Когда в Херсоне появилось кино




Всё когда-то бывает впервые. Осенью 1778 года был заложен первый камень в основание Херсона. В середине 1880-х годов херсонцы впервые познакомились с велосипедом. Примерно тогда же впервые состоялось их знакомство с фонографом, граммофоном и оргофоном – воспроизводящим звуки устройством. О первом проводном телефоне впервые узнали в 1896-м, когда на углу Суворовской и Воронцовской улиц была открыта первая в Херсоне телефонная станция. Ну а с кинематографом херсонцы познакомились в 1901 году

 

Первое знакомство горожан с настоящим синематографом Люмьера, прототипом современного кино, произошло в октябре 1901 года. Заезжий предприниматель демонстрировал короткую и примитивную киноленту в помещении городского театра. Конечно же, никогда не видевшие ничего подобного обыватели были в восторге! Еще бы, они впервые узрели ожившее и почти по-настоящему живое, ну разве что не говорящее изображение!

До сего часа нечто очень отдаленно напоминавшее примитивное кино демонстрировали только в ярмарочных балаганах. Через объектив кинетоскопа там можно было наблюдать за сменой изображений, имитировавших примитивное отрывистое движение. Но на большом экране синематографа персонажи жили своей индивидуальной жизнью!

С первых же своих робких шагов кинематограф в Херсоне завоевал множество горячих поклонников, с нетерпением ожидавших приезда очередного киношника-демонстра­тора в город. Когда же в прессе появ­лялось сообщение о запланированном сеансе синематографа, Херсон оживал…

Всё же началом эпохи херсонского кино, пожалуй, стоит считать 1903 год. Местная газета «Родной край» писала: «25–26 мая на сцене театра демонст­рируется “Американский биоскоп” – усовершенствованный матограф. Картинки, отраженные на экране синематографом, представляют собой крайне любопытное зрелище. Для тех, кто имеет смутное представление о синематографе и никогда не видел его: иллюзия до того сильная, что трудно отрешиться от подозрения, что за прозрачным экраном находятся живые люди. Многие из картин скомбинированы чрезвычайно эффектно и остроумно, вызывают в публике, особенно в детях, неподдельный восторг и горячие аплодисменты. Жаль только, что все картины сопровождаются сильным мельтешением, отчего глаза сильно утомляются, и порой трудно бывает разобраться в картинах при той быстроте, с которой они сменяют друг друга».

«Американский биоскоп» предпринимателя-демонстратора Луи Ахтерова стал первым в Херсоне стационарным кинотеатром, у которого в 1905–1906 годы на улице Суворов­ской, против входа в Александровский парк, появилось своё поме­щение. Позже Ахтеров открыл магазин, в котором предлагал херсонцам фотоаппараты, химикаты для обработки фотопластин и даже… домашние биоскопы с полным набором демонстрационных лент на любой вкус. Причем стоимость домашнего кинотеатра с небольшим набором коротеньких примитивных фильмов в то время была вполне демократичной – всего лишь от 7 рублей.

С 1906 года количество херсонских биоскопов начинает непомерно расти. Узрев в новой отрасли весьма существенную выгоду, владельцы трактиров наперебой спешили в городскую управу за разрешением для установки и демонстрации фильмов в своих питейных точках.

По сообщению херсонской газеты «ЮГъ», некий местный предприниматель обратился даже с предложением установить на оживленной Суворов­ской улице экран – для демонстрации торговой рекламы. Но городская управа решала подобные вопросы в отрицательном смысле, а после грандиозного пожара синематографа в Бологом, унесшего множество жизней, стала более осмотрительной.

Как бы там ни было, кинемато­граф в Херсоне процветал, а залы никогда не оставались пустыми. Чтобы поддержать на должном уровне киноажиотаж в городе, конкурирую­щие владельцы биоскопов начали осваи­вать новые формы привлечения в свои заведения публики. Кино­сеансам предшествовали выступления разножанровых артистов: певцов, музыкантов, декламаторов, иногда даже специально приглашенных отечественных и иностранных.

Конечно, каждый владелец ревностно следил за рынком новой кинематографической техники, пытаясь увеличить доходность своего предприятия за счет приобретения самой последней новинки. «В воскресенье 16 и понедельник 17 мая даны будут два больших представления театро­графа, говорящая и поющая живая фотография, а также будет демон­стрироваться театральный биоскоп. Демонстратор Яков Куперман», – кричали афиши, и публика спешила на представление.

Конечно, «живая фотография» говорила и пела голосом сидевшего за экраном человека – до начала эпохи настоящего звукового кино оставалось еще долгих 20 лет. Специальные актеры-имитаторы, хорошо владевшие голосами, оживляли немую кинокартинку. Ну а общим фоном для фильма служил аккомпанемент стоявшего в зале фортепиано, за которым гордо восседал приглашенный тапер.

Кстати, именно демонстратора «говорящего и поющего» театро­графа Якова Купермана можно назвать одним из самых удачливых и деятельных владельцев биоскопов. Одним из первых Куперман заключил контракт с русскими и иностранными фабриками по производству картин, договорился об оперативной по­ставке в Херсон новейшей продукции кинофирм, ввёл прокат и продажу населению фильмов. Якова Купермана можно назвать и первым херсонским кинооператором, так как именно он ввёл в своём биоскопе очередную новинку – показ собственноручно снятых фильмов. Кроме лент типа «Король и королева Румынии на прогулке в саду» в его «Парижском иллюзионе» демонстрировали фильмы на местные херсонские темы: «Полет авиатора Костина», «Праздник древонасаждений в Херсоне», «Встреча чудотворной Касперовской иконы Божьей Матери» и другие.

Вслед за ним начали снимать актуальное кино другие владельцы биоскопов, а владелец биоскопа, располагавшегося против город­ского театра, Георгий Зайлер за свои фильмы был удостоен целого ряда иностранных наград. В 1910 году сын Зайлера Михаил ввёл очередную новинку – перед началом каждого сеанса стал демонстрировать киножурнал последних событий, так называемый «Пате журнал». Эта форма кинопоказа оказалась долговечной и даже обязательной в советских кинотеатрах, когда каждый сеанс художественного фильма начинался с просмотра документального киножурнала.

Ровно сто лет назад, в 1914 году, владелец художественного театра миниатюр Писаренко приобрёл монопольное право на устройство в Херсоне новейшего изобретения Эдисона – кинетофона – первого примитивного прибора, соединившего кинодемонстрационный аппарат и граммофон. Фонограмма, записанная на специальных грампластинках, воспроизводилась на граммофоне в период демонстрации фильма. А так как синхронизировать артикуляцию (движение губ персонажа) и звук не удавалось, то звукооператору приходилось притормаживать или, наоборот, разгонять пластинку пальцем… Можно представить, каково было качество звукового сопровождения фильма! Персонажи то пищали голосом Буратино, то, наоборот, рычали голосом Карабаса. Случалось, иголка заедала и начинала квакать на выщербленной звуковой канавке, провоцируя зрителей на смех в самом неподходящем эпизоде кинофильма.

«Несмотря на получающуюся по временам полную иллюзию, до технического совершенства кинетофону еще далеко. Звуки – типичные граммофонные, глухие и шипящие. Пение и музыка передаются еще сравнительно недурно, но человеческая речь вызывает невольный смех», – сообщали херсонские газеты того периода. Но хотя кинетофон не имел ожидаемого успеха у публики, это была первая попытка создания звукового кино, которую зафиксировали для будущих поколений старые херсонские газеты.




 

Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год Коршун Владимир