Огненный коктейль для Молотова…




Страшно, но благодаря в первую очередь прямым репортажам с мест недавних кровавых событий теперь даже ребенок знает технологию приготовления зажигательной смеси и может назвать составляющие ее горючие ингредиенты. Меж тем именно зимой 2014 года, в самый разгар киевских событий, исполнилось ровно 75 лет со дня начала использования бутылок с зажигательной смесью, именуемых ныне «коктейль Молотова». Вот только вопреки названию право «первоизобретения» опасного снаряда принадлежит отнюдь не председателю Совнаркома и министру иностранных дел СССР Вячеславу Молотову, под чьим именем горючий коктейль известен до наших дней. В военной литературе можно найти упоминание о том, что еще в 1936 году воины Испанского легио­на, воевавшего на стороне франки­стов, с помощью бутылок, заполненных керосином, успешно жгли танки армии испанских республиканцев. Причем бронетехнику республиканцев в основном представляли танки советского производства, доставлявшиеся в эту страну в обход международных договоренностей. Впрочем, эти бутылки с керосином были лишь единичным примером самодеятельной изобретательности испанцев. Приоритет же разработки максимально подходящих горючих элементов в составе смеси, поточное промышленное производство и использование бутылок с зажигательным вещест­вом принадлежат финнам.

В период советско-финской войны 1939–1940 годов, а именно – в конце зимы 1939 года, в Финляндии началось массовое производство бутылок с зажигательной смесью, предназначенных для уничтожения автомобилей и боевой техники противника. Парадокс: как в первом (испанском) случае, так и во втором (финском) бутылки с зажигательной смесью применяли в первую очередь в борьбе с советскими танками. А так как начало производства ручных горючих снарядов совпало с заявлением Вячеслава Молотова «Уже завтра мы будем ужинать в Хельсинки…», финны остроумно окрестили их «коктейлем для Молотова». Как бы там ни было, особого значения в борьбе с совет­ской бронетехникой «финские коктейли» не оказали. А может, просто не успели, ведь война слишком быстро закончилась… Стоит отметить также, что эксперименты с применением бутылочных зажигательных снарядов во время боевых действий в период начала Второй мировой войны проводили в Японии и многих западно-европейских странах. В Великобритании была принята на вооружение специальная мортира, метавшая бутылки, наполненные бензином, который воспламенялся специальным запалом при попадании в цель и разбивании бутылки. Впрочем, очень скоро британцы пришли к выводу, что такое оружие является не­­эффективным и весьма примитивным на фоне вооружения, используемого воюющими сторонами в средине ХХ века. Посему мортиру быстренько сняли с производства и постарались более о ней не вспоминать.

Нападение фашистской Германии на Советский Союз, как принято считать, было стремительным и внезапным. Только за 3 месяца войны СССР потерял более 20% военных заводов и до 60% тяжелых вооружений западной группировки войск. Потери убитыми и пленными составили около миллиона человек. Тяжелое положение на фронте заставило Государ­ственный Комитет Обороны искать дополнительные методы и средства противостояния врагу. Уже 7 июля 1941 года было принято решение поставить на поток изготовление жидкостных зажигательных гранат, то есть стеклянных бутылок, заполненных зажигательной смесью «КС». Основной особенностью смеси было ее воспламенение при контакте с воздухом. Однако сложная рецептура смеси, недостаток составляющих компонентов и производственные сложности не позволяли наладить массовое производство зажигательных гранат. Всего же за период с 1941 по 1943 годы было изготовлено более 2 миллионов бутылок, заполненных смесью «КС» или «БГС».

Множество других полукустарных предприятий Советского Союза в этот период занималось выпуском зажигательных гранат с иной, упрощенной схемой наполнявшей их смеси (cмесь № 1–3), основой которой был бензин. Подобные бутылки снабжали примитивными системами для воспламенения жидкости, такими как простейший механический запал системы Г. Коробова. Иногда это была прикрепленная к бутылке пробирка с детонирующим составом. Однако чаще такие бутылки снабжали обычными тряпочными фитилями. Они были малоэффективны, особенно в борьбе с вражеской техникой, и даже опасны для самого бросавшего. Об этом вспоминает в своей книге «Осажденная Одесса» Член Военного Совета Одесского укрепрайона, принимавший участие в разработке планов и непосредственной обороне Одессы, Николаева и Херсона, Илья Азаров: «Бойцы 2-й роты 1-го мор­ского полка тренировались в метании бутылок с горючей смесью по импровизированному танку – арбе. Во время тренировки произошел несчастный случай.

- Мы имеем несколько сотен бутылок с горючей жидкостью, – пояснил политрук. – В них вместо стеклянной запальной пробирки с детонирующим составом применяется пакля. Боец должен вытащить пробку и вставить в горлышко намоченную в бензине паклю, но так, чтобы жидкость не выливалась. Потом надо паклю поджечь спичкой и успеть бросить бутылку в цель.

Я посмотрел, как бросали эти бутылки. Не все они долетали до цели. Бывало и так, что подожженная пакля гасла и горючая жидкость выливалась в полёте.

- Скажите, а вы успеете бросить бутылку в идущий на вас танк? – спросил я у одного краснофлотца.

- Бросить-то успеем, – сказал он, насупившись, – а вот успеем ли зажечь паклю – это вопрос.

- Такая бутылка хороша только для арбы, – заметил пожилой боец, – а вот начнут двигаться танки, да еще стрелять, – когда тут искать спички, чиркать да подносить огонь к пакле? А если дождь? Нет, товарищи начальники, нам нужны такие бутылки, чтоб загорались без спички и пакли. Вот тогда успеем бросить в танк».

В начале войны на вооружение Красной армии была принята специальная винтовочная мортирка для метания бутылок с зажигательной смесью при помощи холостого патрона и пыжа. Прицельная дальность стрельбы бутылкой из мортирки составляла 80 метров, максимальная – 180 метров, скорострельность при расчете, состоявшем из двух человек, – 6–8 выстрелов в минуту. Во время боёв под Москвой стрелковому отделению стремились придавать по две такие мортирки, взводу – 6–8. Впрочем, сие «бутылкометательное» оружие оказалось малоэффективным и неудобным во время боя. В дальнейшем их в основном применяли для метания дымовых шашек при подавлении дотов и дзотов.

Как бы там ни было, а массовое производство и использование бутылок с зажигательной смесью в Красной армии продолжались до конца 1943 года.

К сожалению, не существует статистики эффективности применения бутылок с горючей жидкостью в годы Великой Отечественной войны. Зато в период подготовки этого материала в Интернете удалось отыскать информацию о результативности использования стеклянных зажигательных гранат «КС» и «БГС», с помощью которых было уничтожено 2500 тан­ков и прочей бронетехники врага, 1200 дотов и дзотов, 2500 сооружений и строений, 65 складов боеприпасов и вооружения в тылу немецких войск, более 800 автомашин и грузовиков с военными грузами. Список весьма внушительный!

Уже потом, когда бои шли на территории Германии, проигрывавшие войну фашисты, цеплявшиеся за любую возможность отдалить надвигавшееся возмездие, переняли советский опыт первых трудных лет войны 
и стали использовать подобные бутылки против советской техники.

Ну а название «коктейль Молотова» «прилепилось» к бутылкам с зажигательной смесью уже гораздо позже после войны.




 

Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год Коршун Владимир