Нерадостный юбилей херсонского порта…




Водные артерии рек на долгие годы стали основными магистралями доставки большого объема грузов и путями быстрого и менее опасного сообщения. Один из таких путей, связавший в древние времена северную Скандинавию и южную Грецию, проходил по Днепру-Славутичу, несущему свои воды по территории современной Херсонщины. Однако места эти были довольно дикими и не имели крупных прибрежных поселений с удобными для стоянки гаванями, где мореходы чувствовали бы себя в безопасности. Пожалуй, первое упоминание о речной гавани на Днепре можно найти в летописях за 1492 год. Крымский хан Менгли-Гирей построил на одном из днепровских островов крепость Тягин (район современного села Тягинка Бериславского района).

18 июня 1778 года был подписан указ Императрицы Екатерины ІІ об основании Херсона: «…Адмиралтейская Коллегия, признавая, по свидетельству посланных ею для осмотра положения и измерения глубины вод, удобным урочище на лимане, именуемое Глубокая Пристань, полагает между тем, доколе тамошняя гавань и верфь не совершенны будут, строить корабли на Днепре при Александровском шанце». Вместе с Херсоном под защитой крепостной артиллерии была основана первая причерноморская гавань империи. Но несмотря на то, что официальная гавань числилась в пределах города, по сути, главным перевалочным пунктом оставалась бухта Глубокая Пристань (сегодня здесь расположено село Софиевка Белозерского района), где груз с тяжелых, низко сидящих морских судов переваливали на легкие речные суденышки, ибо большие корабли по причине мелководья не могли подняться по Днепру в Херсон. И хотя порой князя Потемкина обвиняют в «неудачном» выборе места для строительства города, нельзя сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что гавань Глубокая Пристань, одно из мест, где планировали возводить город, была открытой и совершенно беззащитной перед нападением турков, граница с которыми проходила практически в зоне видимости. Таким же беззащитным был бы и Херсон, будь он основан на пустынном берегу лимана.

Одним из первых иностранных купцов, посетивших херсонский порт и заключивших торговое соглашение на взаимовыгодную торговлю, стал французский купец-негоциант Антуан. Уже в январе 1784 года в адрес торгового дома, основанного им в Херсоне, два купеческих судна доставили груз и товары из Марселя. Так было положено основание торговли Северного Причерноморья с Западной Европой.

В след за Антуаном в Херсон потянулись торговые корабли негоциантов других стран. Уже спустя 9 лет после основания города и гавани французский посланник в России граф де Сегюр, посетивший Херсон в мае 1787 года в составе свиты, сопровождавшей путешествующую Императрицу Екатерину ІІ, отмечал: «Адмиралтейство со всеми принадлежностями, арсенал, заключающий в себе до 600 орудий, два военных корабля и фрегат, снаряженные к спуску. Публичные здания, воздвигаемые в разных местах, несколько церквей прекрасной архитектуры: наконец целый город, уже торговый, с 2000 домов и лавками, полными греческих, константинопольских и французских товаров. В гавани его заходили и стояли до 200 купеческих судов…»

Сегюру вторит и автор исторического очерка, помещенного в херсонском адрес-календаре в 1896 году: «В продолжении 1787 года торговля на Черном море приняла громадные размеры. В Херсоне поселились австрийский и неаполитанский консулы. Генуя, Ливорно и Триест имели сношения с ним, отправляя туда свои грузы и получая обратно русский зерновой хлеб. Франция приобретала здесь же для себя запасы для флота, снабжаемая Херсоном крупным сосновым лесом...»

Громадные объемы товарооборота в гавани способствовали развитию и становлению города, привлекали сюда новых поселенцев. Впрочем, очень скоро всё изменилось. На побережье Черного моря появились новые города-порты: Феодосия, Евпатория, Одесса. В полную силу шло строительство соседнего Николаева. Постепенно основные объемы морских грузоперевозок переместились в новые, более удобные гавани. Начался стремительный отток населения из города. Пришло время, когда количество жителей Херсона составляло всего около 2000 человек, без воинского гарнизона. Тем не менее основанный вместе с городом порт жил и как неотъемлемая часть Херсона разделял с городом все его подъемы и падения. С потерей былой значимости главным видом портовой деятельности стали в основном хлебные и каботажные перевозки. К слову, в тот период еще не существовало привычного для нас понятия порт как отдельной независимой производственной структуры. Порт включал в себя ряд пристаней и складов, принадлежавших различным компаниям и владельцам, самостоятельно и независимо от других осуществлявших свои операции.

В 1840 году в Херсоне появилось новое сословие – вольные матросы. Оно пользовалось государственными льготами, освобождалось от рекрутской повинности, от платежей податей и земских повинностей. А создано оно было именно для расширения каботажного судоходства в Северном Причерноморье и в качестве резерва на случай войны.

Во второй половине XIX века грянул период реформ императора Александра ІІ, в немалой степени способствовавших очередному возрождению Херсона. Но главной причиной, сдерживавшей восстановление херсонского порта, всё также оставалось мелководное устье реки. Единственной возможностью, которая смогла бы существенно повлиять на возрождение города и порта, стал дорогостоящий проект углубления фарватера Днепра. Александровские реформы застали работы по углублению отрезка водного пути от Херсона до Днепро-Бугского лимана в полном разгаре. Работы начались еще в 1841 году, после почти 10-летнего изучения и исследования днепровских гирл.

Однако создание удобного судоходного канала, связавшего глубокие воды лимана с херсонским портом, растянулось на долгих 60 лет! Финансовые трудности и непрекращавшиеся иловые наносы, сводившие на нет работу землечерпалок, стали главной причиной затягивания работ.

Тем не менее в начале ХХ века судоходный канал был сооружен. Средства, затраченные на углубление фарватера, исчислялись миллионами! А 14 июля 1901 года весь Херсон встречал Черноморскую эскадру, которая после 80-летнего перерыва вновь пришла в Херсон. Это событие было отмечено радостным известием о том, что Херсон отныне официально получил статус морского порта. Впервые крупные низкосидящие морские суда получили возможность без помех подниматься вверх по Днепру для совершения погрузочно-разгрузочных операций, что не замедлило сказаться на экспорте хлеба из Херсона. И если его экспорт в 1902 году составил всего 34100 пудов, то в 1911 году из Херсона было вывезено уже 59 миллионов пудов зерна.

После революционных событий 1917 года, изменения политического строя в стране и национализации средств производства, херсонский порт вступил в новую фазу развития. Как самостоятельное предприятие, потом преобразовавшееся в Херсонский морской и Херсонский речной порты.

Советский период развития портов, прерванный Великой Отечественной войной, заставившей начинать всё сначала, тем не менее был самым успешным. Он отмечен ростом производства и качества работы портовиков, введением в строй современных портовых мощностей. Из года в год увеличивались объемы перевалки грузов, росла и провозная способность флотов. Вместе с тем возрастало и личное благосостояние портовых работников и членов их семей.

Но… 90-е годы ХХ столетия отбросили оба предприятия далеко назад, и нынешний свой юбилей – 235-ю годовщину существования предприятия – портовики встречают с самыми скромными показателями.




 

Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год Коршун Владимир