (судака) в 1899 году не поднималась выше 5 копеек за фунт (409 граммов). Щука, рыбец и другие «малоценные» по тем временам сорта рыб шли за бесценок. К примеру, десяток щук весом до 10 фунтов можно было купить всего за 15-20 копеек. «Настоящая» цена была только у осетра - 18 копеек за фунт. Да и сама рыбка была весьма внушительна: местные рыбаки добывали экземпляры свыше восьми пудов (130 килограммов !). Чаще, конечно, вылавливали и истребляли более мелкую красную рыбу: осетры в 2-3 вершка (13-14 см) и стерлядь до трех фунтов (около 1,2 килограмма).

Главным центром по ловле и сбыту рыбы благодаря своему «стратегическому» расположению было село Станислав (сегодня - Белозерского района). Здесь находилась экспортно-закупочная контора, скупавшая в огромных количествах у местных рыбаков крупного судака по цене 2 рубля за пуд и совершавшая поставки херсонской рыбы в Варшаву. Также за границу уходили крупные партии фасованной в бочки тюльки, закупаемой на месте по 50 копеек за пуд. Остальную же рыбу, мелкую и некондиционную, в основном всё ту же красную, судака и леща, за неимением сбыта отправляли на корм свиньям.

Конечно же, такое бесконтрольное варварское уничтожение рыбы не могло не сказаться на природном воспроизводстве ее запасов. К 1901 году цены на рыбу начинают понемногу расти, а размеры «раритетных» экземпляров уменьшаться. Щуку уже можно было купить не ниже 9 копеек за фунт, линь стоил 10 копеек, карась - 12 копеек, судак - 12-14 копеек, осетрина подорожала до 30-40 копеек за фунт. К тому же по неизвестной причине к концу XIX века в Днепре полностью исчезли раки, тем самым поставив под угрозу благополучие более сотни рыбацких семейств, которые занимались их ловлей и экспортом за границу.

Все эти тревожные симптомы заставили чиновников задуматься о дальнейшем сохранении и увеличении рыбных запасов реки-кормилицы. Городская управа Херсона приняла ряд постановлений, в частности о запрете ловли ставших уже редкими раков, а также о недопустимости ловли рыбы варварскими орудиями и приспособлениями. За соблюдением этих правил в пределах водного пространства городской черты строго следил экипаж портового парохода «Евгений». И порой на страницах местных газет появлялись следующие сообщения: «Задержаны 4 каюка с рыбаками, занимавшимися ловлей красной рыбы противозаконными снарядами, большими крючьями. Таких снарядов задержано при них 2300 штук».

Конечно, такие задержания были каплей в море: основная часть рыбаков-браконьеров, невзирая на постановления и запрещения, продолжала свое черное дело. И это происходило по всей стране: аппетиты росли - запасы таяли. Наконец 9 мая 1911 года Правительствующий Сенат принял закон, регламентирующий и воспрещающий лов рыбы в следующих размерах: белуги меньше 26 вершков (1,2 метра), осетра менее 16 вершков (0,75 метра), севрюги менее 14 вершков (0,65 метра), стерляди менее 6 вершков (0,27 метра). Это еще на какое-то время продлило пребывание красной рыбы в низовьях Днепра, но так и не спасло от полного исчезновения ее в пределах города через сто лет.

Нынешняя ситуация с самой заурядной днепровской рыбой, похоже, не из лучших. История повторяется - такие уж мы «хозяева». Интересно, а что останется нашим потомкам к началу следующего века?

 




 

Публикации Захарова Александра за 2006-2008 Захаров Александр 2009-2010