Рождественские подарки для бедных жителей Херсона




Пожалуй, никто не станет противоречить тому, что новогодние праздники относятся к числу самых любимых в народе. И если за пределами постсоветского пространства Новый год это всего лишь продолжение одного из главных христианских праздников – Рождества, то у нас, как и положено в прошлом атеистическому государству, всё начинается именно с Нового года, а Рождество – это так, что-то «второстепенное»…

Впрочем, виновата в этом совсем не атеистическая пропаганда, а различие между юлианским и григорианским календарями. Путаница с праздниками возникла в 1918 году, когда декретом нового советского правительства в стране было введено европейское григорианское летоисчисление, имевшее различие с церковным календарем.

Ну а до революции с праздниками всё было «как у людей»: Рождество открывало череду веселых новогодних увеселений, вечеров, концертов и балов-маскарадов, оканчивавшихся жизнерадостной и разудалой Масленицей. Причем масленичный маскарад был не менее грандиозным и веселым, чем новогодний. И даже главное украшение зимних праздников – елка – называлась не новогодней, как сейчас, а рождественской.

Подготовке к Рождеству и последующим праздникам в старом дореволюционном Херсоне уделяли должное и серьезное внимание. Причем не только по части выпивки, продуктов и подарков близким людям. В первую очередь основным элементом здесь была традиционная благотворительность. «Достаточные» обыватели, то есть люди, имевшие некоторый, не всегда даже приличный доход, стремились в какой-то мере скрасить тяжелое и унылое существование «недостаточных» слоев населения. Стоит отметить, что в то время в городе существовал целый ряд благотворительных организаций, занимавшихся сбором продуктов, одежды и денежных средств для малоимущих. Кроме того, самое деятельное личное участие в благотворительных акциях принимали богатые высокопоставленные чиновники, члены городского самоуправления и их семьи.

Нередко кроме сообщений о пожертвованных в пользу бедных внушительных суммах или вещах и продуктах на страницах местных газет дореволюционного периода появлялась информация о праздничном обеде, устроенном тем или иным меценатом в пользу малоимущих. Причем количество приглашенных порой исчислялось несколькими сотнями человек. Если на обед приглашали сугубо мужской контингент из числа нуждающихся, то определенным знаком качества или мерилом удачности мероприятия служило сообщение в газете, что «водки и вина было предостаточно».

Бесспорно, меценатство и благотворительность являлись достойной чертой, вошедшей в «правила хорошего тона» обеспеченной среды того времени. Быть может, подобная постановка вопроса и не каждому нравилась, однако положение обязывало проявлять милосердие. Владельцы предприятий, фирм и мастерских также не лишали предпраздничной премиальной выплаты и своих подчиненных. Конечно, размеры хозяйской благодарности заметно разнились. Скажем, пароходовладелец Николай Спозито, принадлежавший к известному в Херсоне роду конопатчиков и судостроителей, выдавал своим капитанам и механикам награду в размере 2–3-месячного жалования. Остальные же его служащие и рабочие получали гораздо меньшие денежные суммы.

В числе жертвователей на нужды малоимущих можно назвать представителей хорошо известных в Херсоне фамилий: Волохины, Соколовы, Оболенские, Фальц-Фейны, Скадовские, Вадоны и многие другие. С их непосредственной финансовой помощью благотворительные общества Херсона получали возможность организовывать рождественские торжества с раздачей подарков для детей и взрослых.

«Заведующая Владимирской школой М. Н. Крыжановская, раздавая школьникам и школьницам лакомства, а более неимущим из них – обувь, одежду и пр., указала, что это утро и сюрпризы, полученные ими, явились результатом неослабных попечений со стороны И. И. Волохина», – писала одна из газет.

Особое участие в помощи обездоленным детям принимала О. М. Соколова: «За несколько дней до рождественских праздников заполучившая список более нуждающихся в городе семейств, которые объехала лично и, ознакомившись со степенью нужды бедняков, разослала им платье, обувь и проч. необходимые вещи. На 3-й день праздника г-жа Соколова собрала у себя на квартире около 200 деток, в присутствии которых была зажжена громадных размеров елка. Прежде чем затеять какие-нибудь развлечения для детей, г-жа Соколова накормила всех деток. Сытые и обогретые дети почувствовали себя совсем хорошо, кружась вокруг нарядной елки. Когда же в заключение граммофон исполнил гимн “Боже, Царя храни!”, дети пришли в неописуемый восторг… Перед уходом детям были розданы пальто, шапки, ботинки и проч., что кому нужно было. Кроме того, каждый ребенок получил по свертку сластей в платке…» – так описывала благотворительный детский утренник, устроенный г-жой Соколовой, одна из местных газет.

Хорошей традицией того времени было проведение вечеров, доход от которых поступал в пользу той или иной группы нуждающихся. « Сегодня состоится в залах городского собрания детский вечер с танцами, розыгрышем куклы и швейной машины в пользу нуждающихся учениц гимназии, учр. А. В. Тюльпановой. Посещение вечера учащимися разрешено учебным начальством», – сообщала местная пресса. Впрочем, в то время любой сбор от проведения городских вечеров или любительских спектаклей, устраиваемых в течение года, неизменно поступал в пользу нуждающихся.

Не были обойдены вниманием херсонского общества и нижние армейские чины (или по-иному солдаты срочной службы) расквартированных в городе воинских подразделений. С помощью жертвователей и меценатов в канун Рождества для солдат устраивали праздничный ужин и музыкальный вечер с танцами и подарками – нужными в их строгом аскетическом быту безделушками и сладостями.

Словом, рождественские и новогодние праздники в прошлом в немалой степени служили для того, чтобы не остаться равнодушными к живущим рядом и сделать их хоть на мгновение чуточку счастливее!




 

Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год Коршун Владимир