Зелёная Херсонщина – забота многих поколений




Еще в начале строительства первого в Северном Причерноморье города Херсона на безлесном берегу Днепра в планах генерал-губернатора Новороссийского края князя Григория Потемкина было превращение этого степного края в зелёный оазис

С этой целью обширные целинные земли охотно раздавали приглашенным сюда иностранцам-переселенцам под возделывание новых сельскохозяйственных культур и разведение садов. Всего спустя 5 лет после начала строитель­ства Светлейший заключил контракт с английским садоводом Мофетом на устройство лесной плантации на городских землях у Казенной балки. Здесь уже в 1783 году было высажено более 10 тысяч деревьев. Нынешние жалкие остатки некогда обширного Казенного сада (Шуменский микрорайон), занимавшего в прошлом площадь от берега реки Веревчиной и почти до пределов современной улицы адмирала Макарова, можно считать остатками первого в городе искусственного лесопарка.

В 1785 году стараниями Потемкина под парк был отведен участок земли в самом городе, располагавшийся между крепостью и предместь­ем (нынешний парк имени Ленина). Путешествовавшая в 1787 году с инспекцией по присоединенным к державе южным землям императрица Екатерина ІІ наверняка посетила и его, так как молодой городской парк находился в непосредственной близости от ее путевого дворца на территории адмиралтейства.

Впрочем, ныне, несмотря на то, что об этом уже было немало сказано и написано, некоторые херсонцы продолжают утверждать, будто бы знаменитый дуб в центре парка был посажен именно императрицей Екатериной. Ибо даже приходилось слышать формулировку «екатерининский дуб». Меж тем достоверно известно, что со­бственноручно посаженным Екатериной ІІ деревом в Херсоне был абрикос перед путевым дворцом в адмиралтействе. На ограде у дерева долгое время красовалась табличка с надписью: «Все насажденное Тобой для нас хранить есть долг святой. Великая Императрица Всероссийская Екатерина ІІ соизволила державной десницей своей посадить абрикос сей в Херсонском адмиралтействе 1787 года мая 12 дня».

Парк же, заложенный в цент­ре Старого города по распоряжению Потемкина, после скоропостижной смерти Светлейшего очень быстро пришел в упадок, погиб и был выкорчеван. На его месте устроили площадь, на которой проводили конные состязания. Лишь полвека спустя, в 1869 году, уже после реформы и введения в государстве института земства вице-губернатор Денис Гаврилович Карнович принял решение о восстановлении парка. В течение нескольких лет он был возрожден и в честь своего устрои­теля получил название Денисовский.

Однако сие название парк носил недолго. На заседании Херсонской городской думы 9 января 1880 года было принято решение о переименовании его в парк царя-освободителя Александра II. В отношении «десницы», посадившей дуб, информация разнится. В газетах дореволюционного периода встречается сообщение о том, что на том же заседании думы в 1880 году было решено в память 25-летия царствования императора посадить в центре парка дуб и обнести его железной решеткой. В то же время в начале ХХ века появилась целая серия фотооткрыток с видами Херсона, среди которых имеется фотография знаменитого дуба-подростка с надписью: «Херсон. Дуб в парке, посаженный Императором Александром 3-м». Третий источник, сборник «Памятники природы Херсонской области», изданный в 1984 году, утверждает, что «Дуб черешчатый посажен в 1896 году. Находится в парке им. Ленина (г. Херсон). Взят под охрану в 1972 году». Судя по всему, в сборник вкралась досадная опечатка. Александр ІІІ вместе с супругой и сыном Николаем (будущим последним российским императором) посетил южные города империи именно в 1886-м. В 1896 году он никак не мог совершить путеше­ствие, так как умер в 1894-м…

Как бы там ни было, но спустя много лет после смерти князя Потемкина, ратовавшего за разведение зелёных насаждений в безлесной херсонской степи, эта идея нашла своё реальное воплощение. Фактически всё произошло после земской реформы 1863 года, когда у земств появилась возможность самим определять основные задачи и избирать пути их исполнения.

Наряду с первоочередными во­просами по полеводству и травосеянию херсонское земство обратило своё внимание на развитие садоводства и лесоводства. Немного позднее, уже в конце XIX века, к ним прибавилось виноградарство. К началу деятельности земства в связи с отсутствием подходящего посадочного материала и практически полным невежеством населения в вопросах ухода за плодовыми деревьями слаборазвитое местное садоводство представляло собой жалкую отрасль сельского хозяйства. Херсонское и Днепровское земства взялись за исправление сложившейся ситуации путём создания плодопитомников и популяризации садоводства. Зем­ства выпустили популярные брошюры, где авторы с помощью самых простых подсчетов доказывали перспективность и доходность новой отрасли. Доход с 1/4 десятины земли, занятой под плодовый сад, даже при низкой цене на выращенную продукцию в среднем должен был составить 20–25 рублей – деньги по тем временам немалые!

Первый земский плодовый питомник в Херсонском уезде был заложен при Владимирском казенном лесничестве в 1887 году. В 1888-м на двух десятинах (десятина – 1,0925 гектара) земской земли в селе Великие Копани основали первый питомник в Днепровском уезде. Спрос на качественный посадочный материал, выращенный специалистами в питомниках, оказался настолько велик, что спустя несколько лет под питомник пришлось отвести дополнительные площади.

Помимо Владимирского и Великокопаневского питомников с помощью земства были устроены крупные питомники на землях Фальц-Фейна вблизи Аскании-Нова, в Богдановке и на земле Павленкова при лукьяновской сельскохозяйственной школе в Каховке.

К тому времени относится и появление на херсонских землях ряда частных питомников и показательных садовых хозяйств. Вместе с плодовыми деревьями в питомниках выращивали сеянцы дуба, березы, береста, клена, ясеня и прочих лиственных растений, предназначенных для облесения степных земель. Земская статистика констатирует факт, что только за 6 первых лет существования питомник в Великих Копанях вырастил и реализовал свыше 61 тысячи плодовых деревьев и 880,5 тысячи деревьев лесных пород. Причем, согласно основной политике земства – «всякий плательщик земских налогов имеет одинаковые права на помощь от земских сельскохозяйственных учреждений», деревья лесных пород отпускали бесплатно.

За привитые плодовые саженцы взимали практически символическую плату – 10 копеек (для сравнения – столько стоил килограмм печеного хлеба). Такая постановка дела позволила в кратчайшие сроки справиться с весьма серьёзными проблемами, мешавшими развитию сельскохозяй­ственной отрасли. К примеру, жители села Костогрызово в течение нескольких лет смогли окружить сплошным кольцом деревь­ев «летучие пески», доставлявшие прежде большие неудобства посевным угодьям. Благодаря этим посадкам местные земледельцы создали особые благоприятные условия для разведения виноградников на своих землях.

Услугами земских питомников пользовались и арендаторы городских плавневых гряд – затопляемых вешними водами участков городской дачи. Несомненно, интересным является опыт Херсонской городской управы, сдававшей в 6-летнюю аренду под огороды эти земельные участки. Согласно договору между управой и арендаторами, каждый временный хозяин должен был посадить на арендованном им участке деревья. Молодые насаждения совершенно не мешали арендаторам использовать землю под огороды. Для плавневых посадок в основном использовали вербу как самое подходящее для почвы с повышенной влажностью дерево.

Утвержденный управой стандарт исчислялся сотней единиц деревьев на десятину земли. Причем деревья, посаженные временными хозяевами, составляли полную собственность города безо всякого в будущем предъявления права на них со стороны арендатора. Вместе с тем в виде поощрения за перевыполнение плана в течение срока аренды и отказ от древесных насаждений в пользу города огородные участки прежним хозяевам на новый срок отдавали «без торгов и за прежнюю десятинную плату».

Стоит отметить, что в то время любой заключенный контракт на аренду городской земли в первую очередь предусматривал интересы общины. В контракте меж огородниками и городом существовал пункт: «Если лесоохранительным комитетом какая-либо гряда будет взята в “защиту” с обязательным сплошным лесонасаждением, то договор должен считаться утратившим свое действие и никаких претензий обе договаривающиеся стороны не имеют права предъявлять друг другу».

С конца XIX века городская управа предусматривает в горбюджете ежегодную статью, направленную на облесение не подходящих для аренды плавневых земель и неугодьев. Те редкие, изъеденные временем вербы, еще кое-где сохранившиеся в городских плавнях ныне, – это жалкие останки былых обширных зелёных насаждений.

В начале ХХ века по примеру других городов империи в Херсоне возникла добрая традиция проведения праздника древонасаждения, благодаря чему количество зелёных насаждений здесь ежегодно приумножалось, к тому же счёт шел на десятки тысяч. Сознавая необходимость увеличения масштабов зелёных насаждений в степной зоне, лесное министерство бесплатно отпускало для осуществления праздника до 50 тысяч деревьев и кустов различных пород. Главной исполнительной силой здесь были херсонские учащиеся.

Зелёные насаждения парков и скверов в Херсоне находились в прямом ведении городского садовника. Нужды в посадочном материале восполняла оранжерея, построенная на южной стороне территории город­ского кладбища. Кроме цветов, здесь выращивали саженцы деревьев и кустов лесных пород, в том числе и хвойников. По свидетельствам горожан, хвойные породы деревьев были настоящим украшением Библиотечного и Детского скверов. А вот попытка заменить часть деревьев Александровского парка соснами и елями не удалась. Засушливая весна и жаркое лето свели на нет все труды.




 

Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год Коршун Владимир