«Сказочный скачок» по-херсонски




В прошлом номере «Субботнего выпуска» мы рассказали о том, как человечество в поисках удобного, простого, а главное – недорогого источника света и тепла начало пользоваться нефтью. В продолжение темы поведаем о строительстве в Херсоне нефтеперерабатывающего завода, периоде его процветания и нынешнем упадке

«Советской нефтяной промышленности сверхприбыль не нужна!»

С победой советской власти в стране началась новая эпоха, в частности, в развитии топливно-энергетической отрасли. Основательно разрушенное гражданской войной хозяйство требовало незамедлительного восстановления. Так что история советской нефтедобычи и переработки начиналась фактически с нуля. Существовавшее в то время положение дел и меры, принимаемые государством на пути возрождения нефтедобычи и переработки, достаточно полно охарактеризовал Иосиф Сталин в беседе с иностранными рабочими делегациями в 1927 году: «… Известные нефтяные фирмы капиталистических стран стараются задушить советскую нефтяную промышленность, а советской нефтяной промышленности приходится обороняться – для того чтобы жить и развиваться дальше…Она обороняется путём улучшения качества продукции и прежде всего путём понижения цен на нефть, путём продажи на рынке дешёвой нефти, более дешёвой, чем нефть капиталистических фирм. Советская нефтяная промышленность не является капиталистической промышленностью, почему и не нуждается она в бешеных сверхприбылях, тогда как капиталистические нефтяные фирмы не могут обойтись без колоссальных сверхприбылей. Но именно потому, что советская нефтяная промышленность не нуждается в сверхприбылях, она имеет возможность продавать свою продукцию дешевле капиталистических фирм…»

 

Не догнали США – расстрелять!

Спустя год после этой встречи в Кремле был принят первый 5-летний план (1929–1933 годы), способствовавший превращению отсталой аграрной страны в страну индустриальную. Впрочем, хотя официально 5-летний план был выполнен за 4 года и 3 месяца, нефтяная отрасль, снабжаемая некачественным и устаревшим оборудованием, так и не смогла дотянуть до запланированных партийными экономистами показателей.

Настоящее положение дел стало видно уже в 1931 году – за 2 года до подведения итогов пятилетки. Впрочем, это не помешало родиться новой эфемерной директиве VI съезда Советов о том, чтобы в течение 10 лет догнать и перегнать передовые капиталистические страны. Итоги второй пятилетки в нефтехимической отрасли ничем особо существенным отмечены не были. Несмотря на рост добычи и введение в строй новых перерабатывающих предприятий, отставание отрасли от планов было весьма существенным. В 1936 году окончательно стало ясно, что к концу пятилетки намеченные планы вновь будут провалены. Вот тогда то в силу вступил «закон сталинской наковальни» – стали искать виновных.

В конце января 1937 года в Москве начался процесс по делу «антисоветского троцкистского центра». 13 в прошлом видных советских деятелей обвинили во вредительстве и быстро расстреляли. 18 февраля народный комиссар тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе, зная, что также не сможет избежать подобной участи и разворачивающейся вокруг него травли, застрелился. Осенью того же года была обезглавлена верхушка нефтеперерабатывающей отрасли вместе с ее руководителем Михаилом Бариновым.

Всем арестованным и впоследствии расстрелянным инкриминировали сознательное вредительство. Одним из доказательств «преступной деятельности» стало меньшее (чем в первую пятилетку) введение в строй мощностей по переработке нефти, что якобы не только не позволило догнать по ряду показателей США, но и завершить построение социализма в одной отдельно взятой стране.

 

Херсонский «крекинг» построили ударными темпами

Несмотря на проблемы в осуществлении амбициозных проектов и хронический дефицит всех нефтепродуктов, следующий, третий 5-летний план (1938–1942 годы) предусматривал еще более стремительный рост добычи и переработки нефти. Однако для осуществления его требовалось пропорционально большее количество перерабатывающих мощностей и оборудования. Вследствие чего в интенсивном темпе в СССР продолжилось осуществление проектов строительства ряда новых заводов, в том числе и на юге Украины, в Херсоне, начатое в 1935 году.

Строительство херсонского завода осуществляли на участке в нескольких километрах от северо-западной окраины города. Когда-то здесь во всю ширь простирались пахотные поля, и до ближайших жилых домов приходилось добираться не менее трех четвертей часа. Нужно ли говорить, что после показательных процессов над «врагами и вредителями» строительство Херсонского нефтеперерабатывающего завода велось ускоренными темпами, а сам завод вошел в число 182 ударных объектов, возводимых в период индустриализации в стране.

29 апреля 1938 года (ровно 75 лет назад) херсонские нефтяники рапортовали о пуске первой в истории завода технологической установки: «Москва. Союзтеплострой. Крекинг пущен вчера, сегодня получен первый бензин».

Коллектив Херсонского «крекинга» – именно так называли нефтеперерабатывающий завод старожилы – внес немалый вклад в дело развития нефтеперерабатывающей отрасли в Херсоне и в целом южного региона страны. Положил начало появлению широко известных впоследствии трудовых династий нефтяников Колосовых, Чигириных, Шакул, Рыловых и других. Однако очень уж мало времени оставалось до начала Великой Отечественной войны...

 

Наш завод уехал в Сызрань

Уже в конце июня 1941 года стало ясно, что нефтеперерабатывающий завод как стратегически важное и сложное по своей специфике оборонное предприятие должен готовиться к неминуемой эвакуации. И всё же, пока существовала возможность, завод продолжал работать на оборону. С приближением врага в июле 1941 года всё демонтированное ценное оборудование предприятия железнодорожными составами отправили в Поволжье, в город Сызрань, где с 1940 года уже вели строительство завода по переработке сернистой нефти. Груз сопровождали херсонские нефтяники, которым предстояло возводить завод на уже подготовленных площадях и не теряя времени включаться в работу по снабжению фронта бензином. Забегая вперед, отметим, что ныне Сызранский нефтеперерабатывающий завод, основу которого составило оборудование эвакуированного в 1941 году херсонского крекинг-завода, является крупнейшим в своей отрасли российским предприятием.

Несмотря на то, что по причине стратегической важности нефтяники официально получали «бронь» от призыва в действующую армию, многие из них уходили добровольцами на фронт. Освободившиеся места на технологических установках занимали их несовершеннолетние дети. И ныне еще у проходной бывшего нефтеперерабатывающего завода в Херсоне стоит возведенная в 1960-х годах стела с именами 20 нефтяников, погибших в боях за Родину.

 

Рекорды нефтеперерабатывающего

Только в 1946 году наши нефтяники вернулись в Херсон, где приступили не к восстановлению, а фактически к строительству нового нефтеперерабатывающего завода. Несмотря на экономическо-социальные трудности, работу вели ускоренными темпами. А рядом с заводом, на отведенной городом территории, развернулось строительство индивидуальных домов и бараков нового поселка Нефтяников.

В 1950-х годах начала давать продукцию установка термического крекинга, а вслед за ней по тем временам самая мощная установка АВТ-1 (атмосферно-вакуумная трубчатка). Рядом с АВТ-1 появилась установка для производства нефтебитумов, которых в восстанавливающейся после войны стране катастрофически не хватало.

Немного позже (в 1960-е годы) на территории предприятия построили более мощные по производительности установки АВТ-2 и Битумную-2. Уже в первые годы своей деятельности завод покрыл дефицит нефтепродуктов южного региона, а в Херсоне началась всеобщая «асфальтизация» городских улиц.

В январе 1972 года вошел в строй нефтепровод Кременчуг–Херсон. С освоением его проектной мощности в 1973 году количество перерабатываемой нефти и выпуск нефтепродуктов увеличились более чем в четыре раза. Новый современный завод стал третьим по мощности среди однопрофильных предприятий Украины. Уже тогда объемы переработки достигали более 8,5 миллиона тонн нефти в год (примерно столько, сколько ее тогда добывали в республике).

Херсонский нефтеперерабатывающий завод имени Серго Орджоникидзе впервые в Украине стал выпускать сжиженный газ для промышленности и бытовых нужд. Первым в Советском Союзе освоил производство уникальных нефтебитумов, таких как пластбит с температурой плавления свыше 800 и переокисленный битум, который использовали в нефтедобыче при бурении сверхглубоких нефтяных скважин. Продукцию завода экспортировали за рубеж – в Непал, Йемен, Лаос, Алжир, Вьетнам, Тунис и другие страны.

Огромное внимание на предприятии уделяли культурной и социальной жизни его работников и их семей. Школа, ясли, два детских сада, поликлиника, две столовые, комбинат бытового обслуживания, пионерский лагерь, пансионат, общежитие для одиноких, общежитие для семейных, заводской теплоход, стадион «Нефтяник». Вводили в строй новые жилые дома, в которых семьи нефтяников получали бесплатные квартиры… Пожалуй, всего и не перечислить!

В 1959 году рядом с заводом был возведен Дом культуры нефтяников, в котором работало множество творческих коллективов, объединявших сотни талантливых людей. Деятельность их неоднократно получала самую высокую оценку на городских, республиканских, союзных и международных фестивалях и смотрах-конкурсах. Словом, с развитием нефтеперерабатывающей отрасли росло и благосостояние херсонских нефтяников...

 

С кем «скакать» будете?

Так продолжалось до 1990-х годов, когда хаос начавшейся перестройки и разрушения экономических связей вверг страну в пучину всеобщего беззакония, из которой мы не можем выкарабкаться до сей поры. Предприятие, ставшее вдруг «экономически невыгодным» для государства, пошло «по рукам». Новые временщики-владельцы много обещали для возрождения былой мощности херсонской нефтеперерабатывающей отрасли, на деле же под видом реконструкции уничтожали всё, что оставалось здесь ценного.

Причем начиная с 2005 года, с момента остановки предприятия «на реконструкцию», в местных СМИ появлялось немало оптимистических уверений о начавшихся работах и грандиозных планах. Уверения звучат до сей поры на самых высоких уровнях. Одно из, пожалуй, самых уникальных, предпоследних, проверенных временем, прозвучало из уст первого заместителя главы Херсонской облгосадминистрации Вячеслава Белого. Он утверждал, что реконструкция Херсонского НПЗ начнется в октябре 2011 года. «Это будет просто сказочный скачок Херсонской области вперед!» – заявил обличенный властью господин.

С кем вы собираетесь «скакать» и куда, если «реконструкция» в первую очередь коснулась самого важного на предприятии – его кадровых работников? Проведенные сокращения свели на нет состав специалистов-нефтяников. Оказавшихся ненужными на родном предприятии херсонских нефтяников можно встретить теперь на иных нефтеперерабатывающих заводах Украины и даже в Ираке. Весной этого года жалкие остатки заводчан вновь значительно поредели. А ведь для того чтобы воспитать полноценного оператора-практика нефтепереработки, умеющего в сложной непредвиденной ситуации принимать единственно верное решение, нужно потратить немало сил и времени.

В XVIII веке французский утопист Клод Анри де Сен-Симон сказал: «Если государство внезапно потеряет по 50 лучших представителей каждой профессии, то в этом случае нация станет телом без души, а стране понадобится по крайней мере целое поколение, чтобы наверстать упущенное».

 

Туда, сюда, обратно…

Однако объявленная замгубернатором «сказочная» реконструкция ХНПЗ так и не состоялась – ее перенесли на 2012 год. А в начале нынешнего снова перенесли, потому что инвесторы предприятия (в 2007 году завод продали группе «Континиум») не выделяют средств на его преобразование. Как оказалось, инвесторы не могут определиться, нужен ли вообще им Херсонский нефтеперерабатывающий или нет. В ноябре 2012 года губернатор Николай Костяк сообщил, что владельцы «Континиума», которые планировали вложить в завод около 4 миллиардов долларов и перепрофилировать его в нефтехимический комбинат, сначала хотели выйти из проекта, а потом – решили остаться. В конце апреля этого года народный депутат Игорь Еремеев, который является совладельцем «Континиума», выразил надежду, что до конца текущего года будет принято решение о совместном с бизнесменом Дмитрием Фирташем инвестировании в модернизацию ХНПЗ. В частности, Еремеев сказал: «Запустить реконструкцию ХНПЗ с инвестицией более миллиарда долларов – непростое решение».

По-видимому, останавливают инвесторов возможные проблемы с транспортировкой продукции. Как отметил недавно Фирташ, при этом возникнет необходимость вложить дополнительные средства в создание инфраструктуры: прокладку труб к ХНПЗ, строительство нового цеха и расширение территории завода на 30–40 гектаров земли. «Херсон – это хороший завод, который можно было бы делать, но у него есть проблемы с транспортировкой», – подытожил бизнесмен.

Александр ЗАХАРОВ,
стаж работы на ХНПЗ оператором-технологом 24 года




 

Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год Коршун Владимир