Новый хозяин городских улиц – милиция




«Субботний выпуск» завершает серию публикаций о работе правоохранительных органов в Херсоне начиная от дореволюционной полицейской службы и заканчивая созданием милиции (см. «СВ» №№ 26–28)


Многие из наших сограждан помнят фильм «Рожденная революцией». Актер Евгений Жариков сыграл в нем роль Николая Кондратьева – сотрудника петроградской милиции. Деревенский парень, мастер драки «стенка на стенку», в первые месяцы октябрьской революции в безвыходном положении попадает в Петроград на Путиловский завод. Стечение обстоятельств приводит его в ряды формирующихся органов рабочей милиции. Малограмотный парень успешно и быстро постигает сложную науку сыска. Весь последующий путь его и новых советских правоохранительных органов – честное и бескорыстное служение трудовому народу, защита личности и социалистической собственности, охрана порядка и спокойствия на улицах города. По крайней мере об этом в ярких, захватывающих сюжетах рассказывает советский фильм.

И всё же любимое многими киноповествование остается лишь вымышленной и адаптированной под стиль «социалистического реализма» книжной историей. На деле в тот страшный период хаоса и неразберихи всё протекало гораздо непредсказуемей и сложнее. Тем более на нашем юге, охваченном пожаром интервенции и начавшейся Гражданской войны.

Как уже известно читателю из предыдущего повествования, первый орган херсонской народной милиции, рожденный в период февральской революции 1917 года, уже к концу того же года оказался в весьма затруднительном положении. Присутствие в городе (по договоренности еще с самодержавным правительством в случае реальной опасности) резиденции румынского короля, сенаторов и обслуги, 750 румынов – гражданских беженцев и находящихся на излечении в местных лазаретах 1600 румынских солдат окончательно подорвали продовольственную базу Херсона. Уже в начале осени 1917 года цены на продовольствие неумолимо поползли вверх: «Цены на спички ежедневно растут. Вчера платили по 90 рублей за ящик в 1000 коробок. Меж тем как всего несколько дней назад цена стояла 80 рублей!» – жаловался на дороговизну товаров первой необходимости херсонский обыватель в газете «Родной край».

«Вчера в городе снова ощущалась нехватка хлеба. До конца дня в пекарнях хлеба совершенно не было, а затем он появился, но в крайне ограниченном количестве. Длинные “хвосты” в течение целого ряда часов стояния у городских пекарен в ожидании очереди. Продавали не более 2–3 фунтов в руки».

10 сентября государственное министерство продовольствия при Временном правительстве признало необходимым ввести распределение мыла и свечей по карточной системе (до этого карточная система была введена на получение сахара и топлива, существовали ордера на обувь). К концу месяца список пополнился рядом иных товаров первой необходимости, куда вошли и спички. В то же время и без того скудное жалование херсонской народной милиции оставалось прежним. Нищенское существование вынудило некоторых нестойких ее членов вспомнить о таком «прискорбном явлении прошлого», как получение вознаграждения за некоторые оказанные представителями власти услуги. Или, проще говоря, о взятках и поборах. Причем предотвратить это не смогли даже специальные курсы для милиционеров, которые были открыты «в целях поднятия нравственного их уровня».

Новая, теперь уже октябрьская, революция и установившаяся новая власть в городе существенно не повлияли на социальное обеспечение местных правоохранителей. Так как спустя всего месяц власть в городе «опять переменилась». «Открывшийся в Херсоне 30 ноября созванный по инициативе временного Совета народных комиссаров Херсонской губернии губернский съезд представителей Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, городских и земских самоуправлений Херсонской губернии в 1 час ночи сегодняшнего числа (3 декабря 1917 года. – Прим. авт.) принял резолюцию, согласно которой Херсонская губерния признана неделимой частью Украинской федеративной республики», – писала газета «Родной край».

Чтобы привлечь внимание очередной новой власти к своим насущным проблемам, оставшиеся практически без средств к существованию милиционеры вынуждены были объявить забастовку...

В начале 1918 года Херсон всё более походил на муравейник с кипящими в нем страстями. К выстрелам и грабежам в городе уже начинают привыкать, а в газетах почти ежедневно появляются сообщения о незаконном и опасном применении оружия: «Милиционер Солоха отобрал три винтовки у двух неизвестных гайдамаков, производивших стрельбу боевыми патронами вдоль здания губернской тюрьмы. Арестовать стрелявших не удалось». «Задержан солдат 44 полка Шванин, который в пьяном виде стрелял из своей квартиры (Глухой переулок) на улицу»...

13 января милиции, украинским войскам, находящимся в городе, и рабочим дружинам, пытавшимся своими силами сохранить хоть какую-то видимость порядка в городе, работы существенно прибавилось: «Банда хулиганов, воспользовавшись случаем раздачи оружия демобилизующимся солдатам, разбила склад оружия и унесла его по домам…»

Кроме склада оружия были ограблены интендантский и продовольственный склады. В городе было объявлено военное положение, а на афишных тумбах замаячили строгие постановления за подписью революционного штаба Херсона: «За продажу винтовок и другого рода казенного оружия, казенного обмундирования – тюремное заключение сроком на 1 год… Запрещены митинги, собрания, скопища на улицах, для прекращения которых штаб будет применять строжайшие меры… За появление на улице в нетрезвом виде виновные подвергаются тюремному заключению до 6 месяцев без замены штрафом… За продажу спиртных напитков виновные наказываются тюремным заключением до 1 года».

В помощь поддержанию порядка в городе создается отряд рабочей дружины под командованием С. Гейне, впоследствии обвиненного в шпионаже и расстрелянного в Одессе. В то же время в местной прессе появляется заявление начальника херсонской городской милиции Н. Крыжановского о том, что милиция – внепартийная организация, которая призвана защищать жителей города.

В феврале в Херсоне появляется некто комиссар Л. Крупник, напугавший обывателей мандатом спец-уполномоченного по созданию «боевого отряда террористов для борьбы с контрреволюцией». В самое короткое время боевой отряд более чем в сто человек, вооруженный что называется «до зубов», был создан и приступил к работе. Вот только вся борьба с контрреволюцией заключалась лишь в экспроприации ценностей у достаточного населения, грабежах магазинов и складов. Очень скоро нахальные действия бандитов Крупника переполнили чашу терпения, и вопреки многократным предупреждениям уполномоченного Центром комиссара о недопустимости ареста членов его отряда милиционеры решились на арест 6 террористов, беззаботно проводивших пьяный досуг в одном из увеселительных заведений Херсона.

Предвидя последствия ареста для малочисленного и недостаточно хорошо обученного военному делу милицейского контингента, начальник городской милиции Н. Крыжановский в срочном порядке приступил к организации вооруженной дружины, состоящей из фронтовиков и членов «Союза георгиевских кавалеров». В ночь с 17 на 18 марта 1918 года обыватели Херсона, пожалуй, так и не смогли уснуть. Всю ночь в центре города слышались оружейная пальба, треск пулеметов и разрывы ручных бомб. Отряд террористов с боем пытался завладеть зданием милиции, где содержались арестованные. Однако действия их не увенчались успехом, и под натиском милиционеров и их помощников бандитам пришлось отступить... Наутро херсонцы прочитали в местной прессе об удачно проведенной операции по уничтожению отряда террористов, занявших оборону в своем штабе в здании Санкт-Петербургской гостиницы (ныне это здание херсонского Гидрометтехникума): «…В ответ на выстрелы террористов по приказу Крыжановского была открыта стрельба пачками, но террористы также открыли из окон огонь и бросили две гранаты. Крыжановский приказал дать очередь по окнам. После чего террористы сдались (88 человек). Начальник штаба Крупник и жена его были обнаружены после долгих поисков на чердаке. В руке Крупника была бомба. Под усиленным конвоем закованного в кандалы Крупника отправили в комиссариат милиции. Остальные террористы отправлены в тюрьму. У арестованных отобрана масса винтовок, несколько бомб и 40 гранат. В номерах гостиницы было найдено много консервов, орехов и сладостей. При обыске одного террориста было найдено удостоверение за подписью военного комиссара Кушнеренко на имя Литовченко, которому поручено принять караул в Херсонском отделении Государственного банка и забрать деньги».

В следующую ночь отряд милиции и фронтовиков, возглавляемый начальником городской милиции Н. Крыжановским, окружил здание, в котором размещался Совет рабочих и солдатских депутатов. Сопротивление отряда конных красногвардейцев было прервано дружным залпом винтовок и револьверов правоохранителей. В комнатах Совета было обнаружено 19 пулеметов, множество гранат, винтовок и ящиков с патронами.

На следующий день в адрес отряда херсонских фронтовиков поступил категоричный ультиматум из Николаева от представителя германских оккупационных войск лейтенанта Шульца, назначенного комендантом города Херсона. Шульц требовал немедленной сдачи всего имеющегося оружия. Депутация фронтовиков ответила заявлением: «Фронтовики отказываются сдавать оружие, пока не убедятся, что пришла действительно новая власть, которая возьмет на себя охрану города. До приезда новой власти фронтовики будут охранять город от грабежей. В случае приезда немцев фронтовики не сделают ни единого выстрела и, если немцы потребуют, оружие сдадут».

Посредничество начальника милиции Крыжановского оказалось безрезультативным. После высокомерного ответа Шульца: «Я с фронтовиками разговаривать не буду. Я приказал – пусть сдадут, иначе их расстреляют» дальнейшая полемика меж фронтовиками и немцами оказалась невозможной. В ход пошло оружие. Фронтовики, разоружившие милиционеров в 4 из 5 районов города, окопались в валах крепости и встретили вошедшие в город немецкие войска огнем. Около 9 часов вечера стрельбой был охвачен весь центр Херсона. Слышались пулеметные очереди и орудийные выстрелы. К фронтовикам примкнули горожане и вездесущие мальчишки. Яростное сопротивление херсонцев заставило немцев отступить и убраться из города. Для организации отпора интервентам в Херсоне были созданы оперативный штаб и «Совет пяти», к которым перешла полная власть в городе…

Только спустя два года в Херсоне окончательно была установлена советская власть и создана новая советская милиция.




 

Публикации Захарова Александра за 2013-2014 год Коршун Владимир