«В первый раз уезжаю, не подравшись…»




С примитивных времен древней первобытности по наше крайне цивилизованное и напичканное электроникой время во всех народах Земли уважали силу. Посему состязания в тривиальном мордобитии были, что называется, в чести

Наши давние предки считали подобное времяпровождение вполне достойным делом. С удовольствием предавались кулачной забаве и с готовностью «начищали» друг другу лица. А уж когда перла «стенка на стенку» (у нас на Херсонщине это называлось «кулачки»), тут уж и стар и млад сбегались посмотреть на зрелище. Порой магический крик «Наших бьют!» заставлял зрителей принимать посильное участие в драке. И тогда «битва» принимала поистине вселенские масштабы. Иногда, конечно, перепадало и вполне миролюбивым наблюдателям, державшимся в стороне. Кроме подобных стихийных демонстраций силы у наших предков имелись более цивилизованные способы ее проявления – борьба по определенным правилам. В тот период на Руси и в Украине существовали два вида народной борьбы: «на ломка» и «на кушаках».

Впрочем, уже в ХIX веке интерес к национальной борьбе почти повсеместно иссяк, что нельзя сказать о «кулачках» – любимом развлечении обывателей низкого сословия. Интересно, что подобная форма массового мордобития пережила революцию и даже имела продолжение в советском социалистическом обществе. Когда, скажем, молодежь одного из районов Херсона ходила «стенка на стенку» против молодежи другого. Или массовые коллективные разборки меж разными учебными заведениями. В виду непрекращающихся повсеместно крупных драк и, как следствие того, порой – серьезных увечий и даже смертей, в конце ХIX века правительство приняло ряд законов, запрещавших использование в массовых драках ножей, палок, цепей и прочих опасных предметов. Вместе с тем местным полицмейстерам было предложено всеми силами препятствовать подобным проявлениям «низменных страстей толпы». И всё же искоренить «кулачки» оказалось не так-то просто. Любители показать свою «дурную» силу каждый раз избирали для своих «мероприятий» разные районы города. «В субботу, 15 января, около Клушинского моста стала собираться и постоянно всё увеличиваться толпа. – писала херсонская газета “ЮГъ”. – Перед вечером дан был сигнал, и начались формальные, хорошо памятные старожилам “кулачки”. К этому времени толпа уже достигла изрядных размеров и, не встречая никакого препятствия, стала передвигаться по направлению к городу. На всём протяжении пути продолжались свалка и потасовка. Кто бы ни встретился на пути, его бесцеремонно останавливали и били». Порой в подобных передрягах доставалось и блюстителям порядка, пытавшимся урезонить дикую толпу.

 

Возрождение борцовских традиций

Как ни странно, возрождение традиций «цивилизованной» демонстрации силы началось с цирка. Считается, что первым атлетом, появившимся на арене русского цирка в качестве борца, в 1894 году стал немец из Штеттина Эмиль Фосс. Поначалу он развлекал публику Петербурга поднятием тяжестей. Затем, после ряда успешных выступлений, провел несколько сеансов борьбы с любителями-силачами из числа присутствующих зрителей. Причем с полной победой, что, впрочем, совсем неудивительно. Неопытные силачи против профессионального атлета, владевшего борцовской техникой и имевшего за плечами годы тренировок. Победы Фосса снискали ему шумную славу, а один из директоров многочисленных в то время цирков предложил Эмилю достаточно выгодный контракт. Гастроли Фосса по империи и борьба на арене с самыми сильными представителями местных аборигенов всегда сопровождались полнейшим аншлагом, а победы атлета над любителями существенно увеличивали его славу и материальное положение. Весьма скоро слухи об успехах непобедимого борца, снимавшего «сливки» по городам и весям России и не имевшего достойных противников, докатились до Западной Европы. Спустя некоторое время у Фосса появилась масса последователей. Каждый мало-мальски серьезный цирк считал необходимым представить публике свою борцовскую программу с участием «известных и непобедимых» атлетов-борцов со звучными заморскими именами. Правда, не все борцы были действительно иностранцами.

В этот период появляется немалая группа отечественных атлетов, составивших достойную конкуренцию заграничным. Интересно, что первоначально цирковые профессионалы предпочитали бороться с любителями и всячески избегали борьбы друг с другом. Причем некоторые из них «дурили» почтенных зрителей, представляя в качестве своих противников из публики специально нанятых подставных борцов. Или в интересах денежного сбора артистично и долго боролись с уличными любителями, которых уже в течение минуты могли бы уложить на ковер. Случалось, борцы «пиарились» совсем уж необычным способом. Так, известен случай, когда один из вполне цивилизованных атлетов выдавал себя за дикого человека. Полуголым сидел на цепи и ел сырое мясо. И, конечно, зрители, с замиранием сердца и страхом подходившие к надежной клетке, были в полном восторге. Словом, вновь становившаяся популярной в России борьба заключала в себе неизменные элементы театрального шоу. Немного позже, уже в начале ХХ века, цирковая борьба становится более спортивной, а атлетам-профессионалам теперь уже приходится встречаться в поединках друг с другом. Причем не просто «играть на публику» для хорошего денежного сбора, но и всерьез применять свой опыт и мастерство в поединке с равным.

 

Борцовские чемпионаты в Херсоне

В 1904 году в Херсоне, на пустыре при пересечении улиц Соборной (Ленина) и Почтовой (проспект Ушакова), в кратчайшие сроки было возведено деревянное строение цирка Адольфа Девинье. Еще до окончания строительства жители города были уведомлены о том, что в скором времени здесь состоится: «первый всероссийский чемпионат по французской борьбе при участии заграничных чемпионов. Первая борьба между профессиональными заграничными борцами на премию 100 руб. привислинским борцом Г. Моро и всемирным чемпионом С. Збышко (Станислав Збышко-Цыганевич. – Прим. авт.)». Это было первое подобное зрелище в Херсоне, и неудивительно, что в цирке в течение нескольких недель был аншлаг. Впрочем, подведение итогов в финале чемпионата не состоялось. В один из жарких летних дней цирк вдруг вспыхнул и сгорел дотла за каких-то полчаса.

Следующих борцовских соревнований жители губернского города ждали целых три года. В мае 1907 года Херсон посетил германский цирк Генри Эрдмана, расположившийся на Ярмарочной площади (ныне площадь Свободы). Наряду с привычными цирковыми номерами Эрдман обещал херсонцам «невиданную борьбу всемирных чемпионов». Действительно, горожане воочию впервые увидели прославленных борцов, чьи имена впоследствии вошли в анналы всемирной спортивной борьбы. В «Большом гладиаторском представлении» принимали участие: всероссийский чемпион Глинкин, чемпион Гамбурга и Америки Джон Ребер, чемпион Кракова Ян Чарнецкий, чемпион Сербии Антонич, Турции – Нурла (Нурлах Хасан), Бельгии – Беллинг, Франции – Вильям Робинэ, Америки – Бамбула и другие. Это сейчас перечисленные имена ничего не говорят современному читателю, но тогда… Особое восхищение херсонского зрителя заслужил Вильям Робинэ: «На голову чемпиону кладут огромную, через всю арену, рельсу, и по обоим концам вешается 30 взрослых людей. Таким образом рельса прогибается и достает до земли. Вес рельсы вместе с людьми 150 пудов. Робинэ предлагает 20000 франков (7500 рублей) тому, кто повторит этот номер», – писала городская газета «ЮГъ». Кроме того, что Робинэ стал абсолютным чемпионом борцовских поединков, он устраивал на арене настоящие бои с быком. И если первого быка он положил за 30 минут, то с последующими справлялся всего за несколько. После триумфальных гастролей в Херсоне Робинэ отправился во Владикавказ, где во время представления, сгибая 20-пудовую балку, упал на арену и умер. Интересно, что медали, дипломы и награды Робинэ вместе с его дамой сердца и именем прославленного атлета «унаследовал» владикавказский лудильщик самоваров, горец Хасаев, выдававший впоследствии себя за «француза Робинэ». К слову, подобное среди борцов встречалось довольно часто.

 

«Атлет-гастроном» демонстрировал чудеса…

Как мы уже говорили, спортивная борьба в России возродилась в большей степени благодаря немецкому атлету Эмилю Фоссу. По-видимому, успех, почет и слава, окружавшие борца, некоторым не давали покоя, потому в начале ХХ века на просторах Российской империи появился «Фосс-2». Некий сибирский мещанин Николаев безосновательно присвоил себе имя прославленного борца. Впрочем, мещанское свое происхождение, как и настоящую фамилию, он также скрывал и назывался потомственным дворянином. Новый Фосс был до безобразия огромен, тяжел и неопрятен. Поговаривали, что своим видом он пугал соперников по арене еще задолго до выхода. Однако чаще всего свою поистине богатырскую силу Фосс демонстрировал не в цирковых поединках, а в ближайшей ресторации, где с невероятной скоростью в огромных количествах «пожирал» пищу. Причем, следуя своему имиджу, Фосс никогда и ни за что не платил. Поистине, его «гастроли» по городам были настоящим разорением для владельцев заведений общепита и торговцев съестным. Кроме того, он всегда счастливо избегал инцидентов с местной полицией, которая даже не пыталась его заключить в «кутузку». В ином случае блюстителям порядка пришлось бы кормить обжору-атлета, но какой казенный бюджет это смог бы выдержать? Гастроли Фосса по Херсонской губернии, а также сопровождавшие его скандалы неизменно находили свое отражение в херсонских газетах. Рестораторы же с ужасом ожидали приезда в город прожорливого клиента. Впрочем, как ни рвался великан- обжора совершить турне в Херсон, к чести городского полицмейстера, в столицу губернии его не пустили.

А вот в Одессу… «“Фосс приехал!” – и скоро по пятам за знаменитостью тащился целый хвост любопытных, – писала херсонская газета “ЮГъ”. – Несмотря на жару (что в особенности должен испытывать в такой зной свыше 320 кг великан?), Фосс оказался одетым по-зимнему. Поверх обычного костюма – полушубок. Поверх этого – еще “помещичий” плед. Шея обвязана большим толстым шарфом, а на ногах – зимние калоши. Через некоторое время Фосс очутился за буфетным столом и стал уничтожать всё, что глаз видел. Процесс еды длился с 6 часов утра до 12 часов дня. Взяв в дорогу из буфета 2 жареных барашка и прочие “дорожные мелочи”, Фосс, не расплачиваясь, вышел на вокзальную площадь. Извозчики, увидев великана, шарахнулись в стороны. Фосс обещал на этот раз “в виде исключения” заплатить». Курьезную информацию о разъезжавшем по городам империи «атлете-гастрономе» можно было обнаружить почти в каждой газете страны. Информация разнилась лишь количеством съеденного обжорой да интенсивностью устроенной им драки с полицией. Так, по сообщению газеты «Раннее утро», в буфете вокзала в Грозном Фосс проглотил 4 жареных курицы, 3 порции супа, 4 порции молока, несколько бутылок ситро и 4 стакана чая. «Для предупреждения каких-либо безобразий со стороны Фосса были мобилизованы все станционные стражники и жандармы. Кольцом стояли они вокруг зала, где находился Фосс».

Уехал Фосс мирно. Такое обстоятельство удивило даже его самого.

- В первый раз уезжаю, не подравшись с жандармами!» – сказал он публике.




 

Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год Коршун Владимир